Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

«Независимая Чечня»

Учительская газета, №46 от 14 ноября 2006. Читать номер
Автор:

Одна из глав новой книги Александра Ляховского «Зачарованные свободой» рассказывает о событиях после первой «чеченской» войны и Хасавюртовских соглашений, которые де-факто предоставили мятежной республике независимость.

Чеченская сторона сразу стала нарушать Хасавюртовские соглашения по всем основным позициям, а Россия выполняла их даже досрочно, фактически односторонне прекратила войну и вывела войска из республики.

3 года российские власти пытались найти выход из ситуации на Северном Кавказе, но обстановка продолжала обостряться.

В сентябре 1996 г. и.о. президента Чечни

З. Яндарбиев провозгласил курс на построение «исламского чеченского государства». Чеченское население никогда не отличалось религиозным фанатизмом. Пришедшие к власти в Чечне люди были воспитаны в духе атеизма, некоторые из них служили в армии, были членами компартии, но, идя на поводу у арабских спонсоров – «ваххабитов» и стремясь придать своей борьбе исламскую окраску, взяли на вооружение религиозную атрибутику и риторику.

Руководство Чечни приступило к реализации жесткого антироссийского курса, подготовке планов дестабилизации ситуации в регионе, нацеленных на полный отрыв Северного Кавказа от России. Продолжалась милитаризация республики. Полевые командиры наращивали свой силовой потенциал.

27 января 1997 г. при поддержке Москвы президентом Чечни был избран Аслан Масхадов. Большинство жителей Чечни наделись, что с его приходом к руководству завершится период конфликтов и начнется восстановление мирной жизни. Но, выиграв выборы, самый умеренный из чеченских лидеров попал в безвыходное положение, стал заложником фанатиков идеи национальной независимости и бандитов, а также московских чиновников, которые вели в Чечне свою игру. «Мирный процесс» перевел конфликт из состояния открытого вооруженного в тяжелое противостояние, в котором лидеры чеченского криминального режима получили новые возможности для достижения своих целей.

С середины 1990-х гг. одним из направлений деятельности международного террориста Усамы бен Ладена стало участие в реализации идеи «прорыва» движения исламского фундаментализма в южные районы России. По данным российских спецслужб, «Аль Каида» финансировала чеченских сепаратистов, подготовку и переправку в Чечню боевиков, поставки оружия, боеприпасов, военного снаряжения.

Бен Ладен стремился ускорить создание на территории Чечни независимого исламского государства как плацдарма для образования независимых от России исламских республик в Дагестане, Ингушетии, что обеспечило бы ему возможность полного контроля над распространением оружия и наркотиков через Закавказье и Среднюю Азию, устойчивые доходы от эксплуатации нефтяных ресурсов региона, контроль над путями транспортировки каспийской нефти. С 1994 г. он участвовал в финансировании незаконных вооруженных формирований в Чечне. Сотни боевиков – арабов и афганских талибов – вливались в формирования Масхадова, Радуева и Хаттаба.

В Чечне и некоторых других республиках Северного Кавказа (Дагестане, Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Кабардино-Балкарии) спецслужбы арабских государств и агенты международных исламских центров создали сеть опорных баз ваххабизма (официальной религии Саудовской Аравии). Они нашли в лице некоторых идеологов сепаратизма и полевых командиров – Яндарбиева, Басаева, Радуева, Удугова и других – активных сторонников и исполнителей планов создания Всемирного исламского Халифата.

Российские власти демонстрировали пассивность и отсутствие всякой стратегической линии в регионе. Выделяемые Россией на восстановление Чечни финансовые средства расхищались. Фактически Россия финансировала боевиков.

Стержнем нового чеченского режима стал криминальный террор, прикрытый исламской фразеологией, новыми атрибутами исламского государства, такими как шариатская гвардия, шариатский суд. Террористической экспансии и криминальной агрессии с территории Чечни подвергались соседние регионы.

Разрушенное войной и грабежами хозяйство Чечни практически не оставляло иных способов самообеспечения кроме криминальных. Ее существование было обеспечено лишь практически открытыми границами с Россией, российской электроэнергией и энергоносителями, российским рынком.

Акции чеченских властей против русскоязычного населения, нежелание вести серьезную борьбу с бандитизмом и терроризмом, похищениями людей и работорговлей, использование рабского труда заложников и военнопленных на тяжелых работах по строительству военных объектов в горных районах Чечни свидетельствовали о циничном пренебрежении правами человека.

Масхадов заявлял, что вооруженные силы Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) должны быть готовы к боевым действиям против российских войск.

В Сержень-Юрте и Старопромысловском районе Грозного учебные центры, которые финансировали Пакистан, Турция и Саудовская Аравия, под руководством арабских инструкторов готовили террористов.

Несмотря на теракты, захват заложников, взрывы в Армавире, Пятигорске и других районах России 12 мая 1997 г. Ельцин и Масхадов подписали в Кремле договор «О мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия».

Для чеченских лидеров мирный процесс был средством получения от России финансов, оружия, обмундирования и продовольствия, достижения полной независимости Чечни. Они ставили боевикам задачи вызывать ужас у военных, которые находились вблизи Чечни, захватывать их в заложники, убивать, активизировать антирусский национализм, дискредитировать патриотически настроенных русских, в российских республиках сеять национальную рознь, стравливать «националов» и русских, любую беду сваливать на русских, тех «националов», которые не хотят жить по законам шариата, уничтожать, возлагая вину на русских и казаков. Предполагалось внедряться во властные, общественные и коммерческие структуры с целью развала, дискредитации русских, нагнетания социальной напряженности в российском обществе. Сотрудникам банков рекомендовали всемерно затягивать платежи, выплаты зарплат и пенсий, вызывая тем самым недовольство россиян властями.

Так как, по мнению чеченцев, российские властные и финансовые структуры коррумпированы, многие чиновники находились на содержании мафии, рекомендовалось занимать лидирующее положение в мафиозных структурах, особенно этнического характера (дагестанских, ингушских, цыганских, корейских и т.д.), через них вести свою деятельность, получать деньги. Особое место отводилось Москве, где чеченцам удалось внедриться во многие отрасли доходного бизнеса. Власти Чечни очень нуждались в эффективной помощи чеченской диаспоры, но жившие в центральных районах России чеченские бизнесмены не хотели иметь дело с террористами и спонсировать их.

Лидеры сепаратистов проводили политику разжигания национальных конфликтов, стремились вовлекать в противоборство с федеральной властью северо-кавказские республики России. Обстрелы мирных жителей, теракты, набеги банд из Чечни, похищения людей, захваты заложников, гибель российских военнослужащих обостряли ситуацию в регионе. Все это подтверждало, что чеченские руководители использовали мирный процесс для решения своих политических, экономических и финансовых проблем за счет России.

Федеральный центр, считая Чечню полноправным субъектом РФ, продолжал финансировать ее, направлял в республику немалые деньги на пенсии, пособия и зарплату госслужащим. Но их разворовывали и расходовали на иные цели, в том числе на закупку вооружения.

В Вашингтоне была зарегистрирована международная торгово-промышленная палата «США-Кавказ».

Было подписано соглашение о транспортировке азербайджанской нефти по маршруту Баку-Грозный-Новороссийск. Российская сторона при этом вновь пошла на уступки, подчеркнув особое положение Чечни, ее доля в доходах от прокачки нефти была равна доле России.

Чеченское руководство стремилось выйти на мировой нефтяной рынок, рассматривало проекты строительства нефтепровода из Чечни к грузинскому побережью Черного моря, нового маршрута транспортировки каспийской нефти в Западную Европу через Россию и Украину.

В сентябре 1997 г. в Лондоне состоялась презентация Кавказского инвестиционного фонда. В протоколе о намерениях шла речь о масштабных инвестициях в нефтяной комплекс Грозного, производство электроэнергии, транспортные коммуникации, в частности, в создание Транскавказской системы нефтепроводов (ТСН) с ответвлением Грозный-Тбилиси.

Российское руководство стремилось осуществить мирный процесс по чеченскому варианту, что было губительно для интересов России и Чечни, сохранения территориальной целостности, единства народа, национальной безопасности.

Чечня стала перевалочной базой для торговцев оружием и наркотиками, укрытием для преступников, объявленных в розыск. Туда переправляли краденые автомобили, организовали производство оружия, наркотиков, фальшивых денег и документов. Захват заложников с целью получения выкупа превратился в выгодный промысел.

Усиливалось противостояние вооруженных группировкок, возглавляемых вчерашними соратниками, – Асланом Масхадовым, Зелимханом Яндарбиевым, Шамилем Басаевым, Салманом Радуевым, Мавлади Удуговым, Вахой Арсановым, Арби Бараевым и другими. Основные их устремления – власть, сферы влияния, источники доходов. На фоне нищеты основной части населения республики невиданно обогащались лидеры режима и полевые командиры. Нарастало социальное неравенство и недовольство населения.

Ситуация в Чечне продолжала развиваться по «афганскому» варианту: слабая власть Грозного, независимость полевых командиров и междоусобная борьба между ними, неспособность чеченских властей решать экономические и социальные проблемы, террор и шантаж по отношению к мирному населению.

Превратившись при поддержке международных террористических центров в одну из криминализированных территорий и баз международного терроризма, Чечня стала генератором опасных для России и остального мира процессов, которые проявились серией терактов, взрывами на вокзалах Армавира и Пятигорска, нападением боевиков на воинскую часть в Буйнакске.

Чечня стала главным фактором дестабилизации обстановки в регионе. Ее руководство проводило политику интернационализации конфликта на Северном Кавказе.

На территории России была создана и эффективно действовала разветвленная криминальная сеть, контролируемая чеченцами. Она стала мощным скрытым мобилизационным резервом террористов, источником их финансирования и материального обеспечения. В эту криминальную сеть напрямую или втемную стали привлекать представителей разных национальностей. Эмиссары чеченских террористов вербовали наемников, занимались идеологической обработкой российских мусульман в разных регионах России.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту