search
Топ 10
Алису Теплякову не зачислили на бюджет в университет «Синергия» В новый год – по-новому: с 1 сентября жизнь школы уже не будет прежней Разрушаем мифы: флешку можно вытаскивать небезопасно, а заклеивание камеры не спасет от слежки Штраф в 40 тысяч рублей заплатит завуч екатеринбургского лицея из-за скандального танца выпускников Польза и вред кабачков: стоит ли включать этот овощ в свой рацион Год на год не похож: грядущие изменения в школах глазами молодого учителя Минпросвещения России: «Профессия учителя становится с каждым годом все престижнее» Медовый Спас: что нужно знать о меде и как выбрать настоящий Отец самой юной студентки МГУ Алисы Тепляковой сообщил о будущем пополнении в семье Врачи перечислили причины летального исхода среди вакцинированных от ковида В Минпросвещения России утвердили состав Совета учителей-блогеров На какие стипендии могут претендовать российские студенты в 2022 году Танго с Иосифом Бродским, или Песни перелетных людей В Омской области выявили рост заболеваемости энтеровирусом среди детей Ученые из Австралии раскрыли тайну образования континентов Языки коренных малочисленных народов России пройдут через экспертизу Региональные вузы притягивают абитуриентов Нехватку учителей и дебюрократизацию в школах обсудят осенью члены Общественного совета при Минпросвещения Диетологи призывают поставить лишний вес к стенке Жителей Северного полушария в ночь на 12 августа ожидает звездопад

Ни строчки от Блаватской

Моя знакомая недавно рассказала, как они в рамках какой-то литературно-гуманитарной акции читали стихи заключенным. Приехали в лагерь, их пропустили по одному через промежуточный зарешеченный коридор (я сам однажды читал в колонии, помню: незабываемое ощущение, когда одна дверь уже щелкнула, закрывшись, а другая еще, щелкнув, не открылась). «Мы читали в мужской колонии. Вы знаете, что было самое удивительное? У заключенных нет эмоций на лице. То есть они слушают внимательно, им, даже очень может быть, интересно, но эмоций на лице ноль. Запрет на эмоцию».

…Я хотел написать колонку про Елену Блаватскую, про ее детские годы, школу, гимназию (все-таки место издания обязывает – «Учительская газета»), искал сведения, но все по нулям. Может, я плохо искал, допускаю, но попробуйте найти сами. Такое ощущение, что это было старательно вымарано, точнее, не рассказано. Разве может быть какая-то школа у девочки, которая с детства имела Высокого Покровителя? То ли дух, то ли сон, то ли тайный, невидимый никому больше проводник. Аватар. Он приходил к ней, кстати, именно во снах. Она ждала его, узнавала, видела его глаза. Думаю, она была невыносимым ребенком.

Но кто-то же ее все же учил? Если семья постоянно разъезжала, скорее всего, о гимназии речи идти не могло. Но какой-нибудь приглашенный учитель?

Однако все как в тумане. Зато детали жития – вот они, на ладони. (В тумане, на ладони – это какая-то призрачная рифма. Мы узнаем ее по глазам.)

Еще она слышала голоса. Голоса были странные. Наверное, сейчас бы такого ребенка признали немного странным, гиперактивным, дали бы какие-нибудь успокоительные. Но Елене Блаватской никаких успокоительных не давали. Зато знаки, знаки вспыхивали вокруг.

По легенде, во время крещения маленькой Блаватской ее младшая сестра (какое крещение девочки, когда у нее уже есть младшая сестра? Крестили же во младенчестве) то ли случайно, то ли нарочно подожгла какой-то предмет церковной утвари (какой именно, тоже трудно найти, туман, туман). В церкви вспыхнул пожар, началась паника, взрослые пришли к выводу, что это странное событие – доказательство того, что Леля слегка бесноватая.

В подростковом возрасте не легче. Елена Блаватская отказывается выходить в свет в чересчур модных платьях: слишком откровенны. Ну ладно, это еще можно отнести к подростковой угловатой застенчивости. Гадкий утенок не желает притворяться прекрасным лебедем. Но все эти объяснения работают до поры до времени: «Когда однажды родственники все же настояли на том, чтобы она надела платье и поехала с ними на бал, она сунула ногу в котелок с кипятком – и потом еще полгода никуда не ходила». Жест и поведение трудного подростка. Если вы посмотрите на фото молодой, зрелой и старой Блаватской, там тоже не будет никаких эмоций. Перед нами лицо заключенной. В своем духе, в башне с быстрыми призрачными голосами.

Уже в солидном взрослом возрасте Елена Петровна напишет: «Я знаю, что обречена умереть здесь в одиночестве, подобно собаке, в окружении своих учеников, которые, конечно, хорошие люди, но не слишком глубокие, и рядом со мной не будет ни единой русской души. Но для меня всегда было утешением думать, что есть в России хотя бы один человек, который думает обо мне, даже если он смеется надо мной и потешается над моей принадлежностью к Аватарам, над моими перевоплощениями; и который не повернулся ко мне спиной. А сейчас я не знаю, что и думать! Я откладываю в сторону ручку и заканчиваю это письмо. Я больше не напишу Вам ни строчки, пока не получу от Вас хотя бы маленькую записку».

И, видимо, так и не написала.

Дмитрий ВОДЕННИКОВ, поэт, эссеист

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте