search
Топ 10

Ни одна школа не будет закрыта. Разве ребенок виноват, что живет в деревне?.

Не устаем говорить об изменениях, реформах. Вновь принимаются решения, издаются указы. Между прочим, единые на огромную страну. При «высадке» на конкретную почву они меняются порой до неузнаваемости или же чахнут от неподходящего климата. Начальник Управления образования Березовского округа Алексей Братчиков знает, как важна адаптация спущенных сверху идей. Реальное новое рождается на стыке общего и частного. Не надо изобретать велосипед. Достаточно его усовершенствовать и настроить на местные дороги.

Двойная задача

«Скромность мне присуща», – без ложной скромности замечает Алексей Вячеславович. Улыбчивый, энергичный, молодой, он легко располагает к себе. В Министерстве образования Свердловской области Алексей Братчиков известен свободным мышлением, а также взглядами, не всегда совпадающими с общепринятыми. При этом он отнюдь не склонен идти на конфронтацию: «Никакого сепаратизма!» Просто надо понимать, что у каждой территории свои особенности, которые влияют на систему образования.

Например, Березовский. Городок небольшой, с необычной судьбой. Когда-то он превосходил такие губернские центры, как Красноярск и Чита. Дело в том, что именно здесь в 1745 году было открыто первое в России золото. До того славного момента, как крестьянин Ерофей Марков нашел золотые крупинки, а потом на берегу реки Березовки было обнаружено россыпное золото, считалось, что ценный минерал предпочитает исключительно южные широты. Золотой лихорадки, как позднее на американском континенте, на спокойном «седом» Урале не случилось. Зато началось активное шахтное строительство. Березовский – город шахт и рабочих поселков.

– Алексей Вячеславович, как сказывается специфика местного рынка труда на системе общего образования?

– В стратегической программе развития Березовского округа прописана задача – готовить школьников к осознанному выбору специальностей по трем направлениям. В первую очередь это металлургия, а также легкая промышленность, малый и средний бизнес.

– Извините, но как можно нацелить ребенка на металлургию?

– Территория нуждается в «технарях», и это отражается в тех профилях, которые мы выделяем для профориентации школьников и повышения квалификации педагогов. Три года назад у нас появились два средних учебных заведения технической направленности. Лицей №7 сотрудничает с Уральским горным университетом, пользующимся большой популярностью у ребят. А еще он дружит с шахтами, даже шахтерские праздники проводятся в его стенах. Лицей №3 избрал другую линию поведения, не замкнулся на взаимодействии с одним вузом, у него более широкий профиль – естественно-научный.

Есть у Березовского еще одна специфика, которая очень и очень сказывается на всей нашей жизни. Он город-спутник: быть ближе к Екатеринбургу, чем мы, невозможно, 20 минут на маршрутке. Влияние мегаполиса несомненно. Мы понимаем, что работаем на Екатеринбург, готовим детей для вузов столицы Урала. Хоть в Березовском и представлен полный спектр образовательных услуг, в том числе высшее профессиональное образование. Приходится учитывать и тот факт, что собственная рабоче-крестьянская ментальность округа никуда не делась: в семьях в среднем невысокий образовательный ценз. Возникает двойная задача. С одной стороны, наши выпускники должны быть конкурентоспособны, а с другой – после получения специальности должны вернуться в родной город. В общем, живем между молотом и наковальней.

– Удается решать такую сложную задачу?

– Что нам уже удалось – это создать сравнимую с крупными центрами материальную базу для образования. Говорю с полной ответственностью: на сегодняшний день в березовских школах есть все необходимое для современного обучения. Результат: наши ученики – участники всероссийских олимпиад и президентские стипендиаты.

– Насколько я знаю, в округе немало школ с небольшим количеством учеников. Они тоже не обделены?

– Есть у нас школа поселка Островной, я называю ее подшефной. Сколько вложено в нее, больше не вложено никуда: 2 миллиона рублей за 2 года. Здание полностью отремонтировано, завезена новая мебель. На 12 учеников имеется компьютерный класс, в библиотеке – доступ в Интернет через спутниковую связь, собственный транспорт.

– Наверняка вам уже говорили, что это экономически нецелесообразно.

– Если оценивать сугубо экономические показатели, конечно: один ученик «стоит» 100 тысяч рублей в год. А социальный эффект каков? В поселке на 400 жителей нет ни магазина, ни почты, школа здесь больше, чем очаг культуры. Когда был выпускной вечер – для одного девятиклассника! – праздновал весь поселок. Директор школы – первое лицо в государстве. Прогульщиков нет, реализуется индивидуальный подход в чистом виде. В округе примерно в половине поселков подобная ситуация. Но, как говорит наш мэр Вячеслав Пиусович Брозовский (бывший бизнесмен, кстати, умеющий ценить и считать деньги), и я с ним согласен: не закроем ни одну школу! Ребенок не виноват, что родился и живет в отдаленном уголке, в цивилизованном обществе каждый должен иметь возможность для полноценного образования.

– Расскажите, в противовес, об экономически выгодных проектах образования округа.

– Реализация сетевого принципа. Не мы придумали, но мы взяли на вооружение, доработали, как водится, внедрили – нормальный подход. Образовательные учреждения разделены на три группы по территориальному признаку. В сердцевине каждой – крупное учреждение, в котором дополнительно были созданы ресурсный центр, методический кабинет, техническая база. Работает такой центр уже не только на себя, но и на окружающее пространство: другие школы, детские сады.

– Сейчас наблюдается подъем рождаемости. Готовы ли к этому школы и дошкольные учреждения?

– Если в поселках дефицит учеников, то в городе уже начинает проявляться дефицит квадратных метров. В сентябре ждем 780 первоклассников, а еще недавно их было 400. До сих пор большинство школ работает в одну смену, но кое-где придется вводить так называемую полуторную. Лично я не вижу ничего плохого и в двухсменке: это нормально, когда школьное здание функционирует с утра до вечера, учебный процесс не застывает. У нас ситуация несколько усложняется все тем же поселковым принципом организации жизни. Если наблюдается «перебор» детей в Советском микрорайоне, например, то ребенок все равно не поедет учиться в Кедровку, где есть свободные места.

Иная ситуация с дошкольными учреждениями, здесь государство не установило «правила игры». Один вариант – предоставить всем дошкольникам образовательные услуги. Это возможно, образовательную программу мы способны выполнить на сто процентов. Другой вариант – услуги по уходу и присмотру. Для них нет ни зданий в достаточном количестве, ни средств.

Коли нам выбор дали – мы его взяли

Сакральный вопрос для руководителя сферы образования – о переходе на новую систему финансирования. Однако Алексей Вячеславович неожиданно обрадовался и оживился.

– Это любимая моя тема! Мы на нее не перешли, и я с удовольствием объясню, почему. Не потому что противники предложенной схемы, нет. Но коли территориям дали возможность формирования собственных моделей, мы это и сделали.

Не претендуем на изобретение чего-то исключительно нового. Мы сохранили понятие «базовый должностной оклад» и широко применяем к нему разнообразные методы стимулирования. Разработали схему компенсирующих выплат. На основе всевозможных показателей устанавливаются коэффициенты в зависимости от результатов, и так на всех уровнях – от технички до директора.

– С уборщицей-то как?

– Эта категория работников не приучена к тому, что и их труд должен оцениваться. Технический персонал нередко берет две ставки, то есть готов мыть полы в удвоенном числе кабинетов. Но когда начинаешь спрашивать, протирались ли стены и выметалась ли паутина из углов, выясняется, об этом никто и не думал. Так пусть лучше работают на одну ставку и получают повышенный коэффициент за качество – когда оно есть.

Вообще я давно понял: при любой системе оплаты труда многое, если не все, зависит от руководителя.

– Однако дифференциация оплаты труда предполагает как раз другое – широкое участие общественности в распределении средств.

– Я не вижу в наших условиях возможности создания компетентного общественного органа, способного заниматься распределением стимулирующей части фонда заработной платы. Люди должны разбираться в педагогике, чтобы оценивать деятельность учителей объективно, а не по принципу «кто кому симпатичнее». В округе действуют общегородской родительский совет, общественная палата, общественный совет по образованию – не могу сказать, что внешняя экспертиза отсутствует. Но на все 57 учреждений, среди которых 17 школ, их сил не хватит, чтобы ежемесячно решать вопросы зарплаты. Нынешнее гражданское общество к такой функции еще не готово.

Для себя я формулировал задачу не как переход на новую систему оплаты, а как внедрение в образование законов здравой экономики. Реформируются прежде всего отношения между сотрудниками и властью. Давайте честно объявим: ты делаешь это хорошо – получаешь больше, это ты делаешь хуже – получаешь меньше. Все прозрачно, и никакого лукавства.

Вспоминаю себя в должности учителя. Вот я отпахал 30 часов в неделю, с удовольствием, не жалея сил. Знаю и своего «соседа» по кабинету: несколько раз сказалась больной, урок ведет, не вставая со стула. Но ее стаж намного больше моего, как и зарплата. Что, никто не видел подобных несоответствий? Образование – достаточно закрытая система, государство туда как бы не лезло. Я рад, что теперь политика изменилась, наша сфера становится открытой. И приводится в соответствие с законами экономики и здравого смысла. Человек получает столько денег, сколько заслуживает.

Проблема «среднего звена»

Алексей Братчиков возглавляет городское образование Березовского пять лет. До этого прошел все положенные ступени: учитель, завуч, директор школы. До этого… А до этого собирался в медицинский. Жизненная траектория по воле обстоятельств изменилась в один день, и он поступил в Курганский педагогический. «У меня были хорошие преподаватели, которые убедили, что я прирожденный педагог. Теперь и я в этом уверен». Братчиков защитил кандидатскую диссертацию, стал чиновником. Но по-прежнему ведет уроки и гордится, что ЕГЭ его ребята сдали хорошо – балл выше среднего по России.

Начальником управления образования Алексей Вячеславович стал по конкурсу: в Березовском должности такого уровня выборные. Победил шесть конкурентов. Ехидничаю: «Наверное, женщин победили?»

– В основном да. Мужчине вообще легче в образовании. Но не легко. Здесь быстрая смена лидеров: остановился в движении, и тебя обошли.

– Самое время поинтересоваться вашим отношением к дефициту мужчин в школе.

– Считаю проблему преувеличенной. Не важно, какого пола учитель, если он профессионально применяет законы педагогики, которые не делятся на мужские и женские. А представление о мире с гендерных позиций должно формироваться прежде всего в семье. Гораздо острее для современной школы другой кадровый срез – возрастной и качественный.

В образование попадают по призванию (такие люди становятся локомотивами, их не может быть много), по случайности, счастливой, как в моем варианте (они способны внести свежую струю), большинство же – из других, побочных соображений. Но именно от качества «среднего звена» во многом зависит качество среды. Средний же слой (по возрасту, по уровню профессионализма) утончается. Старшее поколение постепенно уходит, молодежь не заинтересована, не очень-то желает учить и учиться. Образовательные реформы замышляются ради подъема здоровой конкуренции. Боритесь: за детей, за результаты, за деньги.

– Алексей Вячеславович, ваша кандидатская диссертация была посвящена теме «Социокультурная ориентация современного подростка». Не оторвана ли «философия образования» от «практики образования»?

– Что вы, это хорошая база для принятия верных решений. Мне всегда было интересно, как влияет на ребенка, а затем на взрослого, на ориентиры, моральные качества, уровень развития сознания того, где он живет: в мегаполисе или маленьком городке, в деревне или поселке. Те выводы, к которым я пришел на основании исследований, помогают мне.

Свердловская область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту