search
Топ 10
В российском регионе вводят всеобщий карантин для школ – младшие классы отправят на каникулы Закроют ли школы на дистанционное обучение в 2022 году – студентов и учеников Тувы перевели на удаленку Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Москва отказалась от локдауна и длительного дистанционного обучения для школьников и студентов Урок на «удаленке»: полезные советы педагогам от Учителей года России В Госдуме предложили доплачивать учителям за работу в классах, где выявлен ковид Низкий поклон: в Санкт-Петербурге открыли памятник учителям, работавшим в блокаду

Не стреляйте в пианиста

работает, как может

Минобразование

Иных послушаешь, и, представив себя за школьной партой, хочется воскликнуть: “Спасибо товарищу Филиппову за наше счастливое детство”. Или что-то вроде. А после следующего доклада приходит на ум прямо противоположное… Пленарное заседание итоговой коллегии в Министерстве образования не отличалось оригинальностью. Зал был полон (вначале), над широкими столами президиума висел маленький государственный флаг России и рядом с ними высилась классическая трибуна, с которой ответственные лица – ректоры, руководители управлений образования, директора школ и профучилищ – произносили речи.

Министр образования Владимир Филиппов назвал минувший год знаменательным: одобрены Федеральная программа развития образования, для которой предусмотрено выделить более 16 миллиардов рублей, Национальная доктрина образования, Концепция структуры и содержания общего среднего образования (в двенадцатилетней школе). Таким образом, разработаны основные документы, определяющие, в каком направлении будет развиваться наше образование, его стратегию, политику, приоритеты. Курс выбран, и дело за малым – идти, не оступаясь, или, говоря языком официальным, “выработать тактику решения поставленных задач”.

По поводу тактики, что коллегия и показала, единых мнений нет. Например, вице-президент РАО Владимир Борисенков заявил, что профильную дифференциацию в двенадцатилетке невозможно обеспечить в два года. Маловат этот срок. И кадры не готовы. Начинать реформу надо не со школы, а с педуниверситетов. Борисенков предостерег, что увлекаться нововведениями опасно, тем более не рассчитав их последствий, и блеснул перед высоким собранием словами Сент-Экзюпери: “Ты можешь сделать все. В бесплодной пустыне ты можешь вырастить кедровый лес. Но не надо конструировать кедр. Надо прорастить его семена”. Опасения вице-президента РАО не лишены оснований. Только, кажется, прозвучали они запоздало. Концепцию структуры и содержания общего среднего образования (в двенадцатилетней школе) одобрило многотысячное Всероссийское совещание работников образования, состоявшееся в середине января. Как говорится, ставки поздно менять.

Как следовало из доклада министра, образование работает более или менее стабильно, насколько возможно это в наше нестабильное время. Удалось побольше “выбить” денег на 2000 год, скоро откроется завод по производству школьной мебели, потихоньку восстанавливают учебные заведения в мятежной Чечне. Туда отправлено 8 тысяч квадратных метров оконного стекла, 15 тонн краски, 300 комплектов ученической мебели, 14 микроавтобусов, 150 тысяч экземпляров учебников, 700 килограммов мела. Статистика, которой мы располагаем, умалчивает, сколько все это стоило… Отклонено в два с половиной раза больше, чем в 1998 году, докторских и кандидатских диссертаций. Это означает, что усилился контроль – халтура не пройдет. Нужные распоряжения министерство принимало вовремя, разработало “социально значимые программы”, осуществило “ряд мер по нормализации хозяйственного и финансово-экономического положения образовательных учреждений”.

За все это многие из выступавших министерство благодарили, кто-то больше, кто-то меньше, кто-то искренне, кто-то по этикету. Но, кажется, не все понимали, что такое итоговая коллегия. Что нужно не изощряться в похвалах и не рассказывать, забыв о регламенте, об успехах и проблемах образования в своем регионе, а взглянуть на образование в целом – что было в минувшем году хорошего и плохого, предложить и обосновать конкретные пути к улучшению, указать на ошибки и поделиться мыслями, как их не повторить. Словом – подвести итоги.

То, что министерству сделать не удалось, связано либо с законами и поправками к ним, либо с деньгами. Возьмем дошкольное образование, о котором, кстати, говорилось на коллегии почему-то меньше, чем оно заслуживает. Число детских садов в прошлом году сокращалось почти везде – от Тывы до Адыгеи, от Сахалина до Псковской области. Сохранили число детских садов только чукчи, ингуши и жители Агинского Бурятского автономного округа. В Ленинградской области на три садика стало больше. В самом Санкт-Петербурге число детских садов сократилось на…0,7 процента. То есть непонятно неискушенному в статистических тонкостях человеку, произошло ли сокращение или же нет. Впрочем, наша задача не отыскивать курьезы, а проиллюстрировать, насколько образование зависит от экономики. Причины закрытий таковы. Сокращается финансирование, не привлекаются внебюджетные источники средств, нет у детских садов статуса юридического лица и они зависимы от предприятий и организаций, падает платежеспособность населения – родители экономят и детей в садики не отдают. Из четырех причин три – экономические, одна – юридическая, да и та связана с деньгами. Похожая ситуация по всем уровням образования, включая аспирантуру, которой, кстати, как и детским садам, выступавшие уделили внимания немного.

Где-то министерство делает ставку на многоканальное финансирование, где-то на Международный банк, на развитие связей с шефами. И напоминает того пианиста, в которого принято не стрелять: он играет, как умеет. Ведь можно разработать много прекрасных программ, образовательных и воспитательных, но при средней учительской зарплате, хотя и регулярной, в 830 рублей (данные за первые девять месяцев прошлого года) и среднем прожиточном минимуме 927 рублей (на минувший октябрь) эффективность их отдачи – под огромным вопросом.

Эту статистику позаимствовали мы из книги “Состояние и основные тенденции развития системы образования в 1999 году”, ее выдали каждому участнику коллегии. Вызывает недоумение введение к ней. Не из-за протокольного “штиля”, каким оно написано. Многое из того, что там сказано, противоречит статистическим цифрам. В одном месте – одно, в другом – другое. “За последние годы российская система образования в очередной раз продемонстрировала свою устойчивость, адаптивность к меняющимся социально-экономическим условиям, высокий профессионализм и гражданственность большинства педагогов страны”. “Регулярная выплата заработной платы педагогическим работникам учреждений федерального подчинения, снижение задолженности и практические шаги по упорядочению выплаты заработной платы работникам образования в большинстве регионов Российской Федерации способствовали снижению социальной напряженности, росту профессиональной творческой активности…” и тому подобное. А перелистаешь несколько страниц – хочется “караул!” кричать. Почти половина всех зданий, где располагаются учреждения дополнительного образования, относятся к числу аварийных или требуют капитального ремонта. Половина общеобразовательных школ-интернатов тоже нуждается в капремонте, 80% автотранспорта, им принадлежащего, пора списывать… Если это называется “стабильностью”, то это стабильность постепенного умирания.

В целом же коллегия итогов не подвела. Ясных и конкретных выводов прозвучало мало. И что коллегия для галочки, почувствовали сами собравшиеся. После выступления Валентины Матвиенко и перерыва зал поредел и заметно утратил интерес ко всему, что говорится с трибуны. Собственно говоря, итоги минувшего года можно кратко выразить строчкой из песни про маркизу, которую убеждают, что все вокруг хорошо. Большинство учителей “демонстрируют профессионализм и гражданственность” – ура! Только зарплата ниже прожиточного минимума. Система образования являет собою образец “адаптивности к социально-экономическим условиям, только (маленькая беда) – “сложившаяся к настоящему времени учебно-материальная база школы не отвечает требованиям современных образовательных технологий”.

Что же министерство дальше будет делать? Что и делало. Будет претворять Национальную доктрину образования в жизнь, будет готовить проекты законов (“О дополнительном образовании”, “О дошкольном образовании в Российской Федерации” и другие), будет готовиться к сложной демографической ситуации: первоклашек в наши школы придет заметно меньше. Всего не перечислить. И через год вновь подведет (может быть) итоги. Что дальше? Об этом можно сказать только одно: кардинальные перемены произойдут тогда, когда образование перестанет “демонстрировать адаптивность” к пресловутым социально-экономическим условиям и тратить на это силы, когда эти условия изменятся так, что позволят образованию спокойно выполнять свои задачи. Образование выйдет из кризиса тогда, когда выйдет из него экономика. И вся страна.

Виктор БОЧЕНКОВ

Владимир ЗЕРНОВ, председатель совета Ассоциации негосударственных вузов:

– В прошлом году Министерство образования так и не смогло решить проблему многочисленных филиалов вузов всех типов. Их уже больше, чем детей лейтенанта Шмидта, а качество образования зачастую не выдерживает никакой критики. Наша ассоциация много раз ставила проблему, что филиалы нужно разрешить открывать только аккредитованным учебным заведениям. Пока министерство не внесет ясность, это будут делать все, кому не лень.

Не удалось решить и проблему руководителя негосударственного вуза или его филиала. Чтобы возглавить госвуз, надо пройти долгий путь, перешагнуть много ступеней. А вот ректором негосударственного вуза может стать любой. Я считаю, Министерство образования не должно лицензировать вузы, которые возглавляют люди, не имеющие степеней и званий, опыта практической работы.

Не получилось пока установить реальное равноправие двух типов высшей школы по всем вопросам – от налогообложения до научного обеспечения. Сейчас есть большое количество программ и грантов, куда негосударственные вузы не включают, хотя наша система состоялась и многие вузы дают качественное образование. Равноправие носит декларативный характер.

Что удалось сделать? Совместно с Минобразованием в мае прошлого года провели Всероссийскую конференцию руководителей негосударственных вузов – фактически мини-съезд. Приехали 350 руководителей. Выступали министр Владимир Филиппов, представители правительства.

Продвинулись в разработке нормативной базы. Появились проекты положений о филиале вуза, о руководителе негосударственного вуза. Иными словами, налажено конструктивное сотрудничество нашей ассоциации и Министерства образования.

Людмила Скиданова, заместитель начальника Комитета образования Читинской области:

– Сейчас разрабатывается законопроект о развитии дошкольного образования в Российской Федерации. Надеемся, что в ближайшее время субъекты Федерации его получат. К Минобразованию РФ просьба – обобщить опыт работы с дошкольниками в регионах. Не только у нас, в Читинской области, но по всей России за эти годы сеть дошкольных учреждений сократилась в два раза.

Зоя Найденова, председатель Комитета по общему среднему образованию администрации Ленинградской области:

– Хочу замолвить слово за систему начального профессионального образования. Все проблемы в НПО – не ведомственные, а общегосударственные. Получилось так, что сегодня в этой системе сосредоточены социально не защищенные ребята и дети с ограниченными возможностями здоровья. Мы считаем, надо пересмотреть статус профтехучилищ или открыть на их базе специальные отделения для таких студентов. Необходимо создать условия для профессионализации этой части молодежи, помочь им адаптироваться в новых экономических условиях. Ситуация очень тяжелая. Только у нас, в Ленинградской области, около 8% студентов в НПО не имеют основного, а иногда – и начального образования!

Систему НПО надо поднимать всем миром. Министерство обороны может выделить целевые средства на горюче-смазочные материалы для техники. Министерство сельского хозяйства и продовольственных заготовок – помочь училищам сельскохозяйственного профиля сельхозмашинами, минеральными удобрениями, семенами. Министерства и ведомства промышленности – обновить станочный парк, лабораторное оборудование.

Сергей Репин, начальник Главного управления образования Челябинской области:

– Хорошо, что на итоговой коллегии раздали документы, анализирующие образование всей России за год. Такого не было уже несколько лет. Есть целевые российские программы – “Дети России”, “Дети-сироты”. Все, что положено по ним, мы получили. Но проблема в том, что на эти цели выделяется мало средств. Министерству необходимо хорошее финансирование. Ведь программы формируются под средства. Денег нет – проект не пойдет. Что от министерства зависит? Оно должно отстаивать позиции образования в правительстве. Мы пока только говорим о приоритете образования. А на деле его нет! Во всяком случае с экономической, финансовой точки зрения. Конечно, это сложная задача. Десять лет разваливали, разрушали. Теперь за один-два года не восстановишь.

Галина Чернова, министр образования Чувашии:

– Министерство в этом году работало не на себя, а на все российское образование. Как сохранить единое образовательное пространство? Всем действовать по единым законам, правилам. Не было недели, чтобы к нам не приходили нормативные документы, разработанные в министерстве. Они-то нас и объединяли. Второе, что было заметно, – болевые вопросы решались немедленно, один за другим. Очень важно, что руководство министерства стало активно ездить в регионы. Был период, когда не то что министр – заместители министра не могли выехать. А сегодня у нас хороший контакт. Сами приезжают в гости и нас собирают регулярно. Некоторые ключевые вопросы не решены. Это внесение поправок в Закон “Об образовании”. Самое главное – несоответствие нашего закона и Гражданского, Налогового кодексов. Они не состыкованы.

Валентин КАЛАШНИКОВ, ректор Иркутского института повышения квалификации работников образования:

– В настоящее время ИПК находятся в очень сложном положении во многом из-за отсутствия закона “О дополнительном профессиональном образовании”. Он до сих пор не принят. На мой взгляд, Министерство образования в этом вопросе сделало не все, что могло бы. Принятие закона помогло бы определить наш статус.

Система ИПК зарекомендовала себя как один из фундаментальных уровней повышения квалификации учителей и пользуется у них авторитетом. До сих пор при всех имеющихся альтернативах учителя едут к нам. ИПК надо сохранить и развивать, но намечается другая тенденция: представители высшей школы предлагают самостоятельно осуществлять деятельность по переподготовке кадров и повышению квалификации. Есть мнение передать эту функцию классическим педуниверситетам.

Со стороны министерства ИПК была обещана поддержка, но делается пока мало. Затрудняюсь даже назвать те шаги ведомства, которые бы облегчили нам жизнь в прошлом году. Напротив, министерство вдруг отказалось лицензировать и аттестовывать ИПК и передало эту функцию на региональный уровень, тем самым снизив статус наших институтов. Считаю, что по данному вопросу необходимо срочное вмешательство на уровне министра образования.

Василий Кадакин, министр образования Мордовии:

– Предлагаю на стадии формирования бюджета 2001 года поставить вопрос о централизации средств в федеральном министерстве для обеспечения российских школ учебниками, наглядными пособиями, оборудованием, компьютерной техникой, хотя бы частично. Если Министерство образования сможет защитить отдельную строчку в федеральном бюджете 2001 года на эти цели, будет большой вклад в улучшение качества образования в стране.

С 1 января введен Бюджетный кодекс. Минфин разработал и с 1999 года запустил в действие смету росписи бюджетных назначений. Форма этой сметы столь детально расписывает расходы образовательных учреждений, что полностью лишает руководителя предоставленного ему законом права самому расходовать федеральные средства. Директорам школ приходится ловчить, обходя те статьи, которые считаются нецелевым расходом. Необходимо покончить с беззаконием финансовых органов – установить для образовательных учреждений бюджетное финансирование по одному, максимум двум показателям без разбивки по статьям экономической классификации. И второе – предоставить образовательным учреждениям возможность самим составлять и утверждать сметы экономических статей в пределах установленного годового объема финансирования.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте