search
Топ 10

Нам русский язык дорог и важен

​Николай НИКАНДРОВ, президент Российской академии образования: – Как прекрасен русский язык! Ломоносов в свое время из чисто прагматических соображений, а не только как любитель, знаток и почитатель русского языка, говорил: «Если бы Карл, римский император, российскому языку был искусен, то… нашел бы в нем великолепие испанского, крепость немецкого, живость французского, нежность итальянского и сверх того богатство и сильную в изображении краткость греческого и латинского языков».

Во Франции начиная с 60-х годов XX века была дискуссия о том, как помогать развитию французского языка, точнее, делать то, что они называют обогащением. Французы боролись против нашествия английских слов, создавали терминологические комиссии, которые, в частности, имели задачу заменить распространившиеся тогда английские термины французскими. В 1994 году был предложен и принят закон, в котором было очень четко сказано, что любая надпись, объявления, нанесенные или сделанные в общественных, публичных местах, должны быть на французском, ввести квоты для франкоязычных песен, в программах должно быть не менее чем 40 процентов текстов на французском. Самое интересное, что в 1995 году были приняты четыре уровня штрафных санкций (750 евро – штраф четвертого класса). Например, если я раздал на конференции 500 экземпляров какого-то материала не на французском языке, то должен заплатить штраф за каждый экземпляр. В марте 2006 года американское предприятие «Джемс» заплатило 570 тысяч евро штрафа за такой поступок. Нам нужно делать все, что можно делать, чтобы поддерживать интерес к русскому языку, но надо не забывать, что его можно защищать в прямом смысле, принимая какие-то меры, дабы русский язык, как говорилось в старину, не претерпел ущерба. Михаил ЗАПОЛЕВ, депутат Государственной Думы:- Сегодня каждый из нас смотрит на русский язык со своей позиции. Одни восхищаются его красотой, другие – написанием без ошибок, третьи – Пушкиным, кто-то с других позиций рассматривает русский язык как язык-объединитель ста сорока народностей на одной шестой части суши.Владимир КРУПИН, академик, член президиума Академии русской словесности:- Преподаватели английского языка имеют на уроке двенадцать человек в классе, а получают гораздо больше, чем преподаватели русского языка. Английский язык увеличивается, русский язык уменьшается. Мы ходим по золоту – былины, предания, сказки, легенды, загадки жития, но все это пока в школу не несем. Да и как мы понесем все это в школу, когда без конца сокращают уроки русской литературы. Забыт русский язык, забыта нравственность, потому что между ними прямая связь. Через русский язык свершался переворот в мировой литературе, ну кто бы знал Чингиза Айтматова, Олжаса Сулейменова,  известных ныне прибалтийских писателей, если бы не русский язык, через который они выходили на мировой рынок?Роман МАСЛОВ, помощник ректора Московской духовной академии:- Сегодня в регионах у учителей зарплата маленькая, они занимаются репетиторством, говоря, что задача у них простая – натаскать ребят к сдаче ЕГЭ по русскому языку, но признаются, что денег, конечно, больше, только  душе обидно. Известный писатель Дмитрий Быков, который еще и преподает в школе, в своем блоге написал, что попробовал выполнить  задания ЕГЭ по литературе и много чего не смог сделать. Я сам попробовал, и знаете, результат получил не очень хороший, хотя преподавал во многих вузах, а сейчас преподаю в Московской духовной академии. Наши студенты русский любят, у нас очень много уделяется внимания этимологии, мы изучаем не просто слово, но и его историю, что интересно. Например, есть слово «брак» и современная фраза: «Хорошее дело браком не назовут», между тем слово «брак» происходит от слова «брачить» – выбирать лучшее. Мне кажется, если бы у нас в школе изменили немножко программу, вместо схоластики и начетничества дали что-то более этимологическое, то и язык бы мы полюбили больше, и Родину, и, может быть, национальная идея заключалась бы тоже в языке.Тамара МАРКАРОВА, директор библиотеки имени К.Д.Ушинского Российской академии образования:- Поэт, который известен своим трепетным отношением к языку и просто обожествлением языка, Иосиф Бродский сказал: «Язык – дом человека». Есть еще одна институция, которая занимается пропагандой, распространением русского языка, – это библиотеки. Я призываю к поддержке библиотек, потому что комплектование библиотек сейчас ужасающая проблема. Разделяя опасения академика РАО Виталия Костомарова о том, что русский язык переходит в оцифрованный формат, мы понимаем, что нынче это все же единственный способ предоставить легитимный корректный доступ к информации всем желающим, всем учащимся, всем преподавателям, и стараемся, чтобы оцифрованный русский язык оставался русским языком. На нашем сайте работает фундаментальная электронная библиотека «Русская литература и фольклор», профессиональное сообщество знает, что это единственный электронный ресурс по русской литературе – грамотный, корректный, легитимный. Дьякон Владимир:- В настоящее время мы, конечно, переживаем огромные общественные культурные перемены. Но следует сказать, что перемены часто связаны с агрессией –  огромным и небывалым наплывом англоязычной лексики как технического характера (чип, провайдер, модем), так и социокультурного характера, что в настоящий момент выглядит явно избыточным. Значительная часть заимствованной лексики дублирует уже имеющиеся слова, например, киллер – наемный убийца, рэкет – вымогательство, супермен – человек. С одной стороны, здесь видно стремление подделаться под американцев, а с другой стороны, навязать эти слова всем согражданам. Что касается терминологии, присутствующей в средствах массовой информации, то тут элементарная подмена, связанная с уничтожением норм, в том числе нравственных. То же слово «киллер», к примеру, снимает негативное отношение к убийству, в том числе к заказному убийству, соответственно происходит моделирование иной реакции общества и умножение преступлений. Ответом на все это, я бы даже сказал, на политику своего рода, может быть только возвращение к сущностному восприятию слуха, понимание того, что слово – некая смыслоносительная целостность, не подлежащая разрушению, ибо дает заряд первоначально божественного образа, что в случае того или иного искажения эта энергия рано или поздно обрушится на голову того, кто это сделал, ибо за всякое праздное слово дадут люди ответ. Необходима образовательная установка на нормы и нормативы, на законы, установленные Творцом (насколько нам их дано понять), которые часто оказываются человеческой речью. В образовательном процессе преподавателю следует начинать с очищения своей речи от сорных слов, жаргонизмов, употребления слов неправильного и бессмысленного значения. Например, сегодня принято говорить: «амбициозный проект». Что это такое? Амбициозным или преисполненным амбиций, гордых, честолюбивых замыслов может быть мыслящий человек, но никак не планируемый проект. На подобное же поведение преподавателю надлежит ориентировать и своих слушателей, студентов. Необходимо последовательное отсечение функционально излишних иностранных заимствований. В качестве лингвостилистического ориентира следует предложить великую классическую русскую литературу XIX-XX веков, а при необходимости привлечения тех или иных жаргонизмов или искаженных понятий целесообразно подчеркнуть их неактуальность, неистинную ценность, раскрывать подмену и возвращать слушателей к исконно истинному смыслу изложенного. Для раскрытия этих смыслов может быть полезен церковно-славянский язык. Недавно прошли конференция братства Александра Невского и круглый стол «Церковнославянский язык: вчера, сегодня, завтра», который собрал видных специалистов по церковнославянскому языку из самых разных городов Российской Федерации. Участники круглого стола пришли к выводу, что литературная норма русского языка вышла из недр церковнославянской нормы и ею всегда поддерживается, питается. Ломоносов говорил: «Дотоле русский язык расти и украшаться будет, доколе церковнославянский в богослужении бытийствовать будет». Попытки разорвать эту связь приводят к снижению культуры речи и общей культурной деградации, вопиющие факты которой слишком очевидны, чтобы их не замечать. Необходимо поднять на должный уровень всестороннее и фундаментальное исследование церковнославянского языка, восполнить методологические проблемы и исправить искажения, образовавшиеся в результате почти векового идеологического давления социологической науки. Мне кажется, что в области образования надо поставить вопрос о возвращении преподавания церковнославянского языка в общеобразовательных школах на основе синтеза дореволюционного и новейшего опыта преподавания, памятуя о том, что церковнославянский, во-первых, всегда был учебным предметом, во-вторых, служил основой преподавания отдельного русского языка в России. Валентин ЛЬВОВ, автор учебников по русскому языку: – Я замолвлю слово о русском языке с точки зрения одного из авторов школьных учебников для пятых – девятых классов. В старших классах победил «подковерный» вариант, так называемая русская словесность, то есть так называемая интеграция (а скорее, дезинтеграция) этих двух предметов и убиение их сразу одним махом. Что должно быть-то в старших классах? А должен быть, во-первых, не один час в неделю, который был до сего времени. Во-вторых, если говорить о содержании, то старшеклассникам нужно, наверное, по русскому языку не только художественным стилем заниматься, который, видимо, предусматривается, они должны овладеть другими стилями речи, например научным, который, по сути, ключ образования и самообразования. Старшеклассники должны овладеть навыками культуры устной и письменной речи. Я всегда был противником орфографии, но правильное писание еще никто не отменял. Сейчас предпринимают попытки отъема часов и в среднем звене, и в старшем: в 5-м классе один час отнять, в 10-11-х вообще отменить. Между тем на иностранные языки в старших классах выделяют не меньше трех часов. Мы, авторы учебников, стараемся подойти к решению этой проблемы так, чтобы был такой девиз: «Русский язык – основа образования, развития и воспитания современного школьника», ведь никакой другой предмет, кроме литературы, этого не сможет сделать. Будем надеяться на лучшее, но я всегда вспоминаю слова Николая Некрасова: «Жаль, только жить в эту пору прекрасную…». Татьяна МИРОНОВА, доктор филологических наук, член-корреспондент Международной славянской академии наук, член Союза писателей России: – У нас в школе и в университетах учат орфографии, учат языковой правильности, но не объясняют то самое главное, что мы знаем с рождения: мы смотрим на мир глазами нашего русского языка, этот взор у нас призма совестливости, душевности, стойкости. Почему я говорю об этом? Потому что «душа» – одно из ключевых слов русского языка, у нас даже в экономике подушный налог и расчет на душу населения, не говоря о том, как часто мы говорим, что «с души воротит», «душа просит» или «душа поет». «Душа» – частотное слово, значит, это наша картина мира. Наш народ, у которого есть врожденное чувство правды, трудно себе представить, какие горы может свернуть. В Российской государственной библиотеке несколько лет я читаю курс «Русская языковая картина мира» для всех. Сотни людей от мала до велика ходят на эти лекции. Но никакой рекламы в СМИ лекциям сделать невозможно, говорят, что это скучно и никому не интересно. Год назад в Интернете вышел мой фильм «Русский язык как отражение русской души», 100 тысяч просмотров означают, что есть и востребованность, и интерес, и любовь к русскому языку, но самое главное, мы воспитываем наш народ в самоуважении, в достоинстве, прививаем ему самые лучшие качества, которые есть в живой языковой картине мира нашего языка. Нам нужно провести агрессивную экспансию темы русского языка, чтобы телеканалы – государственные и негосударственные – обратились к этой теме. Марина КОРОЛЕВА, корреспондент радиостанции «Эхо Москвы»: – Я в этом году участвовала в акции под названием «Тотальный диктант» – сразу скажу, слово «тотальный» мне не нравится в этом сочетании. Сама на одной из четырех площадок в Москве диктовала текст. Люди собрались очень разные, 3/4 – это молодежь в возрасте 20-30 лет, все проходило весело, живо, я вообще никогда не предполагала, что люди так любят писать диктанты. Почему бы, собственно, нам в День русского языка не проводить общероссийский диктант? Это можно было бы сделать с участием федеральных каналов, газет, мне кажется, что это не потребует ни особых вложений, ни государственных затрат. Идеи, подобные такому всеобщему диктанту, могли бы очень украсить праздник русского языка. Всеволод ТРОИЦКИЙ, литературовед, доктор филологических наук:- Русский язык и литература неразделимы, но количества текстов, которые сейчас изучаются в школе, недостаточно для нормального изучения литературы, как и количества часов. Но самое главное то, что методическая школа, которая в советское время была замечательной, разрушена, сейчас заново создаются так называемые методические школы, которые не имеют научной базы. Для чего нужен этот путь, когда у нас есть богатейшее наследие нашей методики преподавания языка, преподавания литературы? Неграмотная литература выпускается в педагогической области часто, она написана не русским языком, а каким-то птичьим, с массой ненужных иностранных слов. Сегодня надо не увеличивать количество часов на русский язык и литературу, а вернуть то количество часов, которое было в советское время, скорректировав некоторые детали внутренней программы. Нужно вернуться к настоящему изучению словесности в школе, иначе мы ничего не сделаем. Елена ШМЕЛЕВА, старший научный сотрудник Института русского языка имени В.В.Виноградова РАН:- У нас, русских, есть такая черта – мы очень любим себя ругать, гораздо больше, чем, например, американцы. Мы всегда говорим, что у нас все плохо. Русская женщина, отвечая на комплимент «Какое красивое платье!», говорит: «Оно старое, а прическу я давно не делала и вообще плохо выгляжу». То есть мы никогда не признаем, что у нас что-то хорошо. А на самом деле все-таки давайте скажем, что не все так плохо. Наша русистика как наука признана в мире, наши книги ценят, наших ученых цитируют (у нас высокий индекс цитируемости). Я сейчас вообще хорошо знакома с новыми сериями школьных учебников по русскому языку – нельзя сказать, что у нас ничего не делают в школе, ведь сейчас принципиально изменилась роль учебника. Если 20 лет назад в учебниках была в основном орфография, то в современных учебниках много внимания уделяют и правописанию, и правилам, и лингвистике, они имеют направленность на развитие речи, чтения,  на интересные тексты. Сегодня выходит много хороших словарей, которых нет нигде в мире. Что нам нужно делать, так это популяризовать то, что мы делаем, чтобы об этом знали.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту