search
Топ 10

Неисчерпаемость любви. Памяти Григория Померанца

Григорию Соломоновичу Померанцу выпало редкое счастье. Более полувека с ним рядом была Зинаида Миркина, философ, поэт, эссеист, человек уникального дарования. Они встретились в 1960 году, будучи духовно сложившимися людьми. Ей было 34 года, ему – 42. Началась работа любви, постепенное вслушивание друг в друга. С самого зарождения взаимное чувство было пронизано духом творчества. На этом пути им было суждено обрести прочное духовное родство, которое с годами превратилось в единство.

P.S. Григорий Померанц, известный российский философ, культуролог и писатель, скончался в Москве 16 февраля 2013 года на 95-м году жизни.Читайте интервью с Григорием Соломоновичем Померанцем, опубликованное в «Учительской газете» № 22 от 29 мая 2012 года.Фото: http://www.pomeranz.ru/foto.htm

Зинаида Миркина так описала это превращение:

Нас было двое. Рядом ель качалась,

И время шло не мимо, а насквозь.

Пространство расширялось, расширялось

И тихо с Бесконечностью слилось.

И сердце вдруг почувствовало с дрожью,

Что прямо здесь, не в сказочной дали,

Находится родное царство Божье

И мы в него нечаянно вошли.

Ты головы коснулся головою,

Рука моя – у сердца твоего.

Качалась ель. Нас было только двое.

И бесконечность. Больше ничего.

«Многим я обязан Зинаиде Александровне, – говорил Григорий Соломонович, – потому что она в духовном отношении намного превосходит меня. Вообще духовная жизнь требует радостного признания превосходства в другом и никакого желания бороться за первенство». Зинаида Александровна столь же высоко ценила мужа: «Физически я бы вряд ли выжила, если бы не Гриша, – говорит Зинаида Миркина, – со мной с той поры постоянно рядом был человек, деливший мою душу со всей её радостью и тяжестью. Человек, которому никогда меня не было слишком много. Я была всегда нужна, и не какой-то кусочек души, я – вся».

За три года до смерти Григорий Соломонович признавался, что в свои годы он счастливее, чем в юности, притом, что он всегда обладал даром быть счастливым, даже в сталинском лагере. Об этом же пишет Зинаида Миркина:

Как долго длится старость… Сколько лет,

Как я сама зову себя старухой.

Но всё ещё не привыкает ухо

К тому, что так зовёт меня сосед.

Как долго длится старость… Но она

Прекрасна, точно древняя сосна.

И, может, тем прекрасней, чем древнее.

И вечность, перешёптываясь с нею,

Поит её таинственным вином,

Настоянным на запахе лесном.

Как долго длится старость… Но любовь

Ни старости, ни юности не знает.

Она вот так, как благодать лесная,

С мгновеньем каждым возрождаясь вновь,

Неисчерпаема. И только в этом

Разгадка нескончаемого света,

Сквозящего из старости моей,

Как луч из тёмной гущины ветвей.

За время совместной жизни Григорий Померанц и Зинаида Миркина смогли так сберечь и возрастить любовь, что она стала не только их радостью, но и свидетельством любви в нашем современном мире, где больше разделения, чем единства. Эта любовь осталась неисчерпаемой до конца. Последние месяцы Григорий Соломонович лежал, у него была меланома на ноге, он почти не видел. Ухаживая за смертельно больным мужем, Зинаида Александровна написала такие строки:

Мы потеряли всё на свете.      Судьба обрушилась на нас.      Нам солнце более не светит-      Нет у тебя ни ног, ни глаз.      Нет леса, нет закатной дали,

Нет счастьем пахнущей земли,      Но мы… всё то, что потеряли,      Сейчас в любви своей нашли.      Прильнули в темноте друг к другу      И – ни начала, ни конца.      Судьба молчит. Утихла вьюга.      И небо входит к нам в сердца.      Всей грудью чувствую, всей кожей,      Как превратился в вечность час.      Ты в нас.      Ты с нами, Боже, Боже!      О, только не остави нас!

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту