search
main
Топ 10
Милосердие и гуманизм: 5 декабря на «Разговорах о важном» школьникам расскажут о Дне волонтера С января 2023 года школы обязаны будут использовать систему «Моя школа» В Ульяновске одну из улиц назовут в честь народного учителя Латышева «Дети стоят на улице в минус 18»: в Кургане разгорелся скандал из-за прохода в школу Школы переводят на дистант и закрывают из-за гриппа и ОРВИ в Астраханской области В подмосковных школах стартуют региональные диагностические работы Шестиклассница из Северной Осетии победила во всероссийском конкурсе В Калмыкии – карантин: итоговое сочинение перенесли на февраль 2023 года К юбилею Константина Ушинского: о дате рождения известного педагога рассказали в РАО Залог успешного общения: Сферум запускает бесплатный курс повышения квалификации по коммуникациям для учителей Десять медицинских классов открылись в Новгородской области Омские школьники придумали, как помочь страдающим болезнью Альцгеймера и их родным Школам Комсомольска-на-Амуре пригрозили отключить отопление и электричество Столичные одиннадцатиклассники напишут пробный ЕГЭ по профильной математике Лучший старт в учительской профессии в Подмосковье взяли мужчины Учительница с учеником подрались в школе под Красноярском Совет учителей-блогеров предложил свои идеи к Году педагога и наставника Сельская ДШИ в Оренбуржье признана лучшей в России в год своего 65-летия Минпросвещения: вопрос по школьной форме будет приниматься с учетом мнения родителей В подмосковных школах стартовала неделя функциональной грамотности
0

Не конфликт, а примирение

Московская городская межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав в сентябре 2011 года поручила Департаменту образования создать до 2013 года в каждом общеобразовательном учреждении школьную службу примирения для своевременного разрешения конфликтных ситуаций между участниками образовательного процесса. Как идет эта работа, рассказывают руководитель отдела методического сопровождения школьных служб примирения Центра психолого-педагогической реабилитации и коррекции «На Снежной» Надежда Йошпа, педагог-психолог, медиатор Инга Адмиральская.

Школьные службы примирения – это волонтерские сообщества подростков, обученных навыкам проведения примирительных процедур. С одной стороны, школьные службы – механизм быстрого реагирования на конфликт, с другой – мощный инструмент профилактики школьной дезадаптации. Но самый важный смысл их деятельности – формирование и развитие у детей и подростков ответственности за последствия их действий.В течение последних десятилетий социологи наблюдают тенденцию уменьшения количества и снижения качества связей между людьми. Если раньше семья состояла как минимум из трех поколений, то теперь практически половина семей состоит всего из двух человек – мамы и ребенка, в лучшем случае – двух родителей и двух детей. Общение со старшим поколением –  тетями, кузинами и другими родственниками  –  имеет эпизодический характер. Что касается качества социальных связей, то оно тоже сильно страдает: зачастую соседи по лестничной площадке не знают друг друга по именам, людям становится труднее общаться и договариваться друг с другом, банальные эпизоды нарушения взаимопонимания оборачиваются трагедиями. В полицию обращаются за помощью и защитой по таким поводам, которые лет тридцать лет назад считались бы абсурдными. Например, в одну из комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав Москвы поступило дело, по которому прокуратура вынесла решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с тем, что «преступник» не достиг возраста уголовной ответственности – ему было всего шесть лет! Мальчик подрался с одногруппником в детском саду,  мама «потерпевшего» написала заявление в полицию. Ослабление социальных связей отражается и на способности людей брать на себя ответственность за свою жизнь и свои поступки. Казалось бы, в современном обществе люди должны становиться все более самостоятельными и независимыми из-за того, что за ними не стоит род и нет возможности опереться на расширенную семью и сообщество, но это не так. Независимость и самостоятельность подменяют правовой грамотностью и оперативным реагированием в конфликтной ситуации. Мама шестилетнего «преступника» не стала брать на себя ответственность за разрешение ситуации, вторая мама в свою очередь не дала подравшимся ребятам поговорить о происшедшем, извиниться друг перед другом. Результатом детской потасовки стала постановка «зачинщика драки» на учет в комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, а также то, что обе мамы теперь находятся в глубоком конфликте и озлоблены друг на друга. Мама «малолетнего преступника» может сделать для себя вывод о том, что если бы она первая успела подать заявление в полицию, то не пострадала бы так сильно. А какой опыт из этой ситуации вынес ее сын?  Вероятно, теперь он знает, что в ситуации конфликта нужно обращаться к власть имущим – в полицию, прокуратуру и суд, а также что мама, а не он сам, должна разрешать его конфликты и сложные ситуации. При таком подходе обычное и нормальное умение разговаривать и договариваться, просить прощения, принимать самостоятельные решения может быть утрачено!  К сожалению, современному ребенку не так легко научиться быть ответственным по отношению к себе и другим. Особенно хорошо это видно на примере конфликтов – тех конкретных ситуаций, которые подобно лакмусовым бумажкам делают очевидной неспособность современных детей видеть и понимать последствия своих поступков. Может ли школа научить ребенка ответственности?  Да, если ответственность понимать как вину и наказание; нет, если ответственность понимать, как осознание своего вклада в конфликт и готовности работать с последствиями ситуации. В школе учителя чаще всего стараются сгладить конфликт, пойти по простому пути: наказать зачинщиков или вменить сторонам свое мнение о способе выхода из конфликта. Иногда получается так, что даже старшие подростки не имеют собственного опыта разрешения конфликтных ситуаций, хотя для этого требуются очень простые навыки – умение выслушивать и понимать друг друга, заглаживать причиненный друг другу вред. Конфликт воспринимается как негативное событие, которое следует любыми средствами (карательными или реабилитационными) «загасить». В некоторых случаях в разрешение ситуации включаются родители и «забирают» конфликт у детей, присваивают его, переводя обсуждение на уровень администрации и полиции, или сами дети начинают скрывать свой конфликт от взрослых и решать его самостоятельно: назначают друг другу «стрелку» и используют язык физической силы. Подчеркнем, что это происходит потому, что разговаривать, договариваться, слушать и понимать друг друга, делать самостоятельные шаги по исправлению последствий конфликта никто детей не учит. Взрослые все  решают за них. Эта ситуация наблюдается не только в России, но и в Европе, Соединенных Штатах Америки, Канаде, Австралии. В середине XX века в мировом сообществе началось движение за восстановительный подход к разрешению конфликтных ситуаций. Конфликт в этом подходе рассматривается как точка роста и личностного развития самих сторон и их взаимоотношений. Конфликт помогает осознать проблемы взаимодействия, становится поводом обсудить их. Восстановительный подход не признает как центральные такие категории, как «вина» и «наказание», не признает он и попытки оказания помощи конфликтующим сторонам, если от них самих не поступил запрос на нее. Основной принцип восстановительного подхода – передача ответственности сторонам за разрешение конфликтной ситуации. Если стороны в силу их эмоционального состояния (обиды, злости, ненависти) не могут договориться самостоятельно, то включается третья сторона – нейтральный посредник при разрешении конфликтных ситуаций. Этот человек называется медиатором, что в переводе с латыни и означает «посредник». Медиатор не судит, не расследует, не защищает, не лечит, не дает советы, не учит. Он создает сторонам такие условия, при которых они смогут услышать и понять друг друга, договориться о том, как исправить произошедшую ситуацию, возместить вред, причиненный друг другу. Акцент на возмещении вреда очень важен, поскольку дает человеку конкретный опыт соприкосновения с последствиями его поступков. Все предложения по выходу из ситуации исходят строго от сторон конфликта, медиатор не привносит ничего своего в этот процесс. Такой способ выхода из конфликта позволяет людям принять на себя ответственность за свои поступки (вместо того чтобы эта ответственность была вменена им сверху), услышать и понять другого человека, использовать конфликт для восстановления, а не для обострения ситуации. Люди, разрешившие свой конфликт таким образом, получают бесценный опыт контакта с другим человеком, а не со своими представлениями о нем. Социальная ткань, взаимодействие и взаимоотношения восстанавливаются. В мировой практике восстановительный подход реализуется не только как подключение взрослых медиаторов к разрешению конфликтов, но и как взаимодействие медиаторов-подростков по принципу равный – равному. В рамках этого направления уже более двадцати лет в учебных заведениях создают школьные службы примирения. Создание такой службы позволяет решить сразу несколько задач. Во-первых, в школе появляется оперативная система реагирования на конфликты на том уровне, где они происходят. Конфликты, ставшие постоянными спутниками людей в социуме, разрешаются вовремя, не успев эскалировать и захватить других людей. Конфликты между детьми разрешаются до того, как их родители начнут писать заявления и жалобы друг на друга и на всех, кого они посчитают виновными; до того как школьники пойдут назначать друг другу «стрелку», а школьный класс разделится на людей, поддерживающих ту или иную сторону. Во-вторых, в результате работы службы примирения в школьном сообществе меняется культура взаимоотношений. Школьники и преподаватели, прошедшие обучение, а также дети, родители и преподаватели, разрешившие свои конфликты при помощи нейтрального посредника, получают опыт бескровного достижения взаимопонимания и присвоения личной ответственности за происходящее в их жизни. У людей, прошедших программу по заглаживанию вреда (так называется процесс медиации конфликта), меняется взгляд на отношения: вместо социума, где каждый чужой, где ответственность за свои поступки и поступки детей передается специалистам, то есть присваивается людьми, наделенными властью, они начинают воспринимать мир, в котором у каждого есть чувства, ценности и возможность принять участие в собственной судьбе, где каждый важен. Им становится необходимо услышать, увидеть и понять другого, для того чтобы исправить тяжелую и разрушительную ситуацию конфликта. В-третьих, восстановительный подход позволяет работать с одними из самых трудных проблем школьного коллектива – ситуацией изгоев, конфликтными взаимоотношениями в классе в целом и конфликтами в родительском или педагогическом сообществе. При наличии школьной службы примирения такие ситуации решаются быстрее, чем это происходило  бы при подключении к таким ситуациям «внешних» медиаторов. В-четвертых, школьная служба примирения – система детского самоуправления, значимость которой для развития социальных навыков у подростков трудно переоценить. Во многих странах Европы, а также в таких регионах России, как Пермский край и Волгоград, школьные службы примирения создают давно,  такой способ разрешения конфликтов воспринимается как естественный. Процесс создания и сопровождения школьной службы примирения в городе, где восстановительная культура развита слабо, проходит непростой путь. В Москве создание служб примирения сталкивается с трудностями: чрезмерно интенсивная жизнь большого города, множество отвлекающих факторов мешает детям сосредоточиться на восприятии новой формы взаимодействия. Та же интенсивность жизни мешает учителям и родителям заменить более легкую, привычную и кажущуюся более безопасной форму разрешения конфликтов (наказание или принятие решений за детей) на предоставление им самим ответственности за восстановление ситуации. Первый шаг на пути создания службы – определение одного или нескольких взрослых внутри школы, которые заинтересуются медиацией и возьмут на себя процесс создания, сопровождения и курирования службы в школе. Эти специалисты должны быть готовы к тому, что первоначально, пока служба не «встанет на ноги» и не заработает в полную силу, ей потребуются внимание и силы. Такие взрослые обычно находятся, поскольку технология привлекает педагогов и имеет большие перспективы. Чаще всего ими становятся социальные педагоги или психологи, в чьи обязанности входит разрешение конфликтных ситуаций, администрация школы выделяет часть нагрузки специально для этой деятельности. Кроме этого ими могут быть учителя и родители-волонтеры, болеющие за детей и готовые работать над тем, чтобы взаимоотношения в школьном социуме укреплялись. Конечно, в нашей стране волонтерское движение, столь развитое в середине XX века, сейчас только начинает возвращать свои позиции, но уже сейчас наши соотечественники, как и люди во многих других странах, готовы отдавать часть своего времени улучшению общества, помогать другим, сопровождать «заблудившихся» подростков. Такие взрослые-волонтеры подчас становятся опорой и поддержкой куратора школьной службы примирения. Итак, первый шаг – это выбор специалиста, который станет куратором будущей службы в школе. Второй шаг – отбор детей с 7-го по 10-й класс, которые смогут пройти обучение и разрешать в дальнейшем конфликтные ситуации. Куратор службы проводит анкетирование по готовой форме, в результате которого отбирают пятнадцать-двадцать подростков, заинтересованных в разрешении конфликтов и обладающих доверием и уважением в среде сверстников. Третий шаг –  прохождение подростками и куратором тренинга навыков ведущего примирительных программ, который проводят специалисты из психолого-медико-социальных центров. Ведущие тренинга должны иметь специальную подготовку и практический опыт медиации, а также владеть технологией создания школьных служб примирения. Тренинг состоит из ступенчатой программы, его продолжительность – три дня. Затем юная, только созданная служба примирения  должна заявить о себе: рассказать учителям, ученикам и родителям о тех возможностях помощи, которыми она обладает. Обычно дети, взрослые-кураторы и специалисты из курирующей организации (психолого-медико-социального центра) распределяют между собой ответственность: выступают перед педагогами и классами, издают стенгазету, распространяют листовки, вешают ящик для анонимных обращений. Постепенно в службу начинают поступать дела. Процесс становления службы в школе имеет свои закономерные трудности: куратору и подросткам-волонтерам службы порой приходится сталкиваться с неверием и обесцениванием со стороны учеников, учителей, представителей администрации школы, поскольку переход с карательной и реабилитационной формы решения проблем на восстановительную форму занимает время и поначалу идет трудно. Здесь очень важна поддержка директора школы, который может перенаправлять в службу стороны конфликта, напоминать учителям на педсоветах о необходимости поддерживать школьных медиаторов, поощрять службу грамотами за эффективно разрешенные конфликты. Со своей стороны специалисты курирующей организации (супервизоры) оказывают юной службе всестороннюю поддержку: регулярно встречаются со школьными медиаторами, обсуждают случаи, проводят супервизии, предлагают поддерживающие упражнения и инструменты для развития и совершенствования навыков проведения примирительных программ. Сначала подростки-медиаторы разрешают простые ситуации конфликтов типа «ученик – ученик». Конфликты с участием взрослых (педагогов, родителей, представителей администрации школы) разрешает куратор службы либо приглашают специалиста курирующей организации. Конфликты, в которых одна из сторон – взрослый, а другая – ученик, могут разрешать пара медиаторов (куратор и подросток-медиатор или супервизор и подросток-медиатор). Для того чтобы встать на ноги и обрести самостоятельность, школьной службе примирения требуется около года. В конце этого срока специалисты курирующей организации проводят тренинг тренеров – обучают участников службы технологии передачи навыка. Служба выходит на самовоспроизводящийся уровень, поскольку опытные старшеклассники начинают самостоятельно обучать новичков из седьмых-восьмых классов.Сейчас в Москве действует несколько государственных образовательных учреждений, специалисты которых обладают достаточной квалификацией и опытом для того, чтобы помогать школам создавать и развивать школьные службы примирения. В Северо-Восточном округе эту деятельность осуществляет Центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции «На Снежной».

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте