Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Удар судьбы

Но жаль того огня…

О чем предупреждают нас две страшные трагедии октября
Учительская газета, №44 от 3 ноября 2020. Читать номер
Автор:

Я пишу о трагической гибели двух молодых людей, вчерашних школьников. 13 октября 18‑летний Даниил Монахов убил себя сам после расстрела мирных жителей деревни, в которой провел детство. 30 октября 16‑летний Виталий Антипов, имевший якобы намерение устроить теракт в небольшом татарском городке, стал жертвой местных стражей правопорядка. Преследуя подростка, они выпустили в него 6 патронов.

Сразу оговорюсь, что не склонна верить официальной версии последнего ЧП, которую транслируют СМИ. Слишком много в ней странных несовпадений и противоречащих друг другу фактов – «белые нитки» видны каждому, кто дружит с логикой. Как и большинство педагогов, я не могу объяснить и тем более оправдать действия силовиков: неужели нельзя было обезвредить несовершеннолетнего «террориста», не прибегая к оружию, а если уж стрелять, то хотя бы по ногам? Где хваленые приемы рукопашного боя, которые нам демонстрируют в сериалах, где меткость, которой вроде как учат полицейских? Вероятно, всеми этими замечательными навыками артисты владеют в большей степени, чем сотрудники провинциальных отделов МВД. Или у стражей порядка теперь приказ стрелять на поражение по любому, кто им покажется террористом, без суда и следствия?

Обе трагедии не оставляют равнодушными: обе заставляют задуматься о самом важном – о цене человеческой жизни, о смысле всего, что мы как педагоги и родители делаем.

Многие уже обратили внимание на то, что, кроме безвременной гибели и возраста погибших, обе истории имеют сходство. В обоих случаях явно просматривается участие взрослых и опытных людей, использовавших неокрепшие души в преступных целях. Кто-то с ходу, не дождавшись окончания следствия, обвиняет родителей, кто-то склонен искать виновных в экстремистских группах, окопавшихся в социальных сетях. Насколько известно, Следственный комитет отрабатывает обе версии. Но удивительно вот что: отчим Виталия, о котором известно все (о его бизнесе и о судимости по экстремистской статье), является подозреваемым номер один и уже взят под стражу до окончания следствия, а отец Даниила вроде бы пока на свободе, под подпиской о невыезде. Отмечу, что свою квартиру родители покинули сразу же после трагедии, чтобы избежать мести и осуждения общества и контактов с журналистами, но, надеюсь, их временное место жительства известно правоохранительным органам. Настораживает, что о родителях Даниила Монахова информации совсем немного. В открытых источниках говорится о том, что отец – кладовщик (но нигде нет информации о том, где именно работает), сам с детства страстный охотник, имевший все положенные документы. Известно, что именно он приобщал сына к своему хобби и подарил ему ружье на 18‑летие.

Вопрос, знал ли папа о том, что его ребенок имеет психологические проблемы, интересуется темой массовых убийств, в связи с чем состоял два года на внутришкольном учете, кажется абсурдным. Не мог не знать! Если даже вдруг не знал (ну бывает – заработался, пропустил что-то), то мама и бабушка знали наверняка и должны были предостеречь отца от опасного подарка. Почему выдали справки, позволившие оформить лицензию человеку, имеющему явные проблемы, нам уже объяснили. Потому что теперь действия МВД и Росгвардии рассогласованы (и это тот самый случай, который можно характеризовать как «у семи нянек дитя без глазу»). Но органы могут не знать и не договориться между собой (это сплошь и рядом), а семья-то знать обязана! Обязана своевременно реагировать и принимать меры. Почему родители Даниила ничего не сделали для предотвращения трагедии, мне, как и многим, непонятно. Единственным человеком, попытавшимся не допустить страшного, оказалась 63‑летняя бабушка Даниила: увидев внука со стволами в руках, сделала попытку остановить его и в результате получила тяжелейшее ранение, едва не повлекшее смерть. Сейчас говорят, что именно благодаря неожиданному вмешательству бабушки в заранее намеченный план внук сделал 16 выстрелов по жителям Больших Орлов, а не поехал расстреливать колледж, в котором лишь в сентябре начал учиться (а были у него именно такие планы, которых, как выясняется, он даже не скрывал).

К слову, Виталий Антипов из Кукмора тоже не скрывал своих планов. Перед тем как пойти на опасное дело, он оставил видеообращение на своей странице в Сети. Почему-то его удалили сразу же после трагедии, но те, кто видео успел увидеть, уверяют, что Виталий собирался бросать бутылки с зажигательной смесью не возле здания местного ОВД, а вблизи кафе, которое по ночам противозаконно продает алкоголь. Это существенно меняет суть дела, наверное, поэтому обращение и было так стремительно удалено.

И Виталия, и Даниила привела к страшным поступкам какая-то конкретная мысль, какая-то четко сформулированная идея. Понятно, что она овладела ими не спонтанно, не вдруг, что они оба долго шли от замысла к реализации. Что творилось в их головах?

Известно, что Виталий приехал в Кукмор вместе с мамой и отчимом, который был осужден в 1999 году за преступление, совершенное из идейных соображений. Мама Виталия не видела в этом ничего страшного. Встревожен был родной папа Виталия и, как выясняется сегодня, сигнализировал в органы, призывая обратить на семью внимание. Органы, как и в случае с Даниилом Монаховым, не договорились между собой – ну понятно, ведомство-то одно, а территории разные, бумаги долго ходят…

Какую роль играл отчим в воспитании пасынка, следствие, наверное, выяснит досконально. А какую роль играли педагоги? И вообще – играли ли? Могли ли что-то заподозрить и предотвратить? Думаю, нет. Об этом говорит даже тот факт, что педагог, отвечавший за воспитательную работу в школе 101, которую в этом году окончил Монахов, узнав о явно экстремистском содержании его страницы ВКонтакте от одноклассников Даниила, не прошел мимо, а доложил куда следует. А те, кому доложили, тоже не остались в стороне – провели «работу», хотя и уголовного дела возбуждать не стали (это сейчас вменяется в вину сотруднику районной КДН). Ну и каков итог? «Галочку» поставили, бумаги написали – это понятно, но дальше бюрократических действий дело не пошло. Школьного психолога не подключали (возможно, потому что такого специалиста в школе и не было). Не исключено, что проведенная «работа» имела обратный результат – укрепила смертоносную идею в голове юноши. Возможно, он даже пообещал пересмотреть свои взгляды, но с идеей не расстался. Ему легко поверили, ведь внешность Даниила далека от злодейской. А мы, взрослые, хотим или нет, всегда судим по внешним проявлениям.

Наверное, многие уже обратили внимание на характеристики погибших молодых людей со стороны лиц, их знавших. И соседи, и учителя говорят про Даниила и Виталия одни и те же слова – «тихий, скромный, замкнутый, никогда не проявлял агрессии, не позволял себе грубости и наглости». Вердикт общий – такого от обоих никто не ожидал. Ни близко знавшие, ни знавшие поверхностно. А если не ожидали, то и предотвратить не могли.

Какой же урок мы, педагоги и родители, можем и должны извлечь из этих трагедий? Нельзя полагаться на внешнее. Будьте внимательны к внутреннему миру подростка. Насторожитесь, если все общение близкого вам молодого человека проходит исключительно в соцсетях, если его лучшие друзья – телефон и компьютер. Разговаривайте с ним, любым способом вытаскивайте в реальность, допытывайтесь до глубин. Я знаю, что многих родителей устраивает спокойный, вежливый и тихий ребенок, без скандала выполняющий наказы и поручения, не вызывающий своим поведением больших проблем. Не убаюкивайте себя, не успокаивайтесь.
И не надейтесь на помощь правоохранителей. Как видим, они не в силах за всем уследить. Слишком много у них работы.

Среда сегодня взрывоопасная. Не только потому, что и хотел бы, да не спрячешься от информации о вооруженных конфликтах и военном, торговом и политическом противостоянии определенных группировок. Огромное давление на личность исходит не только от СМИ, но и от официальной идеологии закручивания гаек. А ее проводником является в том числе и школа. Подростки очень чувствительны ко лжи и фальши, они видят несоответствие слов и реальности, и этот все больше расширяющийся зазор тоже является мощным детонирующим фактором.

Будьте близки своему ребенку – в самом прямом смысле, будьте с ним рядом. Объясняйте, растолковывайте и, если можете, служите амортизатором. Это непросто. Но если у вас получится, вы поможете и ребенку, и себе, и стране.

Вера КОСТРОВА


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt