search
main
Топ 10
В России подготовили план мероприятий Года педагога и наставника В Дагестане скандал в сельской школе вылился в протесты родителей и увольнения учителей Осталось две недели: все, что нужно знать про итоговое сочинение Школьникам Белгородской области будут выдавать сухпайки, если удаленка продлится до конца года Флаг, гимн, герб: школьникам на «Разговорах о важном» расскажут о государственных символах Глава Минобрнауки представил двух новых заместителей Школьникам хотят запретить использовать данные из «Википедии» в своих работах В Дагестане после четырехдневной забастовки вновь начались уроки в сельской школе Минпросвещения РФ: под новые федеральные школьные программы создаются учебники Московские школьники напишут городские контрольные работы в формате ЕГЭ Как бороться с потребительством ребенка и что делать в случае детской истерики - мнение специалистов Специалисты Рособрнадзора поделят регионы России по качеству образования  Как не стать зависимым от интернета: объясняют эксперты Магистры и рыцари: педагог из Читы рассказал об авторской системе оценивания школьников Абитуриентам вскоре не придется предъявлять аттестат при приеме в вузы За снижение успеваемости хабаровских студентов выселяли из общежития Секреты Третьяковки и мурализм: новый открытый урок пройдет на тему «Международный день художника» Восемь проектов педагогических вузов вошли в перечень олимпиад на 2022/23 учебный год В России может появиться ГОСТ на школьную форму Лучших поваров школьных столовых объявили в Башкирии
0

Невежество – главный враг патриотизма. Ректор Российского государственного гуманитарного университета Ефим ПИВОВАР

– Ефим Иосифович, что такое патриотическое воспитание сегодня? – Я не могу дать определение, но могу сказать, что об этом думаю. Я считаю, что в сферу патриотического воспитания, бесспорно, входит воспитание знанием, знанием о своей стране, о культуре своей страны, и, конечно, воспитание знанием о народах, о цивилизациях, которые окружают нашу страну. Такая двойственная составляющая этого воспитания знанием включает, с одной стороны, подлинное уважение к своим корням, к своей культуре, к своему народу и, с другой стороны, толерантное отношение к окружающим его культурам, народам и историческому опыту. Потому что если такое сочетание будет нарушено, то это может привести к ксенофобии, с одной стороны, к уничижительному отношению к окружающим и национализму по всему периметру наших границ – с другой стороны. Настоящий патриот, конечно, прежде всего обладает знаниями о своей культуре, о своей цивилизации, о народах, которые живут издревле на этой земле. И эти знания являются базой для патриотического воспитания. Это не религия – это знание. Потому что воспитание через знание крайне важно.

Досье «УГ»Ефим Иосифович Пивовар окончил исторический факультет МГУ. В 1973-1986 гг. – заведующий отделом истории СССР за рубежом, историографии, источниковедения, методов исторических исследований журнала «История СССР». В 1992-1996 гг. – заместитель главного редактора журнала «Отечественная история».С 1986 г. – старший преподаватель, профессор, заведующий кафедрой отечественной истории новейшего времени, декан факультета архивного дела, проректор по научной работе МГИАИ (с 1991-го – РГГУ). С 1997-го – профессор исторического факультета МГУ.С 1999 г. – заместитель декана исторического факультета МГУ по учебно-методическому объединению и дополнительному образованию; член, а затем заместитель председателя экспертного Совета ВАК по историческим наукам. Автор более 100 научных работ.Ректор, председатель ученого совета РГГУ, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН.

– На каких примерах можно воспитывать патриотизм?

– Бесспорно, мы должны воспитывать патриотизм на примерах тяжелых испытаний, которые выпали на долю наших народов, испытаний, которые не сломили дух народа, и наши народы их выдержали. Для моего поколения это события Великой Отечественной войны и Второй мировой войны в целом, это события послевоенного возрождения. Говорят о немецком чуде, о японском чуде, но было и советское чудо, чудо нашего народа, когда за несколько лет мы восстановили из руин огромную территорию. Этим действительно надо гордиться. Это и наши достижения в области науки и техники. Для меня, например, 12 апреля 1961 года был самым счастливым днем в жизни. Это наши достижения в экономике, в науке, в искусстве, в спорте – этим надо гордиться. Но есть и более ранние, древние страницы нашей истории, которыми можно гордиться. Только не надо, я бы сказал, закрывать глаза и на темные страницы нашего прошлого, тяжелые страницы.

– На ваш взгляд, как понимают патриотизм люди разных возрастов? В чем разница, что общего, что отличного?

– У каждого поколения, как говорят ученые, есть свое историческое время. Не только время, когда он родился и живет, но и поколенное разное время – время молодости, время юности, у всех же есть студенческие годы, всего пять лет, но у кого-то это 1950-е годы, у кого-то – 60-е прошлого века, а у кого-то это 10-е годы этого столетия. И они, естественно, разные, хотя вроде бы студенческие годы. Они разные, но одновременно и одни и те же. В чем это заключается? В том, что есть общее историческое время, когда встречается однокурсник или одноклассник, не важно, или сотрудник, который работал в одном каком-то учреждении многие годы, он расплывается в улыбке только потому, что он встречает того, кто имел ту же судьбу, ту же историческую общность.

И то же самое с народом. У нас, конечно, разные поколения, и по историческому опыту, и по составу населения, но есть и общность – это одна страна, это наша страна. Поэтому, конечно, когда мы говорим о своей стране, мы гордимся ею, и когда кто-то начинает о нас говорить плохо, мы, естественно, вздрагиваем и даже немножко ершимся, и имеем на это основания, потому что нам обидно. Мы можем сами себя критиковать, это другой разговор, но когда начинают нас критиковать другие, нам обидно, мне лично обидно, даже если критика в чем-то и справедлива. Я думаю, что есть и единство, и различие. Историческое время – это очень интересный инструмент познания прошлого, но оно имеет и реальное наполнение в любое время, и в наше время тоже. Я уж не говорю про историческое пространство, строго говоря, это тоже особая статья, потому что человек, который живет в одном географическом поясе, в одной стране, имеет какие-то менталитетные особенности.

– На ваш взгляд, нужны ли какие-то специальные структуры, которые будут заниматься патриотическим воспитанием, специальные программы в школах или вузах? Чтобы вновь просто не скатиться к разговорам о патриотизме?

– Вообще-то главная задача образования – это воспитание знанием, это его главная функция. Если образование ее не реализует, то надо это немедленно пресекать. Второе: в воспитании образованием есть элементы, которые особенно важны в процессе формирования личности и воспитания. Условно это родной язык и родная литература, это история своей страны, это основы социальных знаний, философии, экономики, права, правовая культура. Это функция всех уровней школ, для этого не нужны какие-то особые институции, надо просто это осуществлять. Второй момент, который несколько сложнее: средства массовой информации тоже должны быть на это направлены. Я понимаю, что это четвертая власть, но они должны быть на это направлены.

Я могу продолжить этот перечень институций, функция которых в этом заключается, до бесконечности. Но получается, надо создавать какие-то новые, какая-то кампанейщина. Другое дело, что есть какие-то конкретные задачи в воспитательной работе. Условно говоря, мы же не могли предугадать, что будет Олимпиада в Сочи. И, конечно, нам теперь нужно нашу воспитательную работу в связи с этим как-то координировать. То есть есть такие задачи, которые появляются из самой жизни. Вот тогда, конечно, нужны какие-то дополнительные программы. У нас появляются в обществе некоторые тревожные тенденции, например, никто не мог подумать, что после разгрома нацизма на этой земле может возникнуть неонацизм. Но раз это, к сожалению, есть, то с этим надо бороться, и, естественно, должны появляться программы для этого. А вообще-то воспитание – это главная задача школы и семьи. Давайте папе и маме программу – воспитание детей, давайте еще одну программу сделаем. Они, по идее, для того и родили детей, чтобы воспитывать. Я так считаю, не знаю, может быть, я не прав.

– Но сейчас есть некие проблемы с патриотизмом…

– Конечно, есть. Потому что, к сожалению, образовательная среда в условиях реформ что-то упустила. Плохо, что у нас была жесткая, централизованная, контролируемая система стандартов обучения, где была для всех одна история КПСС, и никто не мог ее отменить. Теперь, конечно, демократия, любой вуз и любое учебное заведение может само предложить модель стандарта образования в высшей школе. Мало того, студент может выбрать, какие курсы он хочет посещать, какие – нет, это все здорово. Но одновременно некоторые базовые, не с точки зрения, что они обязательные, а с точки зрения интересов общества, элементы образования исчезают. Например, я знаю, что в проектах стандартов третьего поколения то достижение, которое было с большим трудом реализовано во втором поколении – что любой вуз, какой бы он ни был, торфяной или театральное училище, но обязательными были два курса – философия или история философии и отечественная история. Я не говорю о качестве, это другой разговор, его уровень надо совершенствовать, но все-таки они были обязательными. Теперь начинается разговор: давайте по выбору, есть девять или семь общественных дисциплин, экономический вуз выберет историю экономических учений, индустриальный – историю техники, но это не то. Мы-то говорили об отечественной истории, а не об истории техники, что тоже нужно, конечно, но это не то. И мы говорили о философии как мировоззрении, а не просто науковедении, допустим, истории химии. Это нужно, но должно быть не вместо, а в плюс. Поэтому, конечно, стоит эта задача. Потому что главный элемент патриотического в моем представлении – это русская литература и язык, это отечественная история и это философские мировоззренческие позиции. Какое без этого может быть воспитание в высшей школе? Независимо от того, что, строго говоря, и математика, и химия, и астрономия – все равно это воспитание, воспитание знанием. Если, конечно, знание качественное и процесс образования эффективный.

– Ефим Иосифович, идет процесс глобализации. Значит, должны быть какие-то дисциплины, которые одновременно развивают и патриотизм, и толерантность.

– А разве русская литература толерантность не развивает? Развивает. Или русский язык, отечественная история и философия – это минимум. Но тут важно содержание. Ведь отечественная история, если правильно поставлена задача, или русская литература – это же не предметы и науки, утверждающие, что мы абсолютно ни на кого не похожи. Как раз наоборот, это осознание нас в системе мировых ценностей.

Гуманитарное знание должно иметь две результирующие: первое – уважение и понимание ценностей своей культуры и достижений своего народа и второе – уважение и понимание роли других народов. По-другому быть не может, у нас же границы по всему периметру. Только на Севере белым медведям не нужно ничего внушать, а во всех остальных сторонах света мы же с кем-то соседствуем, мы же не можем это не учитывать. Нам нужно точно знать, кто нас окружает, с кем мы имеем тысячелетние контакты. Мало того, это же взаимное движение. Невежество – это и есть главный враг патриотизма. Потому что надо через знания воспитывать уважение к себе, а не через незнание, я так считаю.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте