Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Острая тема

Не до жиру

Учительская газета, №37 от 15 сентября 2020. Читать номер
Автор:

Монолог у новоучебногодней школы

Прошло две недели работы школ в новых условиях. Педагоги и руководители многих учреждений образования столкнулись с рядом проблем. Длинные очереди в школу (теперь ведь каждому ребенку нужно измерить температуру), неразбериха с расписанием и многое другое. Одни из этих проблем могут показаться незначительными и не стоящими внимания, другие многим покажутся серьезными, неразрешимыми. Пока можно точно говорить только о том, что крайними снова стали учителя. Многие проблемы решаются именно ценой их морального и физического здоровья. Об этом говорят учителя. А мы публикуем два монолога.

Александра СЕРГУШОВА, учитель русского языка и литературы, Нижегородская область:

Придется привыкать

Работаем мы всего две недели, а уже устали. С непривычки, конечно. Расслабились за лето. Но не только в этом дело. Просто все в этом году иначе организовано, мало было времени, чтобы к новшествам привыкнуть. А привыкнуть придется.

Раньше мы сидели по своим кабинетам, а дети бегали из класса в класс. Всем было удобно. Дети любят двигаться, а педагоги любят порядок. У каждого предметника в кабинетах всегда все приспособлено, отлажено: и техника, которую освоили и приручили, и наглядные пособия, и тетради – все под рукой. И цветы на подоконниках, всегда политые. И парты чистые, и пол своевременно подметен. В перемену мы успевали много чего – и отметки выставить, и отсутствующих проставить в журнал, и стихи спросить, и с детьми хоть полминуты пообщаться (у некоторых учеников всегда есть к учителям вопросы, и, на мой взгляд, это хорошо). Дети при нас не могли бегать по партам и разносить классы. Теперь они большую часть перемен без присмотра, а энергии у них после каникул хоть отбавляй. Им хочется общаться и двигаться. Вот они и двигаются как и где могут. Учителя, как предметники, так и классные руководители, не в состоянии, как прежде, обеспечивать порядок, поэтому сохранность школьных аудиторий и мебели под угрозой. За две недели много чего уже пришло в ненадлежащий вид. Я накануне 1 сентября лично тщательно отчищала пол и стены в своем кабинете, но в нем не веду уроков – в моем классе сидят восьмиклассники, у которых ведет русский и литературу другой учитель. Но я захожу за книгами и тетрадями каждую перемену и с ужасом вижу, что весь мой труд насмарку. Педагогов обвинять не могу, им не до чистоты. Уборщицы приходят после уроков, но требовать от них тщательности за символические деньги язык не поворачивается. Спасибо, что вообще согласились…

Не до чистоты, не до порядка, не до дисциплины. Если раньше мы были как бы несущей конструкцией школы, опорой ее, воплощением стабильности, то теперь носимся из класса в класс, забегая по пути в родной кабинет, роняя на ходу книги, тетради, ручки и учебные пособия (иногда и телефоны). Нередко что-то забываем, приходится возвращаться. Нет, я не против – движение необходимо. Я раньше все сожалела, что не успеваю использовать подаренный родителями моего класса абонемент в фитнес. А теперь понимаю – можно и без фитнеса вернуть хорошую физическую форму. Вчера взвесилась, с 1 сентября похудела на 1 кг. А то ли еще будет! Жаль только, что душа у нас в школе нет. И еще одно вызывает неудобство: с техникой так много возни, что, бывает, пол-урока пройдет, пока наладишь. Кто-то до меня не так «вышел» из компьютера, кто-то нечаянно все стер, вирус на флешке принес. Вот и приходится каждый раз возиться, прежде чем включишь. Системный администратор у нас один на школу, он за две недели с ног сбился, его по целому дню не дождешься – он перегружен заявками от предметников. Поэтому я теперь готовлю два плана урока: план А – если все вовремя включится, и план Б – если не включится. Ложусь, понятное дело, позже. Да и уроки из-за плавающего начала занятий теперь кончаются позже. Я привыкла рано вставать и в школу приходить рано. Теперь отвыкаю. Прихожу к девяти, а ухожу в пять. Мои биологические часы перестраиваются на новый режим с трудом. Детям вроде бы так удобнее (для них раннее вставание – пытка), но зато у многих теперь начались проблемы с организацией дополнительного образования. Дети не успевают на кружки и секции. Или если успевают по времени, то физически не в состоянии идти на занятия – слишком маленький перерыв. Родители уже неоднократно сетовали на разрушенный режим. Но не до жиру…

Еще плохо – у нас теперь почти нет «окон». «Окна» раньше были передышками, во время которых доделывали то, что вовремя не успели. Теперь буквально с первых дней приходится кого-то заменять – то в начальной школе, то в средней. С признаками ОРВИ в школу не пускают ни детей, ни учителей, поэтому учителя валятся как снопы, на день, два, три кто-нибудь выбывает из игры. А раньше-то, бывало, по неделе с насморком и температурой уроки вели, и ничего…

Теперь нам, учителям, объявлена главная задача – не заразить детей, принять все меры к нераспространению инфекции. Вот мы этим и заняты. Контакты с детьми минимизируем, рабочее место теперь огораживаем скотчем, чтобы дети не заходили за черту… Но слава богу, что нам, например, уроки разрешили без масок вести. И за это спасибо! А в соседней школе, в нашем же районе, директор всех строго обязал носить маски. Лично проверяет и грозит огромными штрафами. Это и трудно соблюсти на протяжении 6-7 уроков, и, главное, иной раз просто невозможно – очки запотевают.

Елена КОЛЕСНИЧЕНКО, учитель математики, Нижний Новгород:

От воспитания далеко…

Честно говоря, я на грани нервного срыва и ухода по собственному. Мне много лет, и пенсию я выслужила давным-давно. Не хотела бросать школу, поскольку вижу, что заменить нас пока некому, но не уверена, что этот год доработаю. Каждый день возвращаюсь с единственным желанием: лечь и больше никуда не ходить. Утром просыпаюсь с мыслью, что это последний мой школьный день. Заставляю себя идти – советское воспитание не позволяет бросить детей и администрацию на произвол судьбы. Нашему заместителю директора, который отвечает за расписание, можно лишь посочувствовать. Он бледен как смерть и уже почти не в состоянии разговаривать с коллегами. Он тоже на грани срыва, хоть и моложе меня значительно. В нынешних условиях соединить потоки и параллели даже с помощью электронного помощника оказалось так сложно, что на первой неделе ему так и не удалось составить расписание, чтобы сохранились все часы. В 5-6‑х классах только у меня (не знаю, как у других) пропало в общем 6 уроков – их просто некуда было всунуть. Два дня пропали из-за голосования. Сначала хотели сделать день здоровья и самостоятельной работы, потом решили объявить каникулами в счет зимних. Родители возмущены, и я их понимаю. Очень усложнилось классное руководство в новых условиях. Все внеурочные мероприятия рекомендовано ограничить, походы в театр, в парк и совместные праздники, само собой, теперь тоже не поощряются. Родительские собрания проводим в режиме онлайн – можно себе представить, какое это общение. В перемену нужно бежать на свои уроки, а также выполнять функции контроля и учета (столовые каждый день требуют точных сведений о том, сколько человек питается). Но как в таких условиях отслеживать классы? А если классному руководителю, который еще и преподаватель иностранного языка, нужно бежать на урок в другое здание?

Функция классного руководителя видоизменялась несколько лет на наших глазах, но в нынешних условиях свелась к контролю исполнения санитарных требований, сбору данных и передаче распоряжений администрации родителям. Функция сбора и передачи информации давно главенствует над остальными. Основная задача – циркуляры, их доводим до сведения родителей.

В начале прошлой недели директора напрягли нас еще одной задачей – собрать сведения о каждом ученике и подготовить к загрузке в единую региональную систему. Наше министерство объявило сбор и ввод данных в единую систему задачей номер один, делом первостепенной важности. Все должно быть готово к 25 сентября. Иначе санкции. Мы думали, что все уже загружено в Дневник.ру, но оказалось, что нужны новые данные, что Дневник – система федеральная, а нужна еще региональная, что вся система образования была у министра «на ладошке» (он так и сказал на видеоконференции с директорами школ). Такую задачу перед министром поставил губернатор.
Видимо, имеющиеся у них данные не позволяют им управлять системой на должном уровне, нужны еще базы. Многие директора напуганы юридической стороной вопроса. В каждой школе есть родители, не желающие передавать личные данные третьим лицам. У кого-то есть стойкое предубеждение против тотальной оцифровки. И что делать с теми, кто не захочет? Министр успокоил, что данные будут поступать в министерство в агрегированном виде и индивидуальные данные не нужны, но все же посоветовал обратиться к юристам. Я вот уже предвижу разговоры с частью родителей, настроенных против контроля и слежки. Что я им скажу, как буду убеждать и успокаивать, что это не страшно, если я сама в этом не уверена? Зачем много раз собирать данные, многочисленные, разнообразные? Для чего мы вторгаемся в частную жизнь семей? И где наша воспитательная функция? Когда она к нам вернется?

Вера КОСТРОВА, Нижний Новгород


Комментарии

Нужен ли обязательный ЕГЭ по истории?
  • Нет, выпускникам необходимо сконцентрироваться на профильных для них предметах 54%
    142 голоса 54%
    142 голоса - 54% из всех голосов
  • Нет, система образования ещё не готова к обязательному ЕГЭ по истории 26%
    69 голосов 26%
    69 голосов - 26% из всех голосов
  • Да, история формирует мировоззрение 14%
    38 голосов 14%
    38 голосов - 14% из всех голосов
  • Да, это мотивирует школьников активно изучать этот предмет 4%
    10 голосов 4%
    10 голосов - 4% из всех голосов
  • Затрудняюсь ответить 2%
    4 голоса 2%
    4 голоса - 2% из всех голосов
Всего проголосовало: 263
20.10.2020 - 26.10.2020
Опрос закрыт
Архив опросов
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt