Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

«Настала эпоха воспитания воспитателей».

Дата: 06 мая 2011, 23:37
Автор:

6 мая в Москве завершился очередной Всероссийский фестиваль школьных театров «Русская драма». О приятных открытиях фестиваля и роли любительского спектакля в дополнительном образовании нам рассказал организатор «Русской драмы» Михаил ЩЕПЕНКО.

– Михаил Григорьевич, уже можно смело говорить о том, что ваш фестиваль имеет определенную историю. Расскажите, пожалуйста, каким был этот, тринадцатый?

– Сразу хотелось бы отметить, что мы перенесли сроки проведения фестиваля с ноября на май. Это связано с тем, что это время оказалось для нас более удобно в репертуарном плане. Раньше мы были вынуждены прерываться в самое игровое время, а задачи-то обе серьезные: и свои спектакли ставить, и фестиваль вести. Так что, у коллективов было меньше времени для подготовки, но все равно очень многие изъявили желание участвовать. Кроме того, в этом году у нас не было никакого особого посвящения. Например, предыдущий, двенадцатый фестиваль был связан с 65-летем победы в Великой Отечественной войне и большинство спектаклей было о детях, которых коснулась война. А в 2009 году мы посвятили фестиваль 200-летию со дня рождения Николая Гоголя. Годом ранее фестиваль отдал дань памяти Великой княгине Елизавете Федоровне и ее смиренному служению людям.

– Значит, в этом году все рамки были сняты… Вероятно, это дало больший простор фантазии?

– Если говорить о рамках, то дело в том, что мы никогда не требуем, чтобы все играли именно на тему посвящения, если она есть. Наш первый фестиваль был приурочен к 200-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина, но это не значит, что все должны были его ставить. Важен дух созвучия пушкинской лире, если говорить высоким слогом. Эпиграф нашего фестиваля во все времена тот же, что и эпиграф Пушкина к «Капитанской дочке»: «Береги честь смолоду!». Этому девизу мы сами стремимся быть верными и к этому призываем всех, кто участвует в фестивале.

– Чем этот фестиваль отличался от предыдущих?

– Коллективы привезли спектакли самой пестрой тематики, пятнадцать совершенно разных работ. Были открытия в плане режиссерского мышления, были и новые интересные актерские работы. Смотр открылся внеконкурсным спектаклем нашей театральной студии (при театре «Камерная сцена» – А.Д.) по рассказам Николая Носова – «Бенгальские огни». В основе спектакля сюжет не только одноименного рассказа, но и других. Вроде бы простой материал, но и дети, и взрослые его любят. Возможно, влияет и обаяние текстов Носова, и азарт, с которым играют дети.

Также в этот раз нас вновь посетил замечательный коллектив из Сарова – православное творческое объединение «МiР». Они привезли очень милый, светлый спектакль «Золотая прялочка». Тут и фольклор, и кукольный театр, и в то же время играют сами актеры. Это была очень большая радость. Они уже были лауреатами нашего фестиваля: в 2008 году получили Гран-при. Тогда у них был спектакль о последних месяцах жизни царской семьи – «Дом свободы». Самое главное в нем – огромное чувство меры: никакого педалирования, никаких эмоций через край, все передано очень тактично. После просмотра, словно облако света в душе остается. Был также и знакомый нам народный театр «На валу» из Волоколамска. Они тоже играли у нас спектакль в 2008 году по Александру Островскому – «Не так живи, как хочется». В этом году они привезли моноспектакль «Наташина мечта». Одна девочка на сцене 50 минут. Актерски спектакль решен очень интересно, это очень серьезная работа. Пусть даже и есть еще над чем работать по режиссуре, но сама девочка понимает, что она делает.

Ведь дети очень часто демонстрируют свой шарм, а важен сам процесс игры. У нее есть понимание этого. У детей в основе игры – непосредственность. В процессе работы актеры, к сожалению, теряют свою непосредственность, первозданность, искренность. А у детей, если режиссер правильно с ними работает, этого не возникает. Но бывает иногда и такое, что дети уже умеют многое, а правдивости нет никакой. Ведь цель игры по Станиславскому – искреннее чувство, а придти к нему очень непросто. Искреннее чувство пугливо.

– Были ли еще какие-то открытия?

– Вообще мы постоянно открываем для себя все новых и новых участников, и остается только удивляться, что находятся такие педагоги-подвижники, которые оказывают своим коллективам любую возможную поддержку. От детей они уйти не могут, несмотря на то, что сами в абсолютном большинстве живут в бедности. Именно поэтому, я считаю, такие фестивали нужны прежде всего для руководителей школьных театров. Сейчас вообще настала эпоха воспитания воспитателей. В любительском театре нужен лидер, как, кстати, и во взрослом театре. Если нет лидера, то нет и театра, поэтому руководитель здесь – личность обязательно харизматическая, пассионарная. Здесь все зависит от одного человека, и это при том, что этот человек должен быть бессребреником.

– Проводилась ли во время фестиваля помимо конкурсной программы какая-то аналитическая работа?

– Как всегда параллельно с нашим фестивалем работала Всероссийская режиссерская лаборатория. Режиссеры, которые приехали на фестиваль, коллективно разбирали спектакли, конкурсная комиссия рассматривала работы, оценивала, подсказывала что-то… Они даже получили удостоверения, что прошли курс повышения квалификации. Кроме того, в составе нашего фестиваля уже несколько лет подряд работает так называемое независимое детское жюри.

Каждый коллектив делегирует в него по два представителя. Их работу координирует член основного жюри – заслуженная артистка России Валерия Полякова. Она не навязывает им своего мнения, а слушает их оценки и передает взрослому жюри. Валерия говорит, что самое удивительное, – дети очень воспитаны в плане оценок. Они, может быть, иногда не так хорошо играют, но они очень точны в своих оценках… И поэтому я даже не могу точно сказать, что важнее: воспитание таланта или воспитание людей, у которых есть нравственные и эстетические критерии оценки того, что хорошо, а что нуждается в доработке. Бывает, их мнение расходится со взрослым жюри, но с ним трудно не согласиться или, по крайней мере, не уважать его. Это тоже очень интересный аспект работы фестиваля.

– Меняется ли состав коллективов, желающих принять участие в фестивале? Какие регионы на нем обычно представлены?

– На первые фестивали к нам, конечно, приезжали те, кто находился поближе к Москве. Но Татьяна Николаевна Прусакова, директор всероссийского экспериментального центра «Школьный театр», конечно, очень помогала нам с привлечением новых школьных коллективов: у нее обширная картотека школьных театров, с которыми уже были установлены отношения… Так что у нас изначально была связь сразу со всей Россией. Сейчас на «Русскую драму» приезжают коллективы и с Сахалина, и с Камчатки, и из Калининграда, и из Краснодара, и из Норильска. Популярен фестиваль и у коллективов из ближнего зарубежья: у нас уже побывали театры из Казахстана, Украины, Белоруссии. Мы поддерживаем также контакты с Сербией и Прибалтикой.

– Скажите, пожалуйста, а Ваш фестиваль – скорее, смотр достижений или это настоящая борьба, как на «взрослых» фестивалях?

–  Хотя наш фестиваль и задуман как конкурсный, у нас складывается такое братство, что люди понимают: здесь нет никакого столкновения, есть лишь попытка поддержать, протянуть руку, подсказать что слабо, если это действительно так. Дух доброжелательности, уважения, я надеюсь, пронизывает наш фестиваль, так что конфликтные ситуации у нас редки. Но все же они случаются, когда появляются агрессивные коллективы, в которые проникли язвы профессионального театра – у них есть потребность выделиться среди других. Есть, конечно, форматы фестивалей, которые изначально снимают все вопросы: туда могут приехать все, кто хочет. В этом есть свои  плюсы, но, к сожалению, у нас нет возможности отсмотреть сто или более ста коллективов.

Однако мы стараемся в той или иной степени отметить всех: на фестивале всегда бывает по нескольку лауреатов, а еще кто-то получает Гран-при или дипломы со степенями. К тому же, все участники получают ценные подарки. В этом году это плоские телевизоры, часы, хорошие книги и т.д.

Мы стараемся превратить наш фестиваль в праздник серьезного театра. Для нас важно, что дети думают, пытаются найти ответы на какие-то важные вопросы. Участие в спектаклях делает их неравнодушными. Одно дело – прослушать на уроке информацию о литературном произведении, а другое дело, когда ты можешь прочувствовать его изнутри, участвуя в спектакле. Ты должен понимать, что хочет сказать автор, твое участие делает тебя сопричастным осмыслению мира автором. Никакие другие методы и формы образования этого дать не могут. Театр в этом смысле – мощнейшее воспитательное средство. Не только для детей, но и для взрослых, просто не все это понимают.

– Как изменяется тематика спектаклей из года в год? Какие темы набирают силу в последнее время, а какие, наоборот, уходят на второй план?

– Трудно выделить что-то одно. Когда проявляется некий стадный интерес, то это уже что? Мода. А мода – против искусства. Плотного потока одинаковых тем у нас никогда, слава богу, не было. Ведь искусство – это индивидуальное отношение к миру. Все зависит еще и от людей: очень разнообразный материал привозят, очень разные люди приезжают. Есть, конечно, темы современные – не от моды, а оттого, что тема актуальна сама по себе. Взять хотя бы тему индивидуализма. Это тема не модная, а современная. А бывают исключительно модные. Мы допускаем и такие спектакли, но они заведомо пусты. Хотя они могут стать праздником для глаз, для ушей и для нервов, но это не становится праздником для сердца. А для нас дорого именно это. В этом вся русская культура.

– А как вы оцениваете влияние фестиваля на творческие коллективы? Наблюдается ли у кого-то из них постоянный рост?

– На самом деле это сложно определить. Ведь что такое рост? Только ли это рост мастерства? Я был бы рад выделить какую-то одну тенденцию, но не получается. Например, мы ощущаем положительное влияние фестиваля на руководителей театров, когда они привозят на один фестиваль что-то одно, на другой фестиваль – другое, и спектакли с каждым разом становятся сильнее. Но к такой однозначности оценок прийти нельзя, поскольку сам процесс развития театров – нелинейный. Школьные коллективы постоянно меняются.

Вот, например, есть такой театр-студия «Перемена» из Соликамска. В прошедшем фестивале они не участвовали, но до этого уже приезжали раза четыре. Их руководитель – Евстолия Пыльская. Вот они к нам первый или второй раз приехали, показали спектакль. Спектакль очень хороший, но актеры в нем по возрасту уже приближаются к выпускным классам. Да, у них уже чувствуется мастерство, потому что руководитель работает с ними каждый день, вкладывает в них все, что имеет. И эти дети к старшим классам уже и поют хорошо, и играют раскованно, но потом они уходят. Кто-то поступает в театральные вузы в Москву или еще куда-то. Приходит новый «призыв», и новые ребята не обладают таким же мастерством. Так что трудно соизмерять, где здесь рост коллектива, а где нет.

Для меня важно, что идет сам процесс, и я вижу, что люди со слезами прощаются с нами. На фестивале у всех участников возникает ощущение некой соборности, ощущение, что мы вместе, что у нас есть что-то для всех дорогое. Это чувство сейчас так редко, но без этого, мне кажется, жить нельзя…

Фото из архива фестиваля


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt