search
Топ 10

Не пей шипучку: хвост отвалится Продукты генной биоинженерии могут привести к непредсказуемым последствиям

Европа сказала нет. Ряд африканских стран категорически отказались играть роль исследовательских лабораторий. В 2000-2001 годах в Алжире, Боливии, Индии и Хорватии были приняты соответствующие законы, запрещающие ввоз всякой дряни из-за рубежа. Россия помялась-помялась, почесала в затылке и… распахнула таможенные кордоны для генно-модифицированных продуктов.

Внимание: трансген!
Считается, что на широкую ногу производство ГМП поставила американская транснациональная корпорация “Монсанто”. Первые трансгенные продукты появились в конце 80-90-х годов, а в 1996 году начался их экспорт. На сегодняшний день в США более 60% полей засеяны генно-модифицированными картофелем, кукурузой, соей и другими зерновыми продуктами, и с каждым годом их урожаи увеличиваются. Вдоволь наевшись, Америка решила поделиться ГМП со странами третьего мира. В этом списке “голодающих” оказалась и Россия.
В нашей стране первый трансгенный продукт – соя – получил официальное разрешение в 1999 году. Однако специалисты не берутся утверждать, сколько же точно лет мы вкушаем “блага” генной биоинженерии. Скорее всего ГМП появились на прилавках магазинов сразу же, как распался Советский Союз. И лишь два-три года назад нам сообщили, что эта пища потенциально опасна, что ученые до сих пор не смогли доказать ее абсолютную безвредность. Существует ряд фактов и доказательств, что генно-модифицированные продукты могут вызывать аллергические и токсикологические реакции.
Наука и медицина не располагают достаточным количеством информации обо всех аллергенных растениях и микробах, однако это не является помехой при создании нового трансгенного вида. В Америке, чтобы увеличить полезные свойства сои, в ее ДНК внедрили ген бразильского ореха. Пройдя первичные поверхностные исследования, партия поступила в продажу. Через некоторое время выяснилось, что у большинства покупателей после потребления ГМ сои обострилась аллергия.
Не менее опасен для здоровья, а случается, что и для жизни, аспартам – Е951. Эта пищевая добавка, полученная путем генной модифицикации, входит в состав жевательных резинок и безалкогольных газированных напитков. На Западе Е951, известный как нутросвит, считается чрезвычайно опасным веществом. Исследования показали, что, растворяясь в жидкости, он особенно вреден и способен вызывать сыпи, депрессии, ослабление памяти и зрения, невротические расстройства, головные боли. Стоит только газированной водичке, содержащей аспартам, постоять на солнышке, как она тут же насыщается высокотоксичными соединениями – формальдегидом, который является канцерогеном класса А, метанолом, фениланином, муравьиной кислотой. В Токио известны случаи сильнейших отравлений десятков людей. В группе риска оказываются и младенцы: в молочные смеси частенько добавляют ГМ компоненты сои. Попадая в организм грудных детей, они во много раз повышают уровень гормонов эстрадиолов в крови, что может привести к нарушению функции половых органов.
Западные потребители уже пересмотрели свое отношение к Е951 и запретили его использование. По сведениям Международного социально-экологического союза, в России аспартам содержат практически все безалкогольные напитки и жевательные резинки.
Нутросвит – не единственная добавка, полученная на основе трансгенного белка. Список всевозможных Е, содержащихся в продуктах, достаточно внушительный: рибофлавины Е101, Е101А, карамель Е150, ксантан Е415, лецитин Е322, Е153, Е160d, Е161c, Е308q, Е471, E472f, E473, E475, E476b, E477, E479a, E570, E572, E573, E620, E621, E622, E623, E624, E625. Если у вас нет желания отравиться, при покупке колбасы или газированного напитка обратите внимание на их этикетки. Вполне вероятно, что и в России были случаи, когда генно-модифицированные продукты вызывали аллергические и токсикологические реакции. Только населению об этом ничего не сказали. Также от нас скрыли опыты, проведенные несколько лет назад на мышах. Результаты показали, что если животных долго кормить трансгенным картофелем, то у них образуются раковые опухоли. И эту картошку корпорация Монсанто уже несколько лет подряд пытается внедрить на российский рынок и делает это не совсем честно. То, что монополист рынка генно-модифицированных продуктов играет не по правилам, подтверждает эксклюзивный материал, который нам удалось получить. Это экспертное заключение Государственной экологической экспертизы по двум сортам трансгенного картофеля, устойчивым к колорадскому жуку, Рассет Бурбанк Ньюлив и Супериор Ньюлив.
Из документа следует, что компания-производитель не предоставила комиссии важные материалы: оригинальную нуклеотидную последовательность трансгенной конструкции растений, экспериментальные данные, подтверждающие невозможность опыления немодифицированного картофеля пыльцой ГМ картофеля. Кроме того, медико-биологические исследования продуктов были проведены с грубыми нарушениями методических указаний (МУК) Минздрава России, основные требования которых: длительность эксперимента – шесть месяцев, начальное количество крыс в группе – 36, вес животных – 60-80 грамм при отклонении средней массы не более 3 грамм и так далее. Картофель Рассет Бурбанк Ньюлив и Супериор Ньюлив тестировался на крысах весом 80-100 грамм, что изначально не отвечает требованиям МУК. При исследовании биохимических показателей в методических указаниях предусмотрено измерение параметров сыворотки крови – 19 показателей, мочи – 6, печени – 14. Экспертной комиссии производители предоставили лишь 5 показателей сыворотки крови и 5 – мочи. Биохимические показатели печени не были представлены вообще.
Члены Государственной экологической экспертизы не дали разрешения к массовому применению генетически модифицированного картофеля, устойчивого к колорадскому жуку, сортов Рассет Бурбанк Ньюлив и Супериор Ньюлив, на открытом грунте. За этот отказ комиссию разогнали.

Святая святых
И все-таки будущее за генной инженерией. Технология производства генетически модифицированных организмов действительно когда-нибудь может накормить всех голодных. Но только не сегодня и не в таких количествах. Пока ГМ продукты следует считать потенциально опасными. Их длительное употребление в пищу содержит риск для здоровья человека. Опыты на животных подтверждают подобные опасения. До тех пор пока мы не получим точной реакции человеческого организма на длительное употребление трансгенных продуктов, вводить их в продажу не то что неэтично – незаконно. Тем не менее рынок России наполнен импортными ГМП, и внешне они ничем не отличаются от обычных. Именно по этой причине законы цивилизованных стран требуют от производителей и продавцов ставить на упаковке маркировку, свидетельствующую о наличии в том или ином продукте компонентов ГМО. Далее покупатель решает сам – включиться ли ему в длительный опыт по влиянию трансгенов на здоровье или повременить. И это его право.
– Нас лишили одного из основных прав человека – права выбора, – считает Владимир Кузнецов, директор Института физиологии растений им. К.А.Тимирязева РАН, председатель технического комитета Госстандарта России “Биологическая безопасность продуктов питания, кормов и товаров народного потребления и методы ее контроля”.
К генно-модифицированным организмам Институт физиологии растений имеет самое прямое отношение. Уже в течение многих лет там создают и выращивают различные ГМ растения. Но не для массового производства и получения продуктов питания, а для изучения фундаментальных основ жизни. Именно Институт им.К.А.Тимирязева совместно с учеными из Иркутска явился инициатором создания новой области в науке – физиологии трансгенного растения. Ее задача заключается в том, чтобы понять, нарушаются ли основные жизненные функции растения при “внедрении” в святая святых живой клетки – ее генетический аппарат. Геном – сложное создание, еще слабо изученное, так что шутки с ним плохи. А ученые сейчас только тем и занимаются, что вставляют в эту сложную структуру гены чужих организмов, практически вслепую, куда придется. Потому и получается соя с аллергическим эффектом и картошка, вызывающая рак у мышей.
Основная задача, которую поставил перед собой институт, – понять, как, когда и в какое место генома надо вставить чужеродный фрагмент ДНК, чтобы не нарушить нормальную жизнь растения и получить безопасный и действительно необходимый продукт.
– Человек когда-нибудь погубит окружающую среду, – говорит Владимир Кузнецов, – поэтому уже сейчас надо думать над созданием зеленых насаждений, способных жить в условиях жесткого давления цивилизации. Мы уже пришли к тому, что ежегодно с лица Земли бесследно исчезают тысячи и десятки тысяч видов живых организмов. Вот о них-то и надо заботиться, сохранять.
Чем сегодня в институте и занимаются: пытаются сохранить редкие и исчезающие лекарственные растения, которые безжалостно уничтожаются в медицинских целях. В институте разработана уникальная технология выращивания изолированных корней лекарственных растений: в стерильных условиях из семени выращивают маленькое растеньице, затем отрезают у него корешок и помещают в специальную среду, где он может расти бесконечно долго, но уже без стебля, веток и листьев. Трансгенным корням не нужна природа, они спокойно могут расти в лаборатории круглый год, так что вопрос об их экологической опасности снимается автоматически. Помимо этого, синтезированные ими полезные вещества абсолютно безопасны для человека, поскольку для лекарственных препаратов используется не сам корень, а лишь конкретное химическое соединение. Таким образом можно получить ценные медикаменты и сохранить редкие растения. Директор института убежден, что через 20-40 лет наука научится создавать генетически модифицированные, но совершенно безопасные продукты питания. Пока же следует поостеречься.
– Технический комитет Госстандарта России “Биологическая безопасность продуктов питания, кормов и товаров народного потребления и методы ее контроля” был создан 1 августа 2002 года. Основная его цель – составление стандартов на продукты питания. Особое внимание в ближайшее время будет уделено ГМП и разработке методов контроля за их биобезопасностью. Ведь сейчас официально признанных тест-систем на трансгенность в нашей стране не существует, – объяснил председатель Технического комитета Владимир Кузнецов.
Также новый орган будет настаивать на обязательной маркировке всех генетически модифицированных продуктов и на создании в России сети независимых лабораторий, которые бы оценивали биологическую безопасность отечественных и ввозимых из-за рубежа пищевых товаров.

Есть или не есть?
Пока безопасность генетически модифицированных продуктов, впервые поступивших на российский рынок, оценивают четыре научных центра. Это ГУ НИИ питания и Институт вакцин и сывороток Российской академии медицинских наук, центр “Биоинженерия” РАН и Московский государственный институт прикладной биотехнологии Минобразования. Контроль за продуктами, поступившими на прилавки магазинов, осуществляет Госсанэпиднадзор. Сегодня для реализации разрешены 10 видов ГМП: 3 сорта сои, устойчивой к пестицидам, 2 – картофеля, устойчивого к колорадскому жуку, 4 – кукурузы: 2 – устойчивой к вредителям и 2 – к химикатам, и сахарная свекла, устойчивая к пестицидам. По словам ведущего научного сотрудника ГУ НИИ питания РАМН Елены Сорокиной, эти продукты проверены по всем параметрам и разрешены Минздравом.
– Поверьте, все, что мы исследовали, абсолютно безопасно. Это новая пища, поэтому ее проверяют так, как ни один другой продукт, – заверила Елена Юрьевна.
И для большей убедительности добавила, что все тестируют на себе: кушают трансгенную картошку.
В наших магазинах можно найти массу продуктов, содержащих генно-модифицированный белок. Это колбасы, сосиски, молочные и кондитерские изделия. На этикетках товаров указываются все ингредиенты, кроме одного – ГМО. И хотя 1 сентября 2002 года Департамент Госсанэпиднадзора принял решение ввести обязательную маркировку всех продуктов питания, содержащих более пяти процентов генетически модифицированных источников, до сих пор ни на одном товаре вы ее не найдете. Как видно, за деньги можно приобрести все, даже права человека. Правда, здоровье на них не купишь.

Джамиля САЙРАМОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте