Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Новые Ромео и Джульетта: роман с вампиром

Дата: 25 ноября 2011, 16:13
Автор:

«Я думал, тут будет побольше, над чем поржать», – кисло заявил подружке после просмотра четвертой части саги «Сумерки» мой сосед по креслу в кинотеатре. Неудивительно, ведь после ошеломительного мирового успеха первых частей истории про любовь земной девушки к необычному вампиру, на нее, как и полагается, посыпались пародии, одна из которых забрела даже на наш СТС. Как, вы все еще не знаете, кто такой Роберт Паттинсон и почему девчонки всего мира скупают любую ерунду с его физиономией, далекой от канонической красоты? И вы еще не в курсе, что Белла и Эдвард – Ромео и Джульетта нашего времени? Вы точно «не в теме».

Специально для отставших от жизни взрослых – немного нудной информации. Последняя часть вампирской саги «Сумерки. Сага. Рассвет. Часть I» даже обогнала по популярности фильмы про Гарри Поттера: только за первый уикенд проката картина собрала в американском прокате почти на 15 миллионов долларов больше (в мировом прокате – 283,5 миллиона), чем «Гарри Поттер и Дары Смерти. Часть I». При этом дотошные американские прокатчики выяснили, что 60% зрителей – старше 21 года. Сама видела бабушек на первом (!) утреннем показе фильма. Они что, отправились сопровождать туда 16-летних внучек? Даже не беря в расчет армию фанатов всех возрастов, на «Сумерки» идут, потому что это модно. Словом, «Сумерки» подобно «Гарри Поттеру» выходит за рамки своего жанра, и судя по масштабу популярности, это явление более широкое, чем экранизация романа для школьников.

Чем они зацепили юных, а затем и не очень зрителей? Вслед за критиками я готова признать «Сумерки» современной версией «Ромео и Джульетты» – по искренности чувства, по накалу противоборства – только тут роль Монтекки и Капулетти берут на себя вампиры и оборотни. Не спешите морщиться: я уже писала, что это лишь модные, современные оболочки сверхчеловека – вечно юного, сильного, ловкого, скоростного, наделенного паранормальными способностями и при этом соблазнительно красивого, как манекенщик (куда ж сейчас без этого?). Недаром автор саги Стефани Майер, филолог по специальности, создает свою мифологию вампирства – никаких гробов и клыков, она особо подчеркивает их жажду знаний, глубокую и разностороннюю образованность, любовь к искусству и безупречные манеры. Это касается не только «хороших» вампиров Калленов, которые добровольно ограничили себя животной «диетой», но и лидеров «консервативного» вампирского большинства Вольтури, по-прежнему предпочитающих людскую кровушку. Глядя на их особый статус и противостояние, невольно напрашивается сравнение между гуманными властителями и традиционными, которые до сих пор любят пускать кровь при решении конфликтов. С бессмертием немного сложнее: теоретически вампиры вечны, но на практике их вполне реально убить,  словом, ничто человеческое им не чуждо. Вообще Майер мастерски жонглирует составляющими как массовой, так и высокой культуры, что делает ее историю любви жизнеспособной и приемлемой для разных слоев общества.

Посему же в «Сумерках» можно найти пищу для размышлений о самых разных проблемах нашего времени, в том числе социальных и гендерных. Так, главная героиня книг-фильмов,  школьница Белла – персонаж принципиально антигламурный. Она ездит на старой ржавой машине, предпочитает каблукам кроссовки, сама зарабатывает себе на жизнь и вообще ненавидит «выпендриваться», что в период затянувшегося мирового кризиса как нельзя кстати. К тому же Белла хорошо учится, заботится о своих родителях – готовит-убирает в доме отца (что не делает ее пай-девочкой), обладает отличным вкусом – среди ее любимых произведений искусства, между прочим, «Лунный свет» Дебюсси и «Грозовой перевал» Эмили Бронте. В общем, родители всего мира должны быть благодарны Майер за то, что она придумала и сделала таким популярным свой ответ Пэрис Хилтон.

Единственные приметы современного подростка в Белле – она до смерти боится брака (видели бы вы лицо героини в «Рассвете», когда она идет к алтарю, – это самый большой набор эмоций на лице актрисы Кристен Стюарт за все четыре серии) и мечтает сама защищать себя и любимого. Но главное качество Беллы в книгах Майер – предельная способность жертвовать собой – ради любви к Эдварду или родителям.

Однако в киноверсии на главном месте – независимость и упрямство девушки, которые доходят просто до абсурда. Судите сами: в книге «Сумерки. Затмение» Белла, хоть и сердится на Эдварда за то, что тот хотел защитить ее обманом, но и ей и в голову не приходит делать ему больно, а в киноверсии не моргнув глазом бросает недоумевающего возлюбленного и уезжает на мотоцикле с другим – соперником в борьбе ее за сердце Джейкобом. Это даже не феминистка, это какая-то прожженная стерва в свои 18 лет! Не знаю, чем думала постоянная сценаристка киносаги Мелисса Розенберг, возможно, переписывала сюжет под Кристен Стюарт, нордическим характером которой любит восхищаться Роберт Паттинсон (Эдвард Каллен).

Я уж не говорю про такую «мелочь», как поведение Беллы после поцелуя с Джейкобом. Нет, что ни говори, а эта скупая фраза в ответ на эдвардовское «Ты его любишь» – «Тебя… больше» – разбила мое фанатское сердце. Сравните это с самобичеванием героини в книге: «Я хочу, чтобы ты обозвал меня всеми плохими словами, которые только знаешь, на всех известных тебе языках. Я хочу, чтобы ты сказал, как я тебе отвратительна, и что ты уходишь от меня, а мне придется умолять и ползать перед тобой на коленях, чтобы ты остался». Понятное дело, в кино сценаристу и режиссеру не до этих тонкостей, куда больше их заботят сцены битв нечисти, где можно развернуться специалистам по спецэффектам, и которые привлекут в кинотеатры побольше молодежи.

Ради этого они даже переиначили сцену мирного разрешения конфликта с Вольтури во второй части и показали пропущенный в книге бой Калленов и оборотней с новообращенными, кровожадными вампирами в третьей. В первой киночасти «Рассвета» также не обошлось без подмены – Каллены подрались с волками-оборотнями, на что даже намека нет в книге. Теперь я с содроганием жду, что киношники сделают с несостоявшейся (!) в книге заключительной битвой между хорошими и плохими вампирами. Наверняка нам в красках покажут, как мастерски сражается ставшая наконец-то вампиром Белла, не говоря уже о схватках прирожденных бойцов-красавцев с той и другой стороны.

Но больше всего меня огорчает главная подмена – Эдвард с каждым фильмом становится слабее и слабее, несмотря на то, что в книгах он – олицетворение современного джентльмена-рыцаря, который способен не только защитить свою любовь, но и понять, простить и отпустить (например, к Джейкобу, если Белла будет с ним счастлива). Роберт Паттинсон с его несомненной юношеской харизмой, романтизмом, английским воспитанием и неким аристократизмом – пожалуй, лучшее попадание в эту роль. Вот отчего ему прощают кривой нос, а имя его Эдварда заставляет дрогнуть сердца отнюдь не только школьниц. Есть одно «но» – его киногерой излишне мягок и неуверен в себе. Дошло даже до того, что в финале битвы с вампиршей, пытавшейся убить Беллу, ему понадобилась помощь своей хрупкой возлюбленной. Разумеется, в книге он разделался с врагом сам. Что это: все та же падкость на спецэффекты сценариста-режиссера или они просто чутко отражают пугающий гендерный перекос в современном обществе, когда мужчина уходит на второй план и уступает свои лидерские функции женщине?

Поэтому я с некоторым напряжением смотрела первую часть «Сумерки. Рассвет». Однако, к моему облегчению, Белла здесь больше не играла чувствами Эдварда и не демонстрировала силу воли. Как и положено по сюжету, она здесь сначала радовалась – медовому месяцу с Эдвардом, а потом страдала – из-за боли и непонимания с мужем и близкими во время беременности. И жертвовала собой – и здесь Стюарт была очень правдоподобна, поражая своей бледностью и неестественной худобой (хотя есть подозрение, что это заслуга компьютерщиков). Конечно, на экране мне как всегда не хватило эмоций, того накала драматизма ситуации, когда Эдвард думает, что Белла может умереть. В книге она описана глазами Джейкоба более чем красноречиво:

«Он остановился без предупреждения и, обернувшись, оказался ко мне лицом. Выражение его лица снова меня поразило.

На секунду я ощутил себя младенцем – мальчишкой, который всю свою жизнь прожил в маленьком городке. Всего лишь ребенок.

Потому что я знал – для того, что бы понять эту бесконечную муку в глазах Эдварда, я должен был прожить на земле гораздо дольше, испытать и постичь намного больше.

Он поднял руку, будто хотел утереть пот со лба, но его пальцы впились в мрамор лица так, словно он желал  порвать на себе кожу. Его черные глаза горели в провалах глазниц так, будто не замечали ничего вокруг, а видели совершенно иные вещи. Он приоткрыл рот, словно собираясь закричать, но я ничего не услышал.

Это было лицо человека, сгорающего заживо.

На мгновение я лишился дара речи. Это выражение было слишком правдоподобным – то, что я видел в его глазах тогда, в доме, было лишь тенью того, что я увидел сейчас. И это было концом. Последним гвоздем в ее гробу».

Зато медовый месяц хорош! Что касается разочарования части фанатов на тему «маловато секса», то в книге интимные сцены тоже прописаны целомудренно, главное авторы предоставили воображению читателя и зрителя. И еще мне показался неожиданным поворот про семейный кризис первого года – когда Эдвард рассердился на Беллу из-за ее желания сохранить ребенка, которое обрекает ее на смерть.

К достоинствам фильма можно отнести и сцену запечатления Джейкоба с дочерью Беллы – получился адекватный визуальный образ тому описанию, что дает автор:

«Все чувства во мне уничтожились, когда я смотрел на фарфоровое личико полувампира-получеловека. Все, что держало меня в этой жизни, было поспешно разрезано на кусочки, разрезаны, словно ниточки от связки воздушных шаров. Все, что составляло меня, любовь к мертвой девушке, лежащей наверху, моя любовь к отцу, моя лояльность к новой стае, любовь к другим моим братьям, мой дом, мое имя, я сам, отсоединилось от меня и улетучилось в космос.

Но я не остался дрейфовать там. Новая нить связывала меня теперь с этим миром.

Даже не одна… миллион. Даже не нити, а стальной трос. Миллион стальных тросов, притягивающих меня к одной вещи, к центру всей вселенной.

Я видел это сейчас, понимал, что вся вселенная вертится вокруг одной вещи. Я никогда не знал о строении вселенной до этого, но сейчас это стало очевидным.

Гравитация земли больше не притягивала меня к месту, где я стоял.

Все, что держало меня здесь – это маленькая девочка, лежащая на бледных руках вампира.

Ренесми».

В последней части «Сумерек» нас ждет два новых чуда – Белла, ставшая вампиром, и необыкновенное существо, родившееся в результате любви Эдварда и Беллы.

… Меня преследует стойкое ощущение, что я пишу не о том – о частностях, деталях, всем том обрамлении, которое отвлекает внимание от главного в этой истории. Истории странной, извращенной, небывалой и все-таки великой любви. В которую веришь, несмотря на эту попкультурную мешанину вокруг нее и кино, которое популяризируя ее, профанирует и делает ее отчасти пародией. Просто попробуйте прочитать историю Беллы и Эдварда сами. Возможно, вы поймете, что в ваших детях тоска по идеалу и тяга к чистой любви так же велика, как и в тысячах поколений до них.

Фото с сайта www.forum.sibmama.ru


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt