search
Топ 10

Не воровство, а просто… хобби

Я слишком молодой вышла замуж. Не успела пожить. Не успела насладиться свободой и узнать, каково это, когда за тобой ухаживает мужчина. Выскочила сгоряча, родила девчонку и считала, что все у меня в порядке, все идет своим чередом: дом-работа, работа-дом. Даже и не знаю, что в моей жизни занимало больше места: ночные смены, после которых никак не могла сообразить, на каком я свете, экстренные вызовы в любое время суток – пожалуй, на службе в таможне я проводила времени гораздо больше. Но я не волновалась, знала, что Оксанка для Вовки – самое важное в жизни, он всегда присмотрит за ребенком, к тому же, будучи учителем физики в школе, сделает это даже профессионально. В денежном отношении основным кормильцем являлась я, моя зарплата превышала мужнину в 3,5 раза!

В конце концов это меня и добило. Кто в доме мужик? Добытчик? Джентльмен? В чьих руках сила и власть? И что мне добрая безропотность мужа, если он не в состоянии хотя бы сводить меня в лучший в городе ресторан, где я могла бы блеснуть своей красотой и ощутить себя женщиной соблазнительной, желанной, обожаемой?!

Решилась. Ушла от мужа. Пока еще привлекательна и способна обаять, нужно снова выйти замуж. И лучше всего за состоятельного иностранца: хватит с меня родных голодранцев! Я подала объявление в интернет.

Первым откликнулся испанец. Засыпал меня пылкими посланиями, я просто диву давалась безграничности вариантов его любовных признаний и натиску. Когда же он прислал 3 тыс. евро на дорогу в Мадрид, сдалась и побежала за билетом. Сообщила дату прилета, стала готовиться к отъезду и знакомству в реальности. Но тон его писем с этих самых пор переменился. Прекрасные слова уступили место формальным отпискам. Попытки выяснить, с чем это сопряжено, наконец-то увенчались успехом: мой «жених» написал, что он лишился работы, пребывает в поисках новой, для него весьма ощутимо было лишиться 3 тыс., отправленных мне, но оптимистично заявлял он в заключение, я, конечно же, отработаю их, так как вакансий женского неквалифицированного труда в Испании много, мне удастся вернуть ему деньги, впрочем, он надеется на то, что он сможет рассчитывать и на дальнейшие мои вложения в наш предполагаемый семейный бюджет… Я не поехала. Хотя деньги за билет мне не вернули, что весьма прискорбно.

Следующим оказался швед. На сей раз выведала всю подноготную, придраться было не к чему. И я поехала, причем и Оксанку с собой взяла. Это был тот вариант, про который обычно говорят «все досталось на блюдечке с голубой каемочкой». Оксанку устроили в местную школу, мне ни в чем не было отказа. Он был корреспондентом муниципальной газеты, человеком известным в этом небольшом городишке и уважаемым. От меня требовалось только быть рядом и сохранять хорошее настроение. Вот с последним его пожеланием у меня и начались проблемы. Надо сказать, что мой швед отличался поистине гаргантюанскими размерами. Вокруг улыбались смазливые мальчики, а мне приходилось терпеть эту груду жира подле себя! И я не смогла. Объяснила ему, что не сумела его полюбить, он отнесся к этому вполне доброжелательно, сказал, что у него на очереди еще десяток русских девчонок, мечтающих уехать в Швецию, будет из кого выбрать, и дал денег на обратную дорогу.

В Англию я поехала уже одна. Зачем ребенку лишний раз нервы трепать? Еще увидев нового кандидата в мои мужья на фотографиях, оценила: хорош собой. Собственный домик в Средней Англии, стабильный доход выше среднего, 57 лет, спортивный, ухоженный, со вкусом одетый. Внушительный гардероб ежедневно пополнялся. Мне тоже перепадали премиленькие вещички самого модного толка, невесомое маленькое черное платье, найковский спортивный костюм, вышитая стразами блузочка. Я была счастлива! Рядом со мной был элегантный мужчина, который к тому же одевал и меня, как куклу. Блаженство длилось недолго. Оказалось, что этот обеспеченный, благородной наружности человек ворует в магазинах! Для него это было своеобразным спортом, он крал не из нужды, а лишь для притока адреналина. Изобретательности его воровских механик приходилось только удивляться, это был настоящий ас своего дела.

«Главное, – говорил он мне, ничуть не смутившись после моего разоблачения, – уметь нейтрализовать систему защиты, которой снабжена одежда. Если вещь не запищала на выходе, она твоя. Снимаешь с нее код и выносишь. Здесь требуется определенная ловкость, и все нужно делать быстро, пока тебя не засекли. При должной сноровке можно вынести десяток раскодированных товаров за один шопинг».

Прежде чем я узнала о его своеобразном хобби, сумела вполне прилично освоить английский разговорный. За это, конечно, благодарна ему. Из-за своей щепетильности я оказалась на улицах чужбины одна и без гроша в кармане, поэтому надежда у меня оставалась только на свое знание языка и одного русского парня, осевшего в Англии. Переписка с ним была для меня скорее развлечением, хотя он и утверждал, что зарабатывает вполне прилично и сможет содержать меня и дочь.

Из этого знакомства я вынесла негативный опыт общения с соотечественниками за рубежом. Конечно, этой проказой больны далеко не все, но все-таки таких людей немало. Эти люди всячески стараются забыть о том, что они русские и, так и не сумев превратиться в истинных британцев, перестают принадлежать своей культуре.

Вовка все это время звонил, спрашивал о моих злоключениях. Предлагал выслать деньги на дорогу домой. Рассказывал о том, как они поживают с Оксанкой. Эти разговоры ободряли меня, придавали мне силы. Так продолжалось до тех пор, пока наконец не поняла: я бежала от своей единственной настоящей любви лишь затем, чтобы обрести ее! Для того чтобы узнать, что ни взаимопонимание, ни взаимовыручку не заменят никакие деньги. Возможно, где-то есть прекрасные богатые женихи, ждущие любви и готовые баловать и ублажать своих женщин, но меня ждет Вовка, верный, добрый отец моей девочки!

Нарва

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту