Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Наталья ШЕРРИ, заместитель министра образования Москвы: Интеллектуальный потенциал московских директоров настолько высок, что решение любой задачи им по плечу. Главное – дать свободу

УГ - Москва, №04 от 25 января 2011. Читать номер
Автор:

С Натальей Шерри мы встретились в одной из школ Северного округа. Ей предстояла встреча с директорами, потом с профсоюзными лидерами школ, наконец, с представителями родительской общественности. Задача у Натальи Сергеевны важная – рассказать людям о том, что нужно сделать в ближайшее время для формирования нового экономического механизма, чтобы добиться высокого качества образования в столичной системе, выслушать их предложения, обсудить то, чем придется заниматься всем вместе. В преддверии встречи Наталья Сергеевна ответила на вопросы «УГ-М».

– Наталья Сергеевна, почему сегодня так остро поставлен вопрос о платных образовательных услугах? Не хватает средств в бюджете, есть намерения увеличить долю платности в образовании?- Прежде всего эта тема возникла потому, что есть острая необходимость в удовлетворении образовательных потребностей населения. Никто не говорит о том, чтобы сделать образование платным. Но, предположим, есть в микрорайоне школа, и она во второй половине дня пустует. Директору, оказывается, выгоднее закрыть спортивную площадку, чтобы потом не нужно было убирать ее за публикой, которая площадку посещает. Между тем у населения есть потребность в спортивном досуге. У населения есть огромная потребность в изучении и освоении информационных технологий, причем этого хотят люди разных возрастов, даже бабушки и дедушки, которые хотят, скажем, производить коммунальные платежи через Интернет, но не могут это сделать, так как у них нет доступа в Интернет. Есть проблемы выходного дня, организации детских праздников, когда населению требуются не только спортивные, но и детские площадки. То есть потребности высокие, и самые разнообразные, а школа, которая имеет колоссальный ресурс, обеспечена необходимыми площадями, кадрами и возможностями, закрыта, образно говоря, на замок. Когда мы говорим о том, что надо ввести платные образовательные услуги, у нас одна цель: использовать этот ресурс школы для удовлетворения образовательных, культурных, досуговых потребностей населения. Конечно, при этом школа должна получать деньги, улучшать и сохранять в хорошем состоянии свою материальную базу и, самое главное, давать возможность руководителю повысить благосостояние того учителя, который показывает результат, заплатить тому, кто оказывает те самые дополнительные услуги. Вопрос не в том, чтобы поставить школу на коммерческие рельсы, а в том, чтобы человек за свой труд получал хорошие деньги. Не должна школа делать это бесплатно, не должен учитель работать на общественных началах. – Все мы хорошо знаем, что нынче все поставлены в рыночные условия. А на рынке как? Если даже копейка вложена во что-то, то и она должна давать прибыль. Школа обладает немалым капиталом: материальным – недвижимостью, интеллектуальным – педагогическим коллективом. Значит ли это, что школа тоже должна иметь процент с этого капитала?- Безусловно. Когда идет речь о статусе учителя, мне всегда не очень понятно, что конкретно нужно сделать для его повышения. Мы никакими мероприятиями ничего не сделаем, так как по большому счету настоящий учитель всегда был и есть. Но если мы научим общество уважать интеллектуальные вложения педагога, если мы научимся уважать труд учителя и правильно его оплачивать, то эта тема статусности будет закрыта. Да, интеллектуальные вложения должны иметь отдачу.- То есть когда учитель подъедет к школе на «мердеседесе», который он приобрел сам на свои заработанные деньги, дети будут относиться к нему по-другому?- Вы очень правильно сказали: «который он приобрел сам». В этом случае все увидят, что его потенциал оценен по достоинству. Мы привыкли к тому, что в советское время хороший учитель никогда не получал в полном объеме оплату за свою работу. То есть он получал деньги за уроки и 10 рублей за классное руководство. Если этот учитель занимался дополнительно с отстающими, с одаренными, если ученики группами приходили к нему домой (у нас было много таких учителей) и делали какие-то проекты, то никому даже в голову не приходило предложить ему за это дополнительную плату. Да и сам он при этом сильно бы удивился, считая такую нагрузку своей святой обязанностью. На самом деле эта ситуация и привела к тому, что учительский труд обесценился, это в условиях рыночной экономики особенно проявилось. Дополнительный труд учителя может и должен быть достойно оплачен, а результат его деятельности дополнительно поощрен в первую очередь государством, во вторую – самим населением.- Может быть, эта психология и привела к тому, что учитель никак не может вписаться в рыночные реалии? И сегодня бескорыстное служение тоже должно быть, вот только когда оно облачено в потертый костюм, в мечты о шубе, которую купить не по карману, бескорыстие становится каким-то сомнительным. Статус учителя нынче оценивается детьми и по тому, как он одет, где отдыхает, какие у него часы.- Конечно, все это так. Учитель как актер, он каждый день на сцене, на него с утра до вечера устремлены сотни детских глаз. Они оценивают все: и одежду, и маникюр, и то, может ли педагог пойти в театр, купив дорогой билет, и покупает ли дорогие книги-новинки, и смотрит ли новые фильмы, и отдыхает ли за границей или в хорошем санатории. Кому-то покажется это не очень важным. Но, как ни странно, успешный учитель во многом определяет, будет ли ученик учиться усердно, поверит ли он в то, что образованный человек – это человек успешный. Учитель сегодня должен быть не аскетом. Он должен вписываться в рыночные реалии, жить той современной жизнью, которой живут дети и их родители. У нас же получилось, что мы искусственно разделили так: есть учительство и есть остальной народ. Помню, когда я впервые пришла в педагогический коллектив, для меня было удивительным открытием, что учителя, оказывается, умеют петь, смеяться, танцевать, обсуждать какие-то события. Не может быть так, чтобы школа жила отдельно от всех, а все – в условиях рынка. Если мы хотим оказывать платные услуги и грамотно использовать педагогический ресурс, то учителям за это должны платить. Это так просто.- Вы считаете, что это просто?- Конечно. За работу нужно платить, вот и все.- Ключевой фигурой при этом будет директор. Кто он, современный директор, – педагог или менеджер? Я помню, как в давние годы в Москве избирали директора в Калининском районе. Избрали инженера, он был отменным хозяйственником, но ничего не понимал в сути педагогического труда, в результате он был вынужден уйти. Сегодня при вписывании школы в рынок директор просто обязан быть менеджером, а педагогом он должен быть?- Это важный вопрос. Хороший менеджер на любом предприятии или в любой школе будет глубоко разбираться в содержании его деятельности. Мы прекрасно знаем, что система менеджмента и качества предполагает всего-навсего работу на результат, работу над процессом. У менеджера может быть непедагогическое образование, но главное то, что он умеет управлять процессом. Любой образовательный процесс состоит из множества самых разных подпроцессов, и если мы говорим о хорошем менеджменте, то ведем речь о хорошем управлении всеми подпроцессами для того, чтобы работать на конечный результат. Давайте будем честными: 80% директоров когда-то были хорошими учителями, но, став руководителями, они перестали быть учителями именно по той причине, что практически полностью погружены в процесс управления. У нас система образования построена иначе, чем во всем мире. В 90-е годы я приехала в Варшаву, нас пригласили в школу, и мы туда заехали со стороны хозяйственного дворика. У нас в Москве тогда была чрезвычайно острой проблема вывоза мусора, а тут вижу красивые баки, цветник, площадочку для сушки каких-то тряпочек. Я сразу спросила директора: «Как вам удается сохранять такой порядок?»  На что директор ответила: «Не знаю! Я директор школы и занимаюсь только образованием, а хозяйство – прерогатива муниципальных служб, которые обеспечивают состояние двора, уборку, летом я сдаю ключи в муниципалитет и прихожу к началу учебного года в отремонтированную школу!» У нас кто занимается всем этим? Директор школы, потому что он больше всех заинтересован и отвечает за все, а не только за образование. Я хорошо помню, как начинала уменьшать количество своих собственных уроков, хотя любила предмет (русский язык и литературу), работу с детьми, с молодежью. Я вынуждена была сокращать количество уроков, потому что дети начали страдать от моего отсутствия из-за постоянных вызовов в разные инстанции, отвлечения на решение каких-то хозяйственных проблем. Сегодня редкость, когда замечательные учителя, возглавив школы, могут совместить несовместимое. – А как же утверждение, что директор – учитель учителей?- Оно для меня спорно. Мне кажется, что школу должен возглавлять прежде всего хороший менеджер, но пусть у него будут заместители по научно-методической и учебно-воспитательной работе – специалисты в той или иной области. Директор школы – это руководитель мини-государства, который видит и понимает все возникающие проблемы (хозяйственные, правовые, организационные), который управляет теми, кто должен заниматься их непосредственным исполнением. Директор-учитель – это идеальный вариант, но не единственный. Допустить исключения из общепринятых норм возможно. Однако злоупотреблять такими решениями я бы не стала. Боюсь, что мы еще не очень готовы к подобным подходам.- Сегодня у директоров школ от 3 до 11 заместителей, тут, как мне кажется, у директора возникает уже проблема управления этими людьми. Как вы к этому относитесь? Не много ли их с точки зрения рыночных реалий?- Какое количество замов должно быть у директора, вопрос очень спорный. Я думаю, что как раз при нормальной организации процесса нет никакой необходимости, чтобы каждое направление работы возглавлял отдельный заместитель. Главное, чтобы каждый человек знал, какую тематику он регулирует, ему при этом необязательно быть в должности заместителя. Чем больше заместителей, тем меньше ответственности. Учитель тоже может отвечать за то или иное направление, в котором разбирается лучше других, но расширение зоны ответственности должно быть оплачено.- У него тогда появляется особый статус, например, учитель истории может быть омбудсменом, учитель информатики – главным по информатизации школы, учитель музыки – отвечать за воспитательную работу.- Мне кажется, что не должно быть для всех школ единых подходов. Кстати, у нас есть прекрасные директора – и учителя, и менеджеры. И вообще, и в управлении может быть творчество, различные сочетания, оптимальные варианты, причем для каждой школы оптимальным будет тот вариант, который наилучшим образом работает на результат, достигаемый через процессы, проходящие в ней. Поэтому не имеет значения, какую первую специальность имеет директор, но то, что директор сегодня должен быть менеджером, что он должен эффективно использовать те ресурсы (кадровые, материальные, интеллектуальные), которыми располагает школа, бесспорно, ибо все это работает на качество образования. – Должна ли в школе быть некая небольшая группа, объединяющая психолога, социолога, юриста, экономиста, финансиста, пиарщика, которая вместе с директором будет думать над тем, какие шаги нужны школе, чтобы была успешной стратегия оказания платных услуг?- Не думаю, что школе нужна такая группа. В школе должно быть соуправление, например управляющий совет. А если не хватает каких-то собственных компетенций, то тут нужно привлекать какие-то дополнительные силы. Это может быть отдано и на аутсорсинг. Сегодня резко возрастает роль общественных советов, потому что если мы говорим о результате как об удовлетворенности населения тем образованием, которое мы даем детям, то, безусловно, оценка качества образования должна быть в первую очередь внешней. Парадоксальная вещь: до тех пор пока мы не говорили о качестве услуг, удовлетворенность населения была очень высокой. Все говорили: «Все хорошо!» Но чем быстрее и динамичнее образование начинает развиваться в области качества, тем меньше удовлетворенность населения.- У вас есть объяснение этому парадоксу? – Конечно. Это происходит потому, что запрос населения на качество начинает быстро расти. – Видимо, это тоже рыночная реалия: если у вас есть 10 рублей, вы покупаете батон, если 20 рублей – пирожное, еще больше средств – можете позволить себе торт и кофе со сливками.- Есть некоторое изменение закономерности. Мы обычно говорим, что спрос диктует предложение, а в образовании наоборот: предложение начинает диктовать спрос, и этот спрос растет. Это забавно, но она прекрасно вписывается в рыночные отношения. Поэтому если вернуться к платным услугам, то школа может и не зарабатывать, никто не заставляет школу зарабатывать, она может жить обеспеченно в меру необходимости, чтобы покрыть те расходы, которые ей необходимы для выполнения стандарта образования. Она полностью получает на это государственные деньги. Но может ли сегодня скромность школы помочь ей реализовать самые разнообразные дополнительные программы? Не думаю. Кстати, столько программ, сколько есть в Москве, нет ни в одном регионе. Это тоже диктуется спросом населения. Чтобы реализовывать их, школам надо дать свободу, возможность выбора пути, а этот выбор должен соответствовать ее запросу.- Я вижу, что мы с вами постепенно подходим к тому, что школа обречена на изменение правового статуса. Школе нужна свобода, а ее дает исключительно статус автономного учреждения. Платные образовательные услуги приведут школу к автономии?- Для разумных руководителей так и будет. Бюджетные учреждения, несмотря на то что нынче приближены к АУ, все же даже самостоятельно заработанными средствами не могут распоряжаться, это привилегия учредителя. Не факт, что учредитель сегодня разрешит их потратить на усмотрение образовательного учреждении, а завтра примет противоположное решение. Кстати, когда мы говорим, что автономное учреждение должно зарабатывать, это тоже неправильная позиция. Не хочет – может не зарабатывать, в рамках выполнения стандарта денег школе в статусе АУ на жизнь хватит, школа сможет выполнить госзаказ на реализацию стандарта на бюджетные деньги. Другое дело, хватит ли этой школе средств на дальнейшее развитие, а наши руководители ОУ, творческие педагогические коллективы на это нацелены. Статус АУ, такой подход – вполне рыночный, экономический – позволят им развиваться быстрыми темпами, а те условия конкуренции между школами, которые созданы сегодня, заставят их бороться за каждого ученика. В конечном счете – за то, чтобы стать такой школой, которая нужна обществу и государству. Важно и то, что АУ – это форма, которая будет работать на эффективное управление. Следовательно, цена образовательной услуги будет соотноситься с качеством ее предоставления.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту