search
Топ 10

Не надо зажигать свет – нам армия светит Так горько шутят сегодня студенты, мечтающие от службы “откосить”

Шесть лет законопроект об альтернативной гражданской службе активно дебатировался в Государственной Думе и правительстве, так и не вырастая из детских штанишек “проекта”. В 1994-м злополучный документ, выдержавший два чтения в парламенте, уже, казалось, готов был разродиться законом. Но – не тут-то было: “Яблоко” и “Женщины России” проголосовали против, сочтя его слишком жестким. И законопроект пошел на 2-й круг доработки – еще на долгих шесть лет. Но вот, кажется, порочный круг его мытарств близок к развязке. Что же нашим призывникам светит?

Надежды Игнатовой двое сыновей. Старший учится в Московском химико-технологическом, младший – в Строгановском училище. Ребята, даром что родные братья, по натуре совершенно разные. Старший – компанейский, активный, отлично уживается в коллективе, любит спорт. Младший – “вещь в себе” и тихоня. Любит одиночество, увлекается рисованием, причем рисует самый что ни на есть “тихий”, камерный жанр – пейзажи: закат над рекой, степь в тумане, медленный снег…
– За старшего я спокойна, – говорит Надежда Ивановна. – Осталось ему два года до диплома, призовут его… Но он нисколько армии не боится. А вот за младшего душа болит. Как он уживется в коллективе, если всячески его сторонится? Круто может ему прийтись, ведь таких застенчивых “одиночек”, как он, в армейских казармах не любят. Ему бы лучше вместо воинской службы отработать в больнице санитаром. Он умеет ухаживать за больными, я видела это, когда тяжело заболел его дед. Поэтому сейчас, когда власти решают, где и как служить нашим сыновьям, надо учитывать, что все они разные, и не стричь под одну гребенку. То, на что легко способен один, для другого – насилие и мука. А мучить и насиловать молодежь не надо. И тогда не будет этих дезертиров, которые бегут с оружием из войсковых частей и убивают. Зачем доводить и ребят, и армию, и страну в целом до такого?..
Вот так сердобольно и мудро рассуждает любящая мать. Но командует парадом не она, а две “высшие силы” – правительство и Министерство обороны, каждая из которых пыталась навязать альтернативной службе свой “курс”. После длительных баталий и боданий компромисс наконец был достигнут: 14 февраля на заседании правительства был принят законопроект об альтернативной гражданской службе. Что же “слили” в него спорящие стороны и к чему в итоге пришли?
Первое: место службы. Проходить альтернативную службу призывник будет по экстерриториальному принципу – то есть не только возле дома, но и вдали от оного, иными словами, “куда пошлют”.
Правда, как подчеркнула на пресс-конференции в Белом доме, состоявшейся после заседания правительства, вице-премьер Валентина Матвиенко, размещать альтернативщиков в казармах вместе с военнослужащими не будут.
Второе: вопрос учебы. Служаки-альтернативщики смогут совмещать службу с учебой: то есть днем нести служебную вахту, а вечером – садиться за уроки, осваивая университетский курс в качестве вечерников и заочников.
Третье: срок службы. Законопроект предполагает для альтернативщиков 8-часовой рабочий день, но так как солдаты-срочники служат 16 часов в сутки, то есть вдвое больше, то и срок альтернативной службы должен вроде как тянуться вдвое дольше…
Четвертое: как “превратиться” в “альтернативщика”. Окончательный вариант законопроекта предложил принцип “разрешительный”.
– Что это значит? – спросили мы у Сергея Юшенкова, депутата Госдумы из Комитета по безопасности.
– Это значит, – пояснил С. Юшенков, – что без определенных доказательств призывная комиссия не даст разрешения на прохождение альтернативной службы.
О каких “определенных доказательствах” идет речь? О справках от собратьев-мормонов, от свидетелей Иеговы или сотоварищей “толстовцев”? Кстати сказать, что хотя в России официально зарегистрировано 60 религиозных конфессий, за малым исключением, все из них относятся к военной службе положительно. Но в яростном стремлении обойти воинскую службу и укрыться от нее за альтернативной гражданской, понятное дело, все средства будут хороши, и за ценой “справочки” новоявленные “мормоны” и “иеговисты” не постоят.
Правда, Валентина Ивановна Матвиенко несколько успокоила возмущенный народ заверением, что порядок доказательства упрощен и справки от религиозных конфессий о причастности к ним того или иного призывника необязательны. Но ведь понятие “упрощен” – весьма растяжимое, и смотря в чем будет заключаться эта “простота”, которая бывает ведь и хуже воровства!.. Короче, принцип “доказательности”, принятый законопроектом, остается покуда самым слабым звеном и без того в слабодоказанной и слабопрописанной концепции альтернативной гражданской службы, которая и рождается от головной боли за безобразие с нынешним призывом в Российскую армию и грозит перерасти в еще большую головную боль.
Почему? Да потому, что, как ни крути, а счастливыми “альтернативка” не делает ни одну из сторон. Ни армию, которой от “альтернативщика” не будет ни жарко ни холодно. Ни государство, которое, не будучи в силах покончить с давно скомпрометировавшим себя институтом принудительного призыва, с одной стороны, и не будучи в силах ввести профессиональную армию – с другой, идет на заведомо неэффективную полумеру по принципу “ни два ни полтора”. Наконец, не сделает нововведение счастливым и самого “альтернативщика”, который, “кося” от армии, согласится, конечно же, из-под больных горшки носить – но если выполнять свой “альтернативный долг” он будет от безвыходности и, как говорится, с особым цинизмом, то ведь и больным может не поздоровиться!..
Сергей Юшенков на наше предположение о том, что подавляющее большинство парней уцепятся-таки двумя руками за возможность укрыться от армии в альтернативной службе, возразил довольно сомнительным аргументом: “Мировой опыт показывает, что достаточно низкий процент молодых людей предпочитает службе в армии ну, скажем, работу санитаром в сумасшедшем доме. Многим нравится держать в руках оружие…”
…А что показывает российский опыт? Что у нас тех, кому “нравится”, – 20-30% от общего числа призывников, а по Москве – так и всего 10. Остальные, уклоняющиеся от Российской армии – мало воплощающей в себе, прямо скажем, мировой опыт! – “в гробу” это оружие видели, тем паче что за бряцание оным им, в отличие от их “мировых” сверстников, деньги не платят. А вот то, что санитарами в сумасшедший дом ни наши, ни западные парни бегом не побегут, – это верно. И значит, одну “каторгу” сменит другая: условиями полегче, зато сроком подольше…
Список должностей альтернативной гражданской службы еще не утвержден. Однако уже сейчас ясно, что он не ограничится сугубо гражданскими должностями. Так что не миновать “пацифистам” военных городков и войсковых частей. А это уже чревато “стенкой на стенку”…
Как оценили законопроект в Российском комитете солдатских матерей? Надо думать, весьма невысоко, ибо его просто отказались комментировать. На вопрос “почему” ответ был крайне пессимистичный: “А потому, что наше мнение все равно не будет услышано”.
Председатель Московского комитета солдатских матерей Татьяна Кузнецова выразила между тем мнение большинства российских женщин:
– Мы – за профессиональную армию. Страна пришла к этому. Если же говорить о нынешнем законопроекте, то мы категорически против повышения срока альтернативной службы до четырех лет. Это не должно быть наказанием. Также считаю, что нельзя назначать “альтернативщиков” на гражданские должности в войсковые части. Это, на мой взгляд, просто негуманно.
…Так найдена или не найдена реальная и, главное, конструктивная альтернатива священному долгу защиты Родины путем строевой службы в армии? По мнению большинства наблюдателей, комментаторов и просто граждан, не найдена. Хотя можно было бы получше поискать – и найти.
Как сказал Гавриил Попов, рассуждая на данную тему: если исходить из перспективных проблем обороны России, то молодой гражданин мог бы внести свой вклад в это дело, способствуя, например, росту народонаселения, то есть родив ребенка, а лучше двоих. Или – поддерживая и укрепляя интеллектуальный потенциал страны. Чем? Да чем же, как не учебой! Чем образованнее страна, тем она крепче. Поэтому четыре года учебы, по мнению Г. Попова, – вот и вся “альтернативка” службе в армии!
А впрочем, рано, наверное, копья ломать, потому как от обсуждаемого нами сегодня проекта после внесения оного в Государственную Думу могут остаться рожки да ножки. Не говоря уже о том, что проект может начать носиться с одной сессии на другую, да так и не поспеть к утверждению к обещанной дате – 1 января 2004 года. Ну а что дальше этого срока будет – кто нынче посмеет загадывать? Живем-то ведь с некоторых пор одним днем! Ну хорошо хоть, что в этом дне сегодняшнем уже есть маленькая радость, которую можно посчитать и за знаменательный прорыв: принятые Госдумой и одобренные Советом Федерации изменения к Закону “О воинской обязанности и военной службе” сдвинули призывной возраст обучающихся в общеобразовательных учреждениях с 18 до 20 лет, а студентам дали шанс повторно поступить в новый вуз – вместо одной отсрочки теперь полагаются две.
Полшага к свободе выбирать оружие, учебник или кирку да лопату для каждого молодого гражданина страны – сделано. Будет ли сделан решительный шаг?

Ольга ДМИТРИЕВА,
Дмитрий ЕГОРОВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте