Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Не мы выбираем время, оно выбирает нас

Учительская газета, №25 от 19 июня 2012. Читать номер
Автор:

22 июня 1941 года Ия Тарбинская, студентка Московского института истории, философии и литературы, сдавала последний экзамен для перехода на третий курс. Волновалась, радовалась, принимала поздравления от однокурсников… Потом всех студентов позвали в актовый зал. «В звенящей тишине учебной аудитории слушали выступление Молотова, – вспоминает Ия Николаевна. – Почти все сразу в военкомат пошли, только нас, девочек, не взяли». Летнюю археологическую практику (раскопки) отменили – мобилизовали профессора.

Уже с 25 июня Ия Тарбинская работала на заводе, в бригаде каменщиков. Вместе с подругой они подносили кирпичи строителям. Но отсиживаться в тылу долго она не смогла, «слишком бойкая была». Речь Сталина о вероломном нападении на нашу страну произвела на Ию неизгладимое впечатление, до сих пор она помнит, что «надо перестать быть благодушными, начать помогать Красной Армии и флоту…». Тогда она твердо решила пойти на курсы переводчиц, служить в разведке.  Всегда старательная и ответственная, Ия сдавала экзамены несколько раз, но принимать ее никак не хотели. Когда преподаватель приемной комиссии увидел ее в очередной раз, в сердцах сказал: «Надоела!» «Так дайте мне учиться!» – не сдавалась героиня. Настойчивость комсомолки решила исход дела, на курсы ее наконец приняли.На фронте Ию Николаевну Тарбинскую определили в стрелковый полк. Одна женщина на всю дивизию, она никогда не жаловалась и не уступала мужчинам в смелости и выносливости. Однажды во время боев в Донбассе в штаб привели военнопленного. Он держался гордо, надменно. В это время началась бомбардировка. «Все рассыпались, все убежали, я и пленный спустились в воронку, я ведь за него отвечала. Мы смотрели друг на друга молча, а я все думала: заметит он или не заметит, если я стану доставать свой пистолет. Бомбардировка прекратилась, все стали собираться и говорят: «Вот Ия сидит вместе с пленным, не убежала никуда!» Пленного увели, но мне этот момент очень запомнился. Бомбардировки тогда были страшными – до 150 налетов на нашу дивизию».Когда полк нашей героини шел в Сталинград, путь был проложен через поля сражений, места недавних ожесточенных побоищ. Ия Николаевна вспоминает, что это было точь-в-точь похоже на картину Верещагина «Апофеоз войны»: горы убитых и черное воронье, летающее над ними. Вместе с боевой подругой они пытались закрывать  лица павших бойцов их шапками, но погибших было так много, что они не успевали делать даже это, о том, чтобы хоронить, не было и речи.После войны Ия Тарбинская учила детей в поселке Красный Богатырь, заочно окончила Московский университет, аспирантуру в Академии общественных наук. Переехав за мужем в Крым, она преподавала историю в пединституте, в Академии природоохранного строительства.А еще Ия Николаевна Тарбинская любит вспоминать строки из письма брата, который поддерживал ее на войне и всю жизнь после: «Чем дольше отходят от нас дни войны, тем больше ощущаешь  величие и значимость нашей Победы. Такие события совершаются не часто, а в веках. Мы участники этой войны, и наше поколение должно этим гордиться. Прошло много времени, но ощущение Победы 45-го года останется на всю жизнь».


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту