Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Написали на бумаге, да забыли про овраги. Что может выдержать бюджет сельской школы?

Учительская газета, №20 от 15 мая 2007. Читать номер
Автор:

Вологодская область и многие другие субъекты РФ уже с 2005 года перешли на частичное нормативное финансирование школы из муниципальных бюджетов. Поскольку большинство районов – дотационные и еле-еле сводят концы с концами в своих бюджетах, сохраняется областная субвенция на заработную плату учителей, питание школьников, социальные выплаты и компенсации. При этом расходы на организацию образовательного процесса, содержание имущества и хозяйственную деятельность финансируются на основе нормативов, устанавливаемых правительством области на одного ученика в год. Норматив финансирования хозяйственной деятельности для сельских школ больше, чем для городских, и в 2007 году составляет чуть менее пяти тысяч рублей на обучающегося. Это почти достаточно и намного выше, нежели в 2005 и 2006 годах. При этом, однако, расходы на образовательный процесс почему-то сохранены на прежнем уровне – 250 рублей на одного ребенка в год. В этих условиях положение Закона «Об образовании» в отношении малокомплектных сельских школ не действует, ибо районы в большинстве своем не в состоянии финансировать школу даже в соответствии с нормативами.

Ямы да колдобины…

Посмотрим на примере конкретной сельской школы, достаточно ли этих средств? Итак, в средней школе в течение года обучаются около 60 детей. Легко подсчитать, что ее хозяйственный бюджет составит примерно 300 тысяч рублей. На что же расходуются эти средства? Наиболее значительные расходы определяют три статьи: отопление, потребление электроэнергии и подвоз учащихся. Так, расходы на отопление нашей школы, как и в прошлом году, достигают 100 тысяч рублей, притом школа отапливается дровами (что дешевле угля) и ищет наиболее выгодных поставщиков. Вторая статья – оплата электроэнергии. Цены на электроэнергию постоянно растут, и, кроме того, растет и ее расход, вызванный, скажем, увеличением числа компьютеров, введением предмета «Информатика» с 5-го класса, совершенствованием преподавания предмета «Технология». Итак, оплата электроэнергии – еще 60 тысяч рублей. Часть детей, обучающихся в сельских школах, проживают в деревнях, отстоящих от школы на 5-25 километров. Прежде дети либо добирались в школу пешком, на попутках, на ведомственном транспорте, либо проживали в интернатах. За годы «реформ» ситуация изменилась: хозяйства обнищали или исчезли совсем, интернаты обветшали и закрылись. Государство, озаботившись этим, ввело программу «Школьный автобус». Только «написали на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить…». И подвоз учащихся, а заодно содержание и ремонт автобусов тяжким бременем легли на плечи хиленького бюджета сельской школы. Итак, расходы на подвоз детей и содержание автобуса (не дай бог, непредвиденная поломка!) в нашей школе составят нынче ни много ни мало 100 тысяч рублей. Школа-то у нас уникальная: почти 70 процентов детей нуждаются в подвозе, а вместимость автобуса КАВЗ – 20 мест. Да ведь еще и горючее для него надо привезти за 40 километров, поскольку ближе заправки нет. А дороги… Хоть круглый год на повышенной норме катайся – яма на колдобине с болотом вперемешку. Зимой – заносы, весной – гололед. В результате в бюджете остается 40 тысяч рублей. Куда же расходуются эти «шальные» деньги? Достаточно только перечисления статей расходов, а уж какие копейки на них можно выделить, сами думайте: командировки и курсовая подготовка педагогов и других работников школы, налоги, услуги связи, водоснабжение, содержание зданий и имущества, ремонт ТСО, компьютеров и оргтехники, профосмотры и диспансеризация работников, оплата нотариальных и юридических услуг (почти каждая муниципальная организация хоть раз в год, но требует нотариально заверенные копии юридических документов школы; раза три-четыре в год, но требуется вносить изменения и дополнения в устав), косметический и мелкий ремонт помещений и мебели, приобретение учебной документации, бланков аттестатов, грамот, методических пособий и литературы, подписка на периодику, расходы на хозяйственные нужды и охрану труда (от кнопок, лампочек, оконного стекла и бумаги до спецодежды) и так далее. Если на что-то не хватает, по мере надобности «спонсорами» выступают директор, бухгалтер, завхоз.

А как же район? Как же капитальные ремонты? В районном бюджете нет-нет, да и находятся средства (в основном из дотаций) на капитальный ремонт. За три года наша школа получила 60 тысяч рублей, да вот нынче обещают целых 250 тысяч. Удалось заменить котлы в котельной, теперь на очереди теплотрасса, правда, без обновления внутренней отопительной системы, которой уже 30 лет. И это с учетом того, что здание школы (деревянное) построено в 1932 году, а приспособленное здание спортзала в 1920-м! По скромным подсчетам, на действительный капитальный ремонт требуется 2-3 миллиона рублей. А как же, скажете, образовательный процесс? Надо ведь обновлять мебель и оборудование кабинетов, учебно-наглядные пособия, приборы, реактивы, ТСО, учебное программное обеспечение ПК и прочее. Так, на это 15 тысяч рублей (250 на ученика) в год. Загляните в специальные каталоги, зайдите в специализированные магазины… Лет за десять, пожалуй, можно оборудовать кабинет физики.

Чем торговать? Духовностью?

Говорят: «Зарабатывайте деньги!» Теперь школу и чиновники рассматривают наравне с другими коммерческими организациями, требуют развиваться и улучшать «показатели». Мы согласны, только за счет чего? Для того чтобы оказывать платные образовательные услуги, производить какую-либо товарную продукцию (это вполне возможно: тут вам и учеба, и социализация учащихся – учись, работай, торгуй!), во-первых, надо, как минимум, иметь соответствующую материальную базу. А ее нет уже лет десять, кончились советские ресурсы. Исчерпаны до дна. Во-вторых, надо, чтобы были потребители, готовые оплачивать и услуги, и продукцию. А потребители на селе либо получают пенсии, пособия да зарплаты по 500 рублей в месяц, либо в услугах наших не нуждаются. Да и какие услуги, если дети проживают далеко от школы, если у нас нет ни спорткомплекса, ни бассейна, ни музыкальных инструментов, ни мастерской. За 15 лет школа разработала и внедрила уникальный образовательно-воспитательный комплекс, основанный на традиционной народной культуре, социокультурном опыте и краеведении. Ребята все свои социальные и культурные «услуги» односельчанам оказывают бесплатно. Так не духовностью же торговать! Может, овощи со школьного участка везти за 40-70 километров продавать? Так лучше их дети в школьной столовой съедят, больше пользы будет, ведь редкая сельская школа, сохранившая кровью и потом сельскохозяйственную технику, способна производить овощи в товарном объеме. Вот отсюда и перейдем к государственным программам, к «национальным проектам» в образовании.

Миллион

на выживание

Наиболее шумный и рекламируемый «прожект» – конкурс проектов развития школ. Лучшие из них получают миллион. Здорово! Правда, для многих сельских школ это скорее будет программа «выживания», а не развития. Им, например, прежде чем развиваться, надо полы да крышу отремонтировать, как раз на миллион или на два. Оценят ли, дадут ли миллион под «бизнес-план», составленный на основе сметы капитального ремонта? Да никоим образом! Надо «развивать» образовательный и воспитательный процесс. Дадут на приобретение ТСО, учебной мебели и оборудования. Да как же развивать, когда пол проваливается, крыша течет, батареи отопления разваливаются сами по себе, и окна держатся на честном слове? Что ж мы мебель новую на землю под открытое небо будем ставить? Кабинеты химии оборудовать, когда в школе нет ни водопровода, ни канализации? Выходит, такие сельские (да отчасти и городские) школы неконкурентоспособны. Их что, закрыть? Забыли, видимо, «прожектеры», что все мы в неравных условиях находимся, не равны наши «стартовые позиции». И не вина школы в этом, а беда. Вина лежит на государстве, которое в течение многих лет лишь декларировало всеобщее право на образование и свою «заботу» о нем. Более того, в Вологодской области не одна тысяча школ, из них в год на миллион могут претендовать немногие. А остальные? Ведь не все же неконкурентоспособны, хоть половина-то вполне способна давать образование, соответствующее и государственному стандарту, и потребностям социального заказа. Так лет пятнадцать-двадцать придется этот проект осуществлять. Нельзя к социальной сфере, к образованию в частности, подходить с той же меркой, что и к производству, к бизнесу. Конституция гарантирует право каждого на образование, так не обязанность ли государства обеспечить равенство всех детей без исключения в осуществлении этого права? Но нынешним национальным проектом, напротив, создается явное неравенство, система передовых «элитных» и «выморочных» школ, и, соответственно, продолжается расслоение народа на тех, кому доступно лучшее образование и тех, кому оно по тем или иным причинам недоступно. И в первых рядах людей «второго сорта» оказывается большинство жителей села и малых городов. В чем их вина? Только в том, что живут они не в индустриальных центрах, не в том месте, где есть современная школа, где по тем или иным экономическим причинам работает производство, строится жилье, развивается социальная инфраструктура. Может быть, уезжать? Бросить дома, квартиры, работу. Возможно, это вполне разрешимо на уровне Москвы (и то вряд ли) или Люксембурга, но в стране России?.. Да и ждут ли их там, где развитие какое-никакое все же есть, началось? Есть ли для них жилье? Работа? Так мы, пожалуй, половину страны бросим «за ненадобностью». А если уехать невозможно из-за «государевой службы», как, например, большинству родителей наших учеников? Они служат в федеральном государственном учреждении, где исполняется уголовное наказание в виде пожизненного лишения свободы. Или государству их служба не нужна? Или тем, что они выбрали службу государству, они обрекли своих детей на «второсортность», на получение некачественного образования в условиях ветшающей школы и, следовательно, на недоступность качественного образования? Так что же, переводить детей в более успешные, нежели местная, школы? А интернаты для детей при этих школах есть? Процесс урбанизации и вымирания деревни не остановить, но и бросаться целыми районами тоже нельзя, так не выгоднее ли вкладывать деньги в муниципальные базовые школы-интернаты и тем самым обеспечить доступность образования для всего населения каждого района? Здесь бы и школьные автобусы пригодились, только сосредоточенные в одних руках. Разумеется, в современном интернате требуется создание таких материальных, социальных и психолого-педагогических условий, которые обеспечивали бы высокий уровень социальной защищенности детей, воспитательную работу с ними, в значительной мере компенсировали бы отрыв ребенка от семьи. Я совсем не призываю к ликвидации тех сельских школ, где есть условия и потенциал для развития, для обеспечения качественного основного и даже среднего образования. Таких школ немало, и не все они в перспективе станут малокомплектными. Тем более нельзя ликвидировать начальные школы в деревне, пока в них обучается хоть один ребенок. В то же время в каждом регионе, в каждом муниципальном образовании надо иметь стратегический план, видеть перспективу, думать о будущем, а не осуществлять рекламные по сути проекты в виде миллиона «лучшей» школе и ста тысяч «лучшему» учителю. Такие стимулы хороши для отдельной фирмы, организации, научного института, но не для отрасли, тем более образования. Они не поднимут «производительность труда», не улучшат качество образования в целом, а лишь породят новые, более глубокие социальные проблемы.

Педагогу-счастливчику, получившему сто тысяч, начнут завидовать коллеги, напряжение, возникшее в сплоченном коллективе, придется снимать годами. Ведь нет такой школы, где лишь один – два педагога – «гении и таланты», а остальные – посредственности. Достойных, по меньшей мере, большая часть, и каждый работает не в одиночку, не сам по себе, в каком-то футляре, а в коллективе. Успехи и достижения любой школы – это труд всех. Думать иначе может только человек, далекий от школы и не понимающий существа образовательного процесса. Если только один учитель в школе использует какую-либо методику, а другие нет, то выйдет, извиняюсь, флюс, а не качественно образованный и компетентный выпускник. Думающих иначе отошлю к Ушинскому, Макаренко и другим отечественным педагогам.

Вот, высказался, может быть, сумбурно, но, знаете ли, наболело. Простите. Но уж часто бьют высказывания уважаемого господина министра и дела государственные, да все по наболевшему, по сельской школе. Мы вроде бы и привыкли. И прощаем – работать надо, сеять «разумное, доброе, вечное». Сохраняя «здоровый консерватизм». Да вот еще гложет сомнение, не рухнет ли у меня за лето потолок в спортзале, да долго ли дети простывать будут в холодном туалете? А за окном, как всегда, привычный пейзаж: развалины так и не достроенной в 1989 году «новой» школы – памятник эпохи реформ.

Владимир ПОПОВ, директор школы, д. Артюшино, Белозерский район, Вологодская область


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту