search
Топ 10

Николай ТИМОФЕЕВ: Чтобы убедить человека, нужно его понять

​Быть человечным, стараться понимать людей, оказавшихся в непростых ситуациях, – этим принципам, которые сформировались во время работы в профсоюзе, Николай Тимофеев следует всю свою жизнь. Вот уже более 20 лет Николай Николаевич возглавляет Саратовскую областную организацию Профессионального союза работников народного образования и науки РФ. Он один из тех, кто остро воспринимает несправедливость и не боится открыто выразить свое отношение к происходящему, даже если оно идет вразрез с общественным мнением.

– Николай Николаевич, тема поборов с родителей учеников стала уже, пожалуй, притчей во языцех. В обществе буквально все ополчились на учителей, которые в добровольно-принудительном порядке требуют с мам и пап деньги на всевозможные нужды школы. Вы говорили, что не разделяете эту точку зрения…- Я и сейчас не откажусь от своего мнения. Общественность утверждает: кругом одни поборы. Но ведь никто не задаст себе вопрос: а почему это происходит? Вытягивание денег с родителей продолжится до тех пор, пока не будет пересмотрен бюджет, выделяемый на содержание школ. Заметьте, смета согласовывается не только на уровне органов власти, но и со всеми общественными организациями. Кроме нас. Но почему-то никто не говорит, что в ней заложено лишь 5% на хозяйственные нужды, да и эти расходы сокращают. Разработчики бюджета не задумываются о том, на какие средства учителя должны следить за требованиями пожарной безопасности, проводить ремонт классов, обеспечивать школу моющими средствами, приобретать воду для питья, содержать охрану – список можно продолжать до бесконечности.Я сам не раз становился свидетелем разговоров, дескать, нет ничего страшного в том, что школы испытывают нехватку денег. Ну, не хватает на что-то и ладно, – ведь там есть родители, которые возместят затраты. А сейчас все ополчились на школы. Такое ощущение, что в средствах массовой информации идет «черный пиар» против нашей отрасли.В каждой сфере, будь то образование или, скажем, здравоохранение, всегда найдется слабое место. Если мы будем отыскивать только изъяны и на их основе судить в целом о системе, то картина получится очень мрачной. Вот, нашли неграмотного учителя. Ну и что? Это же не значит, что в системе образования все плохо. Есть учителя, и их немало, которые готовят учеников, побеждающих в олимпиадах общероссийского и мирового уровня – почему о них никто не говорит? И не делает выводов? То же самое и с поборами. Выявленные негативные факты – единичные случаи, которые ни в коем случае нельзя обобщать. Конечно, их надо вскрывать, виновных наказывать, но при этом необходимо проводить анализ причин и их устранять.Нам всем надо помнить, что система образования – легко уязвимая отрасль, которая нуждается в помощи и поддержке.- По вашим наблюдениям – тяжело достучаться до другого человека?- Все зависит от того, кто этот человек. Если рядовой работник, то достаточно попытаться войти в его положение. А вот с чиновниками гораздо сложнее. И не то чтобы нельзя было их в чем-то убедить – думаю, они все понимают. Просто иногда у них нет возможностей решить проблему. Хотя, с другой стороны, не исключено, что некоторые просто не хотят нас слушать, и это обидно.В образовании сегодня есть проблемы, которые мы никак не можем разрешить. Одна из них – это система оплаты труда учителей и воспитателей дошкольных учреждений. Она сейчас настолько исковеркана… Нельзя выполнить указ Президента о доведении средней зарплаты воспитателей детских садов до средней зарплаты в школах с помощью единовременных выплат в конце года. Кроме того, величина окладов педагогов не должна снижаться в зависимости от уровня образования, в то время как в действительности у саратовских учителей со средним специальным образованием оклады на 5% ниже, чем у их коллег, имеющих вузовские дипломы.- Вы более 20 лет возглавляете областной комитет профсоюза. Какие события вспоминаются ярче всего?- Наверное, 90‑е годы. В то время мы прошли через все возможные и невозможные акции. Мы и пикеты с митингами проводили, и дороги перекрывали, и бастовали. В акциях протеста принимали участие учителя не только Саратова, но и многих районов области. Вы помните, какое тяжелое это было время, когда людям месяцами не выплачивали заработную плату или начисляли очень маленькие суммы.А ведь для того чтобы выйти на забастовку, нужно было пройти целую процедуру согласований. Мы вынуждены были в буквальном смысле воевать с чиновниками за то, чтобы они принимали наши требования, потому что зачастую от них просто отмахивались. Приходилось участвовать в согласительных комиссиях, которые проходили чуть ли не каждый день в разных районах области. И вот, пройдя через все эти мытарства, мы выходили на забастовку.Конечно, мы понимали, что не только педагоги – все население оказалось на грани выживания, но нужно было предпринимать радикальные меры, чтобы просто-напросто не умереть с голоду.- Акции имели результат?- Да. Мы, например, добились, чтобы воспитателям дошкольных учреждений установили ежемесячную доплату. И воспитатели как-то воспрянули духом. Также было принято решение о повышении зарплаты работникам профтехучилищ. В результате зарплата у них оказалась даже выше, чем у их коллег из техникумов и вузов. Но каждая победа доставалась очень нелегко – бессонные ночи и натянутые нервы.Сейчас работать стало гораздо легче, все вошло в цивилизованное русло. Заключаются коллективные договоры, соглашения, проводятся заседания трехсторонней комиссии, на которой учитываются мнения участников переговорного процесса и корректируются дальнейшие действия.- Чему вас научила профсоюзная работа? Помогла другими глазами посмотреть на проблемы людей?- В профсоюзе главное – научиться чувствовать другого человека. Как в школе, например. Иногда кажется, что учитель не прав. А я рассуждаю так: предположим, это не он, а я оказался на его месте, в точно такой же ситуации. Что я буду чувствовать, как действовать? Это помогает лучше понимать собеседника. Кстати, такому объективному подходу к людям меня научил бывший председатель Федерации профсоюзных организаций Саратовской области Евгений Степанович Рогожин. Он никогда не читал нотаций, просто разъяснял жизненную ситуацию, в которой оказался другой человек и в которую он сам попадал. А я делал выводы.Когда стал председателем обкома профсоюза, сначала было непросто. После работы в облоно я привык к властным методам руководства. Неудивительно, что мои приказы воспринимались здесь в штыки. В общественной организации оказалось сложнее, чем в высоких кабинетах. Там – сила власти: достаточно одного слова, и все будет исполнено. А здесь – сила убеждений.Жизнь заставила меня понять, что такое профсоюз, и я думаю, Бог не случайно привел меня сюда. Здесь совершенно другой подход к людям. Ты представляешь интересы работников, борешься за них. И эта работа делает тебя более человечным.- По профессии вы педагог, работали в школе. А сейчас кем себя больше ощущаете: учителем или профсоюзным лидером?- Мне кажется, работа учителя и профсоюзного активиста во многом схожа, ведь она направлена на благо общества. И в том, и в другом случае стараешься достичь результата. Конечно, годы, проведенные в школе, – особый период в жизни. Говорят, со школьниками сложно работать, но для меня это была сплошная радость и удовольствие. С детьми у меня всегда складывалось взаимопонимание.Помню случай, который произошел, когда я возглавлял в Саратове 56‑ю школу. На одно из мероприятий с участием директоров и школьников в Ленинском районе нужно было привести 50 учеников. По каким-то причинам я не смог сам туда пойти. Поэтому накануне обошел все классы, поговорил со всеми, объяснил ребятам, что участие в этом мероприятии – дело чести. И что вы думаете? Из директоров только я один не пришел, зато из детей всех школ района пришли только мои ученики. Для меня это был очень хороший урок: не просто приказать детям прийти на мероприятие, а подобрать такие слова, которые убедили бы их это сделать.- Вы общаетесь со своими бывшими учениками?- В школах есть такое негласное правило: когда приходит новый учитель, за ним, чаще всего, закрепляют самый слабый класс. Когда я только-только переступил порог школы, мне, как сейчас помню, достался 6‑й «Д». Он был сформирован из учеников, которых другие классные руководители просто отказывались брать. Да, помучился я с ними, хотя ребята очень старались, чтобы ни у кого не было двоек. А потом мы стали большими друзьями, со многими поддерживаем отношения до сих пор.- Не так давно вы отметили свой юбилей. Вы согласны с расхожим мнением, что каждая юбилейная дата – повод подвести определенные итоги на данном этапе жизни?- Юбилей заставляет оглянуться назад, проанализировать все вехи, дать оценку пройденного пути. И в какой-то мере позволяет скорректировать свое будущее. Могу одно сказать: я счастливый человек. Меня всегда окружали хорошие люди, да и в целом моя жизнь прошла интересно.- У вас есть любимое занятие, которым вы занимаетесь в свободное время?- Мне нравится туризм – не в плане отдыха, а в плане знакомства с новыми местами и национальными традициями. До сих пор нахожусь под впечатлением от поездки в Калмыкию. Мы увидели быт местных жителей, катались на верблюдах, посетили юрту, которая стоит в безбрежном степном пространстве за несколько десятков километров от Элисты. В этой юрте нашу туристическую группу угостили ароматным чаем, а затем все присутствующие – русские и калмыки – спели свои национальные песни. Это было незабываемо.Татьяна САУХИНА, заведующая пресс-службой Федерации профсоюзных организаций Саратовской областиФото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту