Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Открытый урок мужества: ИД «Учительская газета» покажет праздничный концерт, посвященный Великой Победе
Изобретение томских физиков спасло во время войны от осколочных ранений многих солдат
Российский дипломат спел легендарную песню «Катюша» в зале заседаний ОНН
Рособрнадзор выяснит, что знают современные школьники о Дне Победы
Следователи проверяют факт осквернения мемориала героям Великой Отечественной войны в Краснодарском крае
«Германская делегация может покинуть зал»: 8 мая 1945 года подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии
11 мая в стране начнутся Всероссийские уроки Победы
Школьники приняли участие в подготовке светового шоу, прошедшего у Ржевского мемориала в Тверской области
Россияне считают, что книги о войне нужно изучать в школе
Продолжительность уроков в брянских школах проверяет прокуратура
Открытый урок мужества: ИД «Учительская газета» покажет праздничный концерт, посвященный Великой Победе Изобретение томских физиков спасло во время войны от осколочных ранений многих солдат Российский дипломат спел легендарную песню «Катюша» в зале заседаний ОНН Рособрнадзор выяснит, что знают современные школьники о Дне Победы Следователи проверяют факт осквернения мемориала героям Великой Отечественной войны в Краснодарском крае «Германская делегация может покинуть зал»: 8 мая 1945 года подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии 11 мая в стране начнутся Всероссийские уроки Победы Школьники приняли участие в подготовке светового шоу, прошедшего у Ржевского мемориала в Тверской области Россияне считают, что книги о войне нужно изучать в школе Продолжительность уроков в брянских школах проверяет прокуратура
Учитель года

Никто, кроме нас!

Учительская газета, №24 от 16 июня 2020. Читать номер
Автор:

Десантника большой нагрузкой не испугаешь

Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что в наших школах не хватает молодых, умных, сильных, энергичных мужчин, способных взяться за любое дело и выполнить его на «отлично». Учитель физкультуры Дмитрий ПАВЛОВ из бурятской гимназии №29 Улан-Удэ относится как раз к этой категории дефицитных педагогов. Причем он пришел в школу, после того как прослужил по контракту пять лет в Российской армии, проработал в банке и автосалоне. Словом, у него была возможность заниматься чем угодно, однако победила школа. Почему?

Сам он считает это некой чередой закономерных событий. Начнем с того, что Дмитрий Александрович вырос в семье педагогов, его мама работает воспитателем в детском саду, папа – профессиональный спортсмен, мастер спорта СССР по вольной борьбе, доктор наук, профессор, работает на факультете физкультуры и спорта Бурятского госуниверситета. Туда же после школы поступил Дмитрий. И там же прошел обучение на военной кафедре, стал офицером.

– Я получил воспитание от своего отца, поэтому для меня армия стала почетной обязанностью, – рассказывает он. – А другие гордились тем, что косили от нее, и крутили у виска, когда я говорил, что подписал контракт на пять лет. В их понимании это были абсолютно потерянные годы жизни. Но прошло время, я вернулся и вижу: они как были на том же месте, так там и остались, никакого роста и развития, никакого переосмысления. Поэтому я горжусь тем, что отслужил.

Когда Дмитрия Павлова спрашивают про педагогический стаж, он говорит, что готов включить в него и годы армии. Будучи командиром парашютно-десантного взвода, а затем и десантно-штурмовой роты, он пришел к выводу, что солдаты – это тоже дети, только взрослые. К тому же в армии тоже есть свой учебный план, расписание на учебный период, там тоже пишут планы-конспекты занятий, заполняют журналы, ставят отметки и так далее. Работа с личным составом – это тоже педагогика, просто особого рода, да и предметы другие. Правда, в армии есть возможность наказать нерадивого солдата нарядами вне очереди. Но Дмитрий к этому прибегал очень редко. А в школе ничего подобного вообще нет. Поэтому надо искать другие подходы, аргументы и стимулы. Причем совместно с родителями.

– Представление об учителе у меня сложилось с детства, – вспоминает Дмитрий Александрович. – Я всегда равнялся на свою учительницу Людмилу Сергеевну Остапенко, она до сих пор работает в школе, преподает русский язык и литературу. Для меня это образец настоящего педагога. И когда сегодня слышу на разных конкурсах речи о самых лучших учителях страны, мне всегда хочется поправить: это всего лишь самые лучшие из тех, кто участвовал, а по-настоящему великие учителя работают в глубинке и не светятся. Я вспоминаю тяжелые 90‑е годы, когда было трудно всем, везде и во всем. И себя тоже вспоминаю, у меня тогда были проблемы с поведением и учебой. Уверен, что стал тем, кто я есть, во многом благодаря моим учителям. Первая учительница Ольга Александровна Дягилева тоже до сих пор в школе и тоже преподает русский язык и литературу. Я вспоминаю, как мы с ней общались… Это не только учитель и наставник, но и близкий друг, человек, к которому я могу обратиться с любым вопросом по жизни, даже с тем, с которым я бы не пошел к родителям. Ольга Александровна чуткий педагог, она всегда поймет, поможет, подскажет. У нее дар понимать людей. Каждый год 9 декабря я прихожу к ней в гости, чтобы поздравить с днем рождения. И всегда встречаю там много выпускников, которых она учила до и после меня. Их я тоже хорошо знаю, потому что, будучи студентом, проходил практику в своей же школе.

Все-таки Бурятия – республика восточная, и национальный колорит здесь чувствуется повсеместно. Тем не менее европейская цивилизация наступает, предлагая новые ценности вместо старых, привычных. По словам Дмитрия Павлова, раньше родители боялись, что ученика затянут и поглотят улица, плохая компания. Сейчас, наоборот, ребенка на двор не выгонишь, он целиком ушел в Интернет, и есть опасность, что его засосет виртуальная пучина. При этом современные дети более смелые, дерзкие, умные, чем их предшественники 20‑30 лет назад. Они хорошо владеют новыми технологиями, знают свои права и хотят их защитить. Но все это, к сожалению, часто идет в ущерб уважению к старшим, культуре и традициям.

– Иногда я смотрю на своих коллег, и их бывает очень жалко, особенно когда к ним приходит родитель и начинает качать права, а педагог не может возразить в силу своего статуса и воспитания, – сетует Павлов. – В нашем регионе остро стоит проблема учебных мест. Школы переполнены, нагрузка очень большая, учителям приходится работать на полторы-две ставки. Я работаю в двух образовательных организациях, и в прошлом году у меня была нагрузка 55 часов в неделю. А ведь среднестатистическая зарплата по региону складывается из таких вот переработок. Но я учитель физкультуры и свою работу считаю хобби, она меня не особо напрягает. А вот что делать тем, кому приходится тратить огромное количество сил на подготовку и проведение урока, а потом еще и на проверку работ? Да, у меня тоже было классное руководство, но я уже выпустил класс, а новый еще не взял. И без него значительно легче, меньше писанины, нет родительских собраний. Хотя грустно – в начале сентября все учителя расходятся по кабинетам с детьми, а я один.

Опыт армейской службы помогает Павлову не только навести дисциплину на уроках, но и наладить отношения с ребятами. Мальчики стараются во всем брать с него пример, они понимают, что быть защитником благородно и почетно, но для этого надо многое уметь и многому научиться. Дмитрий Александрович в социальной сети «ВКонтакте» ведет группу «Спортивная гимназия», где его воспитанники обмениваются информацией, делятся впечатлениями, куда он регулярно выкладывает фотографии своих военных будней, кадры с парадов. Будучи офицером ВДВ, Дмитрий Павлов пытается разрушить вредный стереотип о «фонтанных войсках», чтобы дети как можно меньше ассоциировали десантуру с теми пьяными личностями, которые некрасиво ведут себя 2 августа. Ведь настоящие десантники должны поддерживать свой авторитет добрыми делами, как это делают, например, в Якутии, где каждый год в День ВДВ бывшие и кадровые военнослужащие делают что-то полезное, например сажают деревья, посещают детские дома, дарят детям игрушки, проводят для них занятия.

Нередко учителя говорят, что преподавать свой предмет им нравится, но, к сожалению, школьная программа не позволяет развернуться и реализовать весь свой потенциал. У Дмитрия Павлова претензий к программе нет, но огорчает отношение к физкультуре всего современного общества. В советские времена быть спортивным и сильным было престижно, физкультура была частью жизни, дети не вылезали с футбольного поля, у каждого во дворе был турник. Сегодня можно сказать, что интерес к этому начал возвращаться, в определенных кругах есть культ ЗОЖ, некоторые ходят в тренажерные залы и на фитнес, но до массовой физкультуры еще очень далеко.

– Поэтому программа не главное, я готов работать по любой программе, если будут условия для ее реализации, – обещает педагог. – Школа, где я работаю, очень старая, ее построили еще в 1937 году, там нет ни спортзала, ни спортивной площадки, на территории даже нет 60‑метровой дистанции для бега и сектора для прыжка в длину с разбега. Но мне нужно писать в отчетах, что все проведено и выполнено согласно нормам и требованиям, потому что это есть в программе. Приходится как-то выходить из положения, использовать самые разные методики, в том числе американские, для эффективного физического развития детей на малых площадях.
Чтобы повысить интерес к физкультуре, некоторые предлагают действовать не только пряником, но и кнутом. Например, сделать обязательным ЕГЭ по физкультуре, чтобы заставить детей готовиться к нему задолго, постоянно поддерживая и улучшая спортивную форму. Но Павлов с этим предложением не согласен, уж больно оно радикальное, авторитарное. Надо действовать более гибко, создавая условия для вовлечения ребят в занятия спортом.

– Но если исходить из нормы, что общее образование у нас все-таки обязательное, а физическое воспитание – часть общего образования, то действительно надо сделать все, чтобы все дети были заинтересованы ходить на уроки и сдавать нормативы, хотя формат ЕГЭ тут вряд ли приемлем, – делает вывод педагог. – Думаю, надо повышать общую культуру населения страны. Например, будучи на конкурсе в Грозном, я пора­зился: люди здесь не пьют, не курят, стремятся держать себя в хорошей физической форме, потому что это в традициях целого народа. Детям тут сам бог велел заниматься спортом, никого не надо заставлять. Почему бы не использовать опыт этой республики в других регионах? Тут множество спортсменов-энтузиастов, которыми гордится республика. А ведь именно на таких людях и держится массовый интерес, потому что они становятся центрами кристаллизации, вокруг которых образуются целые сообщества, школы, ассоциации. Я преклоняюсь перед подвижниками, которые не боятся ехать в какой-нибудь отдаленный край, область, республику, набирать детей и работать с ними. У нас в республике так была основана Федерация ушу, одна из лучших в Бурятии и мире. Нам нужны такие люди, личности, способные повести за собой. А конкурс «Учитель года» как раз и помогает отобрать педагогов, способных стать такими лидерами.

Стоит отметить, что в Бурятии, как и во многих других национальных республиках, отмечается явная любовь к разного рода единоборствам. В частности, здесь получили свое распространение программы «Самбо в школе» и «Борьба в школе». Правда, присутствуют в особом виде. Есть специальные упражнения, где детей учат акробатике, умению падать, группироваться и так далее. Появилось даже специальное понятие «демосамбо», по нему проходят соревнования, дети показывают элементы страховки, группировки, кувырки, а кто постарше – элементы самообороны. А вот что касается ГТО…

– Изначально это очень хороший проект, задумано все красиво, – считает учитель. – Но надо признать: идея не получила такого большого распространения, как хотелось бы. Просто непонятно, кто должен всем этим заниматься. Сначала решили сбросить все на учителей физкультуры, создали в каждом регионе центры ГТО со штатом в 2‑3 человека. Но этого мало. Решили стимулировать людей тем, что добавляли баллы ЕГЭ при поступлении тем, у кого были отличные результаты. После этого к нам действительно ринулись толпы желающих (хотя и не все вузы решили добавлять баллы при поступлении). Это было огромной нагрузкой для нас, отнимало очень много сил и времени, тем более что примерно 70‑80% детей в итоге нормативов так и не сдают. Поэтому надо как-то иначе это все решать. Сделали же Федерацию спортивной борьбы, пусть сделают и Федерацию ГТО, чтобы там были реальные люди, которые готовы заниматься с детьми, принимать у них нормативы. И пусть у них будет право выдавать золотые значки.

Свои подходы у Дмитрия Александровича и к определению, каким должен быть конкурсный урок. Не надо ничего усложнять, нужно просто всех конкурсантов поставить в одинаково некомфортные условия, чтобы нельзя было воспользоваться домашними заготовками. Например, просто дать учителю мяч и предложить организовать что-то в пустом зале. Вот тогда сразу стало бы понятно, кто чего стоит, ведь экспромт – неотъемлемая часть профессии учителя.

– Моя идеология – сделать так, чтобы все любили физкультуру и спорт, – признается Дмитрий Павлов. – Поэтому я не ставлю плохих отметок. Меня часто спрашивают коллеги: «Разве это соответствует нормам?» Но я говорю, что нигде не прописано, есть рекомендации, но никто не обязывает меня ставить ту или иную отметку за то, как ученик пробежал или сколько раз подтянулся. Поэтому я выбираю свои собственные критерии, и если ребенок ходит на уроки, любит играть, двигаться, то это всегда плюс. А если я начну оценивать его с позиции несоответствия чему-то, разве это будет правильно? Может, у него семья неспортивная или нет физических данных, но он хочет, стремится, а у него не получается. Любая плохая оценка может выработать отторжение, ненависть.

Вадим МЕЛЕШКО, Улан-Удэ, Республика Бурятия, фото автора


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt