Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Не забывайте «изочку». Иностранный язык в России изучают все, но говорят на нем немногие

Учительская газета, №30 от 28 июля 2009. Читать номер
Автор:

Внимательное наблюдение за ЕГЭ с начала его возникновения позволяет сделать некоторые обобщения, все-таки уже почти десятилетие идет неуклонное внедрение единого государственного экзамена и столь же неуклонный протест со стороны части учителей, родителей. Заметно, что они развиваются по параллельным линиям, которые, как известно, никогда не пересекаются.

«Низы», то есть педагоги, находят все новые недостатки и аргументы «против», в то время как «верхи», то есть министерство, отвечают: ЕГЭ быть, закон уже принят. Можно привести многочисленные примеры «за» и «против» как для той, так и для другой позиции. При этом вся власть, или возможность что-либо изменить, находится, как и положено власти, «сверху»: министерство учитывает пожелания по содержанию заданий, по организации экзаменационного процесса, старается вносить коррективы. «Низы» выдвигают свои требования и возражения зачастую постфактум, но при этом не имеют возможности что-либо реально изменить. Да, в заданиях встречаются ошибки и разночтения. Да, дети, которым приходится вставать в четыре утра и добираться до базовой школы, находятся в невыгодном положении по сравнению со сверстниками, которые живут рядом. Над этим работают, есть положительные сдвиги.

Мне очень понравилась публикация Анны Хрусталевой («УГ» № 27, 2009), ее опыт сдачи ЕГЭ. Мне кажется, здесь есть лишь одна погрешность. От человека, окончившего школу и вуз, проработавшего несколько лет в нашей замечательной газете, можно ждать умения отбирать нужные факты, сосредоточенно готовиться к любому испытанию, писать эссе. Ее рассуждения о русской литературе ясно показывают, что взрослый человек способен оценить классику иначе, чем ученик. Хотелось бы увидеть продолжение темы преподавания родной литературы в школе. Что до высокого балла, было бы странно, если бы опытная журналистка не получила отличный результат по литературе и русскому языку. Профессионалу действительно не нужны репетиторы.

В дискуссиях о ЕГЭ я не нахожу иной аспект проблемы, связанный как раз с баллами, со статистикой. Изначально ЕГЭ запускался как одно из средств, с помощью которых Россия должна была совершить прорыв в образовании, а тестовая система, вызывающая столько нареканий со стороны педагогов, сравнивалась с мировой практикой проведения итоговых испытаний. ЕГЭ пропагандируют и как своего рода панацею, мол, если ребенок из глубинки хорошо сдал экзамены, он или она смогут поступить в любой престижный вуз страны. Правда, нигде не указано, кто купит такому одаренному провинциалу билет на самолет, заплатит за общежитие и на какие деньги студент будет жить в столичном городе.

Совершенно верно, во многих странах принято проводить хотя бы часть экзамена в форме теста, а результаты используются при поступлении в высшие учебные заведения. Например, в США, получив результаты экзаменов, школьники самостоятельно рассылают их в вузы страны, а затем, исходя из полученных ответов, имеют возможность выбора. Ограничения касаются лишь количества баллов: если хочешь попасть в престижный вуз, полученный балл должен быть достаточно высок. Если же оценка пониже, то и вуз выбирается попроще.

Что происходит у нас? Не буду пытаться анализировать ситуацию по всем предметам, остановлюсь на иностранном языке. В текущем году меня больше всего поразила одна цифра: 20. Нижний предел, установленный для получения оценки «удовлетворительно». При этом не все выпускники смогли его преодолеть. Что будет на обычном экзамене, если школьник сделает два задания из десяти? «Два». Каковы критерии оценок в мире? Если наш выпускник в будущем соберется сдавать любой международный экзамен по иностранному языку, его может ожидать неприятный сюрприз. По английской системе успешно сдавшим экзамен считается тот, кто набрал не менее 64 процентов. 75-84 процента – это оценка «хорошо». 85 процентов и выше – «отлично». Известный американский экзамен TOEFL предполагает, что успешно сдан экзамен, если правильные ответы даны на 78 пунктов из 120, то есть те же 64 процента. Интересно бы посмотреть статистику сдачи ЕГЭ по английскому языку и увидеть, сколько школьников у нас реально сдали экзамен согласно международным стандартам. Также хотелось бы заглянуть на год в будущее и увидеть, какой нижний предел будет установлен по всем предметам. Многие учителя говорят о том, что в нынешнем году не было раздела «Говорение», а если его ввести, то результат будет гораздо хуже.

Недавно я случайно попала на стихийное собрание городских учителей английского языка. Преподаватели из нескольких школ сидели за столом, обложившись бумагами, видно было, что происходит нечто сложное. Когда я вошла, люди кинулись ко мне с вопросами. «Мониторинг, нужно срочно подать отчеты о том, как мы ведем уроки, какими пользуемся учебниками и программами, почему такие низкие результаты сдачи ЕГЭ!» Как обычно в таких ситуациях, никто не смог ответить на вопрос, откуда взялся мониторинг. «Завуч велела!» Куда потом пойдут сведения, никто не знал, но можно было предположить, что это инициатива по крайней мере городского уровня, потому что о ней знали учителя из разных учебных заведений – школ, гимназий, лицеев.

Работая в школе с 1995 года, я ни разу не видела программу. Учебные планы, требования к экзаменам всегда писали сами. Справочные поисковые системы и сегодня выдадут множество ссылок на авторские программы, на программы отдельных коллективов, но не на федеральную программу. Может быть, ее по сей день так и нет? Учебными пособиями как вспомогательными сегодня можно пользоваться любыми. Россиянин, как известно, быстро приспосабливается к любым переменам, любым требованиям «сверху». Поэтому в каждой школе обязательно есть отечественный учебник согласно требованию органов образования и (если у родителей есть деньги) зарубежный УМК. Приходит проверка – на столах лежат отечественные книжки. Но как только стало понятно, что ЕГЭ быть, школы, родители массово обратились к британским УМК. Почему? Да потому, что ЕГЭ составлен по западным образцам. Если детей не готовить заранее, то ЕГЭ никто не сдаст. Когда в школе обучают только по отечественным учебникам, а ребенку нужен ЕГЭ по иностранному языку с хорошим результатом, родители покупают зарубежный УМК и нанимают репетитора. Впрочем, есть и другая, весьма печальная причина, по которой репетиторство процветает и будет процветать.

Загадочный мониторинг был объявлен по окончании учебного года, когда стали известны плачевные результаты ЕГЭ по иностранным языкам. Учителя должны составить отчеты о своей деятельности, указать, какой (несуществующей) программой они пользуются, какими учебными пособиями. С этим у нас все в порядке. Программу я посоветовала указывать «федеральную», потому что чиновники все равно не знают иностранного языка. Уроки проведены, материал дан, ссылка на (неиспользуемый) отечественный учебник имеется, с отчетностью все в порядке. Вопрос остался один: мониторинг чего можно провести, когда нет занятий? Чтобы уяснить, почему в России иностранный язык много лет изучают все, а говорят единицы, достаточно прийти незапланированно в любую школу во время учебного года, поговорить с детьми, посетить уроки. С первого года своей работы в школе я сделала потрясшее меня тогда открытие: многие учителя ведут уроки иностранного языка целиком по-русски. Потом привыкла. Часть педагогов со стажем работы 30-40 лет иначе не умеют, их тоже так учили. Экзамен по говорению они и сами не сдадут. Все, что они могут, – «долбить» грамматику, переводить огромные скучные тексты с русского языка на английский, заставлять детей учить наизусть пресловутые «топики».

Сидя как-то на уроке в выпускном классе, я слушала объяснения учительницы английского языка на русском языке и думала о том, что это не так плохо, если дети не будут сдавать ЕГЭ по иностранному языку. Судя по их реакции, по вопросам, она сумела пробудить в них интерес к предмету. Но вот перед выполнением упражнения прозвучала учительская фраза: «Дети, не забывайте «изочку», она всегда есть в английском предложении». Мне потребовалось некоторое мысленное усилие, чтобы сообразить: имелся в виду вспомогательный глагол is, настоящее время, третье лицо, единственное число. Действительно, россияне часто его забывают. Пройдя по классу и заглядывая в тетрадки, я увидела, как дети старательно вставляют «изочку» в каждое предложение независимо от того, в каком времени, каком лице и числе стоял основной глагол. Большинство на всякий случай поставили «изочку» и там, где она уже была…

Нина КОПТЮГ, кандидат филологических наук

Новосибирск


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту