search
Топ 10

Нельзя всегда водить малыша за ручку. Так он никогда не станет взрослым

Уж не первый год мы анализируем доклад уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, проблемы в докладе о положении детей в детских домах и школах-интернатах имеют особое значение, они и актуальны. В нашем детском доме сегодня 153 воспитанника, и при организации работы с ними мы стремимся не только учитывать их возможности, способности, интересы, состояние здоровья, но и обеспечивать условия для достижения основной цели воспитания – формирования у них способности жить без родительского попечения. То есть как можно раньше, по сравнению со своими сверстниками, быть готовыми к самостоятельному решению широкого круга проблем. Однако у нас самих возникают серьезные проблемы при воспитании и содержании детей.

В нынешнем учебном году наш детский дом принял группу детей с гепатитом С и ВИЧ-инфицированных. Мы создали им все условия для нормального проживания, обеспечили медицинское наблюдение, детям предоставлен отдельный блок, они полностью включены в воспитательный и образовательный процессы, назначены воспитатели, которые добровольно изъявили желание работать с этой категорией детей. Кроме дошкольников, есть девочка шестнадцати лет, для нее организовано обучение по индивидуальному учебному плану и по учебным программам, которое поможет ей в оптимальные сроки достичь уровня образования, соответствующего ее возрасту. Сегодня уровень ее образования на уровне 4-го класса, поэтому приходится решать проблемы в процессе индивидуального обучения. Некоторые дети станут первоклассниками в новом учебном году. Есть еще 6 детей, которые пока находятся в доме ребенка №7 и ждут своего часа, может быть, они также в ближайшее время будут определены в какое-то учебное или образовательно-воспитательное учреждение. Все вроде бы нормально, но с наступлением летнего периода встает проблема отдыха этих детей.

Думаю, что такая же проблема возникает и у руководителей других учреждений, где есть дети с подобным диагнозом. Некоторые фирмы по организации отдыха при прохождении тендера дали свое согласие на то, чтобы принять этих детей на отдых. Но истинного положения дел и того, какую бомбу они себе готовят, фирмы не понимают. Почему я так говорю? Потому что при поступлении этих детей в детский дом мы пережили немало сложных и трудных моментов, ситуация была тяжелая, сотрудники, работающие в дошкольном отделении, были очень взволнованы и напуганы тем, как они будут контактировать с детьми, как это отразится на состоянии их здоровья, состояния здоровья их собственных детей. Хорошо, это был небольшой круг людей, и мы сумели погасить волнение и привести в норму, в соответствие людей.

Что такое диагноз «ВИЧ-инфекция» или «инфицированные гепатитом С»? Сохранить диагноз в тайне мы не можем. Мы должны его открыть, потому что ребенок должен ежедневно получать лекарства, медицинские препараты для поддерживания своего нормального состояния. В случае, не дай бог, какой-нибудь травмы, какой-то инфекции состояние ребенка мгновенно ухудшается, ему нужна специализированная помощь. Как ребенка из тех мест, где он отдыхает, доставить в Москву, чтобы предоставить квалифицированную медицинскую помощь?! Естественно, что здесь, думаю, такие проблемы будут и у руководителей, и у других учреждений, которые имеют детей с подобными диагнозами.

Лето – время повышенной травмоопасности и возникновения инфекционных заболеваний, поэтому эти дети должны быть под неусыпным наблюдением медиков, должен быть медицинский персонал, готовый грамотно прийти на помощь в случае возникшей необходимости. Это тоже вопрос времени. Думаю, эта категория детей на сегодняшний день будет лишена возможности провести лето за городом, потому что определить сейчас в какой-нибудь лагерь я их не могу: ни один из руководителей их не возьмет. Приходится оставлять этих детей в Москве в дошкольном отделении детского дома.

Еще одна серьезная проблема, которая, к сожалению, все чаще возникает в последнее время, – это проблема жизнеобеспечения детей с тяжелыми физическими недугами, с тяжелыми заболеваниями, требующими специальной медицинской помощи. Мы дважды сталкивались со случаями онкологии среди подростков, сегодня у нас есть такая двенадцатилетняя девочка. Ребенок на полном государственном обеспечении, казалось бы, ее интересы и права полностью защищены. Но ни в одном документе не сказано, как быть в случае, когда ребенку требуется дорогостоящая и сложная операция, когда необходим послеоперационный уход, нужна сиделка во время такого лечения, как химиотерапия или радиология. Конечно, мы изыскиваем те или иные возможности, прибегая к помощи собственных сотрудников, обязывая их на добровольной основе дежурить у койки, когда ребенку нужно круглосуточное дежурство.

Бесплатную помощь неоднократно оказывало сестричество при Первой градской больнице, но в таких случаях нужна и более квалифицированная помощь, потому что суточные капельницы, которые нужно менять, установит не каждая сестра.

Эта девочка перенесла уже четыре операции, сейчас готовится к пятой, сложной, с ампутацией руки, должен быть организован круглосуточный уход за ней. Как быть? Каким образом это обеспечить? Где взять материальные средства на оплату сиделок? Квалифицированная сиделка с медицинским образованием стоит 1500 рублей в сутки, а дежурить нужно возле ребенка порой 15-20, а то и 30 суток. У нас в детском доме это уже второй ребенок, у первого было семь операций, и можно себе представить, сколько вопросов приходилось решать по этим моментам. Может быть, можно как-то предусмотреть в статьях расходов медицинское обеспечение, выделение денег и на оплату подобной категории медицинских работников.

Еще одна проблема – защита прав воспитанников и в первую очередь детей, чьи родители лишены родительских прав. В детском доме самое серьезное внимание уделяется защите прав детей, находящихся в государственном учреждении, на сегодня количество детей, которые должны получать алименты, – 115 человек. Из них получают алименты 13 человек, не получают – 98. Причины, по которым не поступают алименты, следующие:

– родители не работают, им платить алименты не с чего;

– большая группа родителей умышленно уклоняется от уплаты алиментов;

– родители признаны безвестно отсутствующими или недееспособными;

– прекращено или приостановлено исполнительное производство по различным обстоятельствам;

– несвоевременно (по срокам) исполняется оформление документов судебными приставами, я разговаривал на эту тему с прокурором, мне было сказано, что к судебным приставам будет предъявлено много претензий, вплоть до возбуждения уголовного дела за неисполнение приставами должным образом своих прямых обязанностей.

Один из важных моментов в работе социальной службы – розыск должника, если родители получили исполнительный лист на руки после решения суда. В этом случае информация собирается посредством направления запросов в ЦАСБ ГУВД Москвы. Загсы, ОВД, администрации других населенных пунктов РФ и СНГ. Обязательный розыск осуществляется судебными исполнителями в сотрудничестве с ОВД с привлечением к уголовной ответственности скрывающихся родителей. В случае невозможности определения местонахождения ответчика или невыполнения окружной службой судебных приставов возложенных на них обязанностей социальная служба по согласованию с руководителем детского дома обращается в Межрайонный отдел службы судебных приставов ГУ Министерства юстиции РФ по городу Москве. Самое интересное, что, пока идет розыск или судебное рассмотрение, ни одной копейки ребенку не поступает. Если родителям присуждают штрафы, принудительные работы, все деньги идут в доход государства. То есть судебные изыски не всегда бывают в пользу детей.

Хочу особо отметить малоэффективную работу органов опеки и попечительства, с которой у нас нет делового контакта в работе; передав в свое время воспитанника в детский дом, они забывают о нем, не интересуются жизнью ребенка в детском доме, не отслеживают его дальнейшую судьбу. Хотя работники органов опеки муниципальных образований должны, обязаны раз в год посещать учреждения и узнавать, в каких условиях содержатся дети, какие проблемы у них возникают, помогать в решении этих проблем, сегодня практически ни одно муниципальное образование не проявляет такого интереса, кроме управы «Восточное Измайлово», на территории которой находится детский дом. Я уже не говорю о том, что порой работники должны были бы навестить детей в какие-то праздники, сказать им доброе слово и принести хотя бы конфетку, чтобы они помнили и знали: есть органы опеки и попечительства.

Есть проблемы и в воспитании детей. Для социальной адаптации детей-сирот необходимы определенные условия, которые могут помочь им уверенно выйти в жизнь и найти свое место в обществе, не стать потребленцами и иждивенцами, быть активными членами общества. Понимаю, что здесь крылатые фразы «Не умею заваривать чай!» или «Не умеет чистить картошку!» реальны, но я считаю, что мы многое делаем для социализации детей, они приобретают трудовые, санитарно-гигиенические навыки, знакомятся с азами экономики, ведением хозяйства, учатся готовить, шить, стирать. У нас есть прекрасная кухня, кабинеты, кружки, уроки. Но для всего этого нужна соответствующая база, необходимы продукты питания, ткани для шитья, другой материал, который следует приобрести. Но для этого необходимы деньги, а они не предусмотрены ни одной статьей.

Вся воспитательная работа проводится в определенной системе. Но на сегодняшний день нет государственной программы, предусматривающей все аспекты воспитательной работы. Думаю, один из городских педагогических вузов городского подчинения совместно с инициативной группой детских домов или в рамках эксперимента должен разработать программу для воспитателей.

Важным вопросом становится вхождение детей-сирот в социум. Но, как правило, руководители порой ограничены в каких-то своих определенных решениях. Выход любого ребенка за территорию учебного заведения должен сопровождаться определенными рамками закона. Я должен составить приказ на выход ребенка, определить людей, ответственных за его жизнь и здоровье. Дети, которые обучаются в 10 и 11-х классах, дети, которым по 17-18 лет, должны повсюду ходить за руку с воспитателем. Понятно, что все претензии предъявляют нам: почему не научили ребенка тому, как заплатить в кассу деньги при покупке товара, как оплатить коммунальные услуги, внести плату за телефон. Конечно, опекая ребенка на каждом шагу и водя его за руку, никогда не научить его самостоятельности. Рамки закона и законодательства не позволяют руководителю принять решение и отпустить ребенка одного, например, навестить бабушку, родственников, пойти в магазин или куда-то еще. Для решения этой проблемы необходимо пересмотреть законодательную базу, которая б расширила права государственного опекуна в рамках практических проблем.

Виктор ПУШНИН, директор санаторного детского дома №48

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту