Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Высшая школа

Науки – на все руки

Учительская газета, №07 от 18 февраля 2020. Читать номер
Автор:

Круг специальностей выпускников уральского вуза потрясает воображение

Российский государственный профессионально-педагогический университет, базирующийся в Екатеринбурге, – вуз уникальный. Правда, в 2014 году в Крыму обнаружено учебное заведение подобного образца, созданное еще украинскими властями, некоторые другие технические вузы дают возможность специализироваться в преподавании, но размах там совсем не тот…

В мастерской горячей эмали

Недавно в РГППУ торжественно отметили 40‑летие: в 1979 году вплотную к территории знаменитого Уралмашзавода начал работать Свердловский инженерно-педагогический институт, призванный ковать кадры для системы профессионально-технического образования. Главным интересантом выступил Уралмаш, но и многие другие предприятия Советского Союза, входя в эпоху НТР, почувствовали острую нехватку рабочих нового типа, способных работать на станках с числовым программным управлением. А кто их научит? Мастеров производственного обучения такого уровня в стране катастрофически не хватало…
Ректор РГППУ доктор педагогических наук, профессор Евгений Дорожкин встречу с корреспондентом «УГ» решил начать не с разговоров, а с экскурсии. И первым делом повел в реконструируемый сейчас производственный корпус, продемонстрировал новенькие, только что завезенные станки с ЧПУ, оснащенные многофункциональной рабочей головкой, способной подвергать деталь большому числу всяческих механических воздействий одновременно. Это техника XXI века, сменившая уже не на один раз то, что здесь стояло изначально. В таком вузе по определению надо бежать ноздря в ноздрю с техническим прогрессом, а то и обгонять его, ведь пока подготовишь преподавателя, пока он выучит оператора, пока тот придет на завод… Негоже ведь быть экспертом по списанному в утиль оборудованию.

Рядом – компьютерный класс, в котором студенты корпят над программами для станков. Тут же установлен электронный симулятор – один в один с пультом управления станком. Сначала программные опусы студентов запускают в недра этого безжалостного экзаменатора. Если программа обработки детали заработает на симуляторе, будешь допущен к станку, к работе с металлом, не заработает – иди переписывай.

А чуть дальше по коридору – помещение из другой эпохи: грубые верстаки с прикрученными к ним тисками, сверлильные и фрезерные станки, возможно, вывезенные в качестве контрибуции из поверженной Германии…

– Эту мастерскую мы пока закрыть не можем, – говорит Евгений Дорожкин. – К сожалению, подобный уровень производства у нас в стране не редкость. И наш выпускник должен научить будущего слесаря, как правильно зажать деталь в тисках, как обработать ее зубилом и напильником. А чтобы научить, надо самому владеть таким инструментом безупречно.

А чуть погодя мы с ректором встретили студента (Евгений Михайлович, похоже, приучил студентов к тому, что в любой момент может подойти к любому в коридоре, в аудитории и начать расспрашивать про жизнь, про учебу) с другим инструментом. А именно с… саксофоном.

Третьекурсник Роман Буров учится по специальности «музыкально-компьютерные технологии» – и не только успешно играет в университетском джазовом оркестре, но и уже пробует себя в качестве преподавателя.
– Это принципиальный момент, – комментирует ректор, – на эту специальность поступают не только выпускники музыкальных школ, но и те, кто окончил музучилище имени Чайковского. То есть как музыканты они уже профессионалы, к нам же идут за педагогической составляющей.

Тут самое время прервать экскурсию и поведать о метаморфозах, через которые прошел вуз от момента основания до наших дней.

Созданный в достаточно узком профиле – подготовка педагогических кадров для машиностроения и электроэнергетики – вуз не запнулся о реформы, обрушившиеся на прежнюю индустриально-экономическую модель, а довольно быстро сориентировался в рыночных условиях и пошел дальше, чутко реагируя на изменение структуры спроса на специалистов.

– Главное, что мы не потеряли тот стержень, который определял наш профиль с самого начала, скорректировав его с учетом формирования единой системы профессионального образования, – рассказывает Евгений Дорожкин. – При этом у нас сегодня уже 98 образовательных программ, в том числе 30 магистерских. У нас более 10 тысяч студентов, филиал в Нижнем Тагиле. В советское время было 62 филиала – потому, собственно, мы единственный за пределами Москвы и Санкт-Петербурга вуз, получивший наименование российского… Сейчас порядки в высшем образовании изменились, но наш, так сказать, территориальный охват достаточно широк: у нас учатся представители 22 субъектов РФ – от Краснодарского края до Амурской области. И широчайший спектр направлений, по которым могут работать наши выпускники, помимо инженерных специальностей. Это и экономика, и правоведение, и психология (в преломлении к организации работы профессиональных образовательных организаций), и, как вы видели, музыкальные технологии, дизайн и даже такая специальность, как «технологии имиджа в индустрии моды и красоты».

Возвращаясь к проведенной ректором экскурсии, нельзя не упомянуть класс кройки и шитья, где студентки фантазируют наряды на все случаи жизни, швейную мастерскую, куда только что привезли суперсовременную вышивальную машину Brother с полихромным дисплеем, на котором оператор задает рисунок, а электроника с механикой превращают его в вышивку. В классе дизайнеров монитор на стене покрупнее – 3 метра в диагонали. По сравнению с проекционной техникой здесь куда более адекватными получаются как подача визуального материала, так и разбор студенческих работ, загружаемых прямо со смартфонов через wi-fi – высокое разрешение и точная цветопередача позволяют обеспечить профессиональный подход.

Рядом с навороченной электроникой обжиговые печи на участке, где обучают студентов технологии горячей эмали, выглядят достаточно традиционно, чего не скажешь о творческих работах студентов и преподавателей, которые могли бы украсить престижные художественные выставки – здесь правит бал не голое ремесло, но искусство!

– А еще мы едва ли не первыми в стране открыли специальность «теология», – продолжает повествование ректор. – Выпустили почти четыреста профессионалов в этой сфере, которые работают по всей России – не только в религиозных организациях, но и в муниципальных структурах, ориентированных на взаимодействие с верующими.

Отдельно хотелось бы коснуться спорта. Мы не только готовим специалистов в области спортивного менеджмента и физкультурно-спортивной деятельности, но и стараемся вовлекать в занятия спортом всех студентов, создавать для этого режим наибольшего благоприятствования. И наш опыт показывает, что не только будущий тренер, но и будущий инженер может быть успешным спорт­сменом, победителем крупных международных соревнований. А плюс к тому – еще и организатором спортивной жизни по месту своей работы.

Ну и, конечно, особое значение в нашем университете имеет воспитание: мы ведь не просто специалиста в какой-то области готовим, мы готовим педагога, воспитателя. Отсюда, в частности, и такое внимание к выездным занятиям в школе студенческого актива, где каждый год 250‑300 человек приобретают навыки целеполагания, учатся работать в команде. О том, как у нас поставлено патриотическое воспитание, можно судить, например, по тому, что наш вуз один из немногих, кому вручена копия Знамени Победы. Кстати, сейчас в университете развернута экспозиция, посвященная тому, как работал Урал в годы войны, как функционировала тогда система ФЗО, каково вообще приходилось тем, кто выпускал продукцию для фронта.

Иногда говорят, что РГППУ отчасти дублирует ряд специальностей, по которым ведется обучение в других вузах города… Не могу с этим согласиться. Дело в том, что все наши студенты получают фундаментальный блок психолого-педагогической подготовки, осваивают методики, которые дадут им возможность передавать полученные знания дальше. Причем это не вполне совпадает с тем, чему учат в педвузах, поскольку есть серьезные отличия, прежде всего в психологии образования в школе и в СПО. А вдобавок по многим специальностям выпускники получают у нас полноценную рабочую профессию, с которой уж точно в жизни не пропадешь.

Есть особенности и в магистратуре, куда нередко приходят за соответствующей их статусу подготовкой преподаватели и руководители техникумов, колледжей. Их обучение в специально сформированных небольших группах мы стараемся максимально ориентировать на практику, на разработку конкретных проектов, направленных на развитие того образовательного учреждения, которое эти магистранты представляют.

То, о чем рассказал и что показал ректор Евгений Дорожкин, производит впечатление не только на журналистов. Спрос на получение образования в РГППУ весьма высок. Так, в 2019 году на момент окончания приема заявлений конкурс составлял в среднем 39 человек на место. Балл ЕГЭ, с которым приходят сюда абитуриенты, достигает 283.

Проблемы, конечно, есть. Как у многих, это прежде всего нехватка средств на развитие базы. Статус автономного учреждения дает вузу определенную свободу маневра, что при таком динамичном поведении на рынке образовательных услуг совершенно необходимо. Но выполнение государственного задания на подготовку специалистов от Министерства науки и высшего образования РФ зависит в первую очередь от бюджетного финансирования. При этом есть смысл еще раз подчеркнуть, что этот вуз в силу своей специфики просто обязан «бежать впереди паровоза».

Юрий ГЛАЗКОВ, Екатеринбург, фото автора


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt