search
Топ 10

Нестрогая экспертиза. или Как я раздавала президентские миллионы

В прошлом номере «УГ»-Москва мы рассказали о том, какие московские школы вошли в 118 лучших. После этого в редакцию стали звонить читатели и задавать вопросы: как оценивали, кто был экспертом? И мы решили дать слово одному из экспертов – журналисту «УГ» Оксане РОДИОНОВОЙ: «Мне очень хотелось понаблюдать за экспертизой московских школ, собравших документы на соискание президентского миллиона. Хотя бы расспросить экспертов от общественных организаций, которые будут оценивать конкурсантов. Мне это было просто необходимо, чтобы честно писать в статьях, посвященных национальному проекту: «Да, я знаю, о чем говорю». Но я даже не мечтала о том, что сама стану экспертом, дотошно читающим и перечитывающим заявки – увесистые папки документов, справок, договоров, отзывов и грамот за победы в олимпиадах».

Кофе для эксперта

Все в этой жизни связано и происходит не зря. Банальная мысль подтвердилась как всегда неожиданно. Осенью прошлого года я стала активным участником форума Всероссийского интернет-педсовета (ВИП), затем модератором – можно сказать, одной из «хозяек» дискуссионных веток. «Родитель» интернет-педсовета – общественная организация «Фонд поддержки российского учительства». Общественная организация, естественно, была приглашена на экспертизу инновационных школ, а я в свою очередь стала, с легкой руки исполнительного директора фонда Сергея Сафронова, представителем этой общественной организации. Логическая цепочка привела меня к тому, что в один из апрельских дней я вошла в Центр качества образования.

Организация экспертизы мне сразу понравилась. Сотрудники центра встретили нас, добровольцев, с распростертыми объятиями. Мы почувствовали себя бойцами, которых не хватает на «фронте». Обстановка на этаже, где сидели эксперты и хранились заветные папки со школьными материалами, действительно немного напоминала боевую, особенно ближе к концу месяца, когда проверка учебных заведений завершалась, – деловые лица, горы материалов, склоненные над ними эксперты… Любезная Елена Константиновна Белобородова угощала нас кофе и терпеливо отвечала на все вопросы.

184 школы. На каждую приходится 5 экспертов. Все эксперты делятся на две группы, первая проверяет 92 школы и вторая столько же. Итоговая задача – выстроить рейтинг и отобрать 118 самых замечательных, самых инновационных, самых достойных миллиона рублей.

Оказалось, что самое сложное – проверить первую работу, приноровиться к шкале оценок. У некоторых экспертов эта самая первая работа отнимала полдня. Особенно если материалы школы были представлены в пяти огромных, каждая сантиметров пять толщиной, папках. Мы были обязаны просмотреть все. После первого «знакомства» работа шла легче. Но все равно каждый эксперт за день мог оценить не более 6-7 школ. Слишком велик объем и сложна система оценки.

Сколько вешать в баллах?

Об этой системе стоит сказать подробнее. Конечно, она пока не отработана, и это ни в коей мере не упрек организаторам конкурса, а просто констатация факта. В такие короткие сроки невозможно отработать все детали и все предусмотреть. Всем экспертам была выдана очень удобная, четкая, хорошо структурированная таблица «Критерии отбора и их показатели». Критериев было десять:

Высокое качество результатов обучения и воспитания.

Эффективное использование современных образовательных технологий, в том числе информационно-коммуникационных, в образовательном процессе.

Обеспечение доступности качественного образования (низкий по отношению к городскому процент обучающихся, не получивших в учреждении основное общее образование до достижения 15-летнего возраста, предоставление возможности получения образования в различных формах, реализация профильного обучения и др.).

Продуктивность реализации программы развития учреждения (достижение целей программы развития образования в соответствии с установленными в ней показателями результативности) и ее соответствие приоритетным направлениям развития образовательной системы Российской Федерации на период до 2010 года и программе «Столичное образование-4».

Сочетание принципов единоначалия и самоуправления (демократичный характер принятия решений, эффективная деятельность органов самоуправления).

Создание условий для сохранения здоровья обучающихся.

Позитивное отношение родителей (законных представителей), выпускников и местного сообщества к учреждению.

Обеспечение условий пожарной безопасности и условий охраны труда участников образовательного процесса в учреждениях.

Участие в окружных, городских, федеральных и международных фестивалях, конкурсах, смотрах и т.п.

Создание условий для внеурочной деятельности обучающихся и организации дополнительного образования.

За каждый критерий школа могла получить от 1 до 10 баллов. Таким образом, максимальная оценка – 100, минимальная – 10. На деле ниже 40 ставили редко, а вот выше 80 – довольно часто. Коллега поделилась удивленно: «Я своими глазами видела оценки 99 и 98». Другой эксперт, преподаватель Московского института открытого образования Елена Зачесова, рассказала мне о своей теории, которая показалась мне очень верной: «Мне кажется, чем выше уровень квалификации эксперта, тем больше ошибок и неточностей он может распознать, тем ниже оценки он поставит, поскольку принцип оценивания у нас «вычитательный»: из идеальной «десятки» вычитаются баллы за ошибки и нестыковки».

Все десять критериев были подробно расписаны по показателям (в динамике трех лет). И в этом заключалась основная сложность. Показателей на каждый критерий набиралось немало. Например, рядом с «высоким качеством результатов обучения и воспитания» значилось десять пунктов:

успеваемость,

качество обученности,

сравнительные результаты достижений учащихся, обучающихся по традиционным и инновационным программам,

отсутствие неуспеваемости, второгодничества,

отсутствие скрытого «отсева» учащихся (в начальной, основной и старшей школе),

отсутствие правонарушений учащихся, подтвержденное справкой с ПДН ОВД района,

количество учащихся, победивших в окружных, городских, всероссийских конкурсах, олимпиадах,

количество учащихся, участвующих в конкурсах социальной направленности,

участие в поддержке традиций и уклада школьной жизни.

Сколько «весит» каждый показатель, неизвестно. Получилось, что это личный выбор эксперта. Например, для моего коллеги – модератора форума интернет-педсовета, старшего научного сотрудника Института теории и истории педагогики РАО Игоря Сухина оказался решающим такой аспект: «По моему мнению, если у школы нет своего сайта, то этот минус перечеркивает толщину папки поданных документов. Ведь это просто смешно – любой ученик старших классов за день без проблем сделает школьный сайт…».

Еще одна проблема: мы проводили экспертизу программ развития образовательного учреждения, этого главного документа в списке обязательных конкурсных материалов. В программе говорилось о намерениях, планах, в том числе финансовых. Значит, награду дают за намерения? Или все-таки за достигнутые успехи в свете инновационных планов образовательного учреждения?

Без вредности

Я для себя решила, что постараюсь оценить, насколько реальны планы развития школы, внимательно проанализирую, на что образовательное учреждение хочет потратить свой миллион, но только реальные дела – участие в тех или иных экспериментах, реализация профильного обучения, построение информационной среды и так далее – убедят меня поставить высший балл.

«Строгого» эксперта, однако, из меня не получилось. В материалы каждой школы я погружалась, как в море, заставляя себя не восклицать и не мешать соседям восклицаниями по поводу: ой, школьная газета, ах, замечательный музей, о, школьный театр! В 651-й школе проводится профильная подготовка старшеклассников по специальности «секретарь-референт, пользователь персонального компьютера со знанием английского языка»! У 144-й потрясающе интересная история: здесь учились дочь Василия Сталина и внучка Чапаева, о ней был даже снят фильм «Школьные годы чудесные»! Однако чувство долга заставило замолчать во мне любопытного журналиста, и я постаралась взглянуть на материалы объективно.

Приятно порадовало, что далеко не все школы «сварганили» программы развития в 2005 году аккурат для конкурса. Мне запомнилось несколько образовательных учреждений, которые давно работают по такой программе. Подобный документ в СШ №1158 был создан несколько лет назад, на 2002-2007 годы, и назван «Школа – модель информационного общества». Все, над чем трудится педколлектив во главе с директором Татьяной Григорьевной Кирковой, «работает» так или иначе на эту тему: участие в международном проекте «Школьная электронная почта», выпуск виртуальной газеты «Без двух двенадцать», активная деятельность в качестве базовой площадки московского Департамента образования по отработке автоматизированной системы управления образованием… Признаюсь, что 1158-й я дала высшую оценку – 90 баллов.

Что огорчило? Формальный подход к делу. Смущало, когда письма поддержки выглядели как скучные чиновничьи документы, явно написанные под диктовку. Становилось обидно, когда финансовые планы школы не соответствовали программе развития и были размыты – и мебель хотим, и компьютеры, и копировальную технику. Понятно, что не так часто государство дает «лишний» миллион, но уж если есть возможность его получить, лучше потратить на какую-то конкретную цель.

Больше всего грустила я по поводу отсутствия в материалах школ некоторых аспектов, вынесенных в критерии оценки. Вот нет никаких свидетельств о том, как школа оздоравливает ребят, и все тут. А между тем образовательное учреждение носит гордое имя «Школа здоровья».

И снова о плюсах. Совершенно покорили отклики о школе родителей и детей, особенно написанные на листках бумаги от руки, не организованные специально к конкурсу, а выдранные из школьных альбомов, куда авторы писали благодарности просто по зову сердца.

СШ №691:

«Я стараюсь пораньше приходить на занятия, чтобы посидеть на мягких кожаных диванчиках и настроиться на «школьный лад». Это не так-то просто. Дома отвыкаешь от стремительной школьной жизни. Она заключается, конечно же, не только в изучении предметов, но и во внеурочных событиях» (Ксения Пароконная, 10-й «Б» класс).

«Уже десять лет прошло, но ни разу у нас в семье не обсуждался вопрос о целесообразности продолжения обучения в нашей школе. Есть еще, правда, для нас иногда в процессе обучения и сложные моменты. Приходит, например, старший и пытается с нами законы Менделя обсудить. Именно обсудить! Иногда младший по-иностранному что-то скажет, вот и думай…» (Папа, мама, Артем, Витя).

СШ №1935:

«В школе чисто, тепло, уютно, красиво. За детей мы спокойны. Чего еще желать?» (Преподаватель церковного права Николо-Перервинской духовной семинарии Александр Матвеевич Костеркин).

Гимназия №1516:

«Всего лишь два года мой сын проучился здесь. Но я никогда не забуду его первое впечатление: «Мама, они там все улыбаются!» И настороженность: неужели так всегда? И без вредности?! Прошел год, другой. Успехи в учебе были переменны, но желание по утрам идти в школу оставалось постоянным. А этим не всякая школа может похвастать. Улыбайтесь, милые учителя!» (Мама Нина Викторовна Деринг).

Пожалуй, добавить к этому нечего, кроме того, что все 17 школ, с которыми я познакомилась заочно на экспертизе, я постараюсь навестить. Ведь к друзьям ходят в гости. А уже есть у них миллион или нет, абсолютно не важно…

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту