search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Прошел первый урок «Высшей лиги» – Екатерина Костылева рассказала о трех китах педагогики XXI века Регионы вводят в школах дистант и закрывают детсады из-за коронавируса

Накормим нормами, правилами и указаниями! Жаль только, что не бесплатно…

“За нарушение санитарного законодательства устанавливается дисциплинарная, административная и уголовная ответственность” (Федеральный закон “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения”, статья 55).

Об административных мерах, а попросту – штрафах, с помощью которых служба Госсанэпиднадзора “воюет” с директорами школ, слышать приходилось и не раз. Для московских учебных заведений, например, минимальный штраф за несоблюдение санитарных требований составляет 1600 рублей. Что же касается уголовщины… Уголовное дело в отношении директора школы, педагогов или техперсонала может быть возбуждено в том случае, если несоблюдение санитарных норм привело к тяжелым последствиям: отравлениям, травматизму, смертельному исходу. Это уже компетенция прокуратуры – реагировать на происшествие. Что же входит в компетенцию службы госсанэпиднадзора? Разумеется, профилактика. Разрабатываются и утверждаются санитарные правила, гигиенические требования, методические рекомендации, указания и т.п. А раз есть нормы и правила, надо следить за их выполнением. Этим и занимается санэпидслужба. Жаль только, что не бесплатно.
Подчиняясь городским и районным властям, ЦГСН в свою очередь имеют немалую власть над учебными заведениями. Еще бы! Ни в одной школе занятия не начнутся без санитарно-эпидемиологического заключения комиссии. А просто ли его получить, если даже в Москве лишь 40 процентов школ относятся к категории благополучных. Что же говорить о российской глубинке, где учителя на свои деньги лампочки покупают для классов.
Проблемы с выполнением санитарных норм в разных регионах России разные. В Сызрани, например, ЦГСН закрыл на неделю несколько учебных заведений за несоблюдение теплового режима – Самарэнерго отключило отопление за неуплату. Та же проблема в Приморье. А для Москвы она нехарактерна. По сведениям Московского ЦГСН, за прошедшую зиму ни одна из столичных школ не испытывала недостатка в теплоснабжении. Здесь другая “болезнь” – перегруженность и компьютеры. 30 процентов компьютеров в московских школах излучают электромагнитные волны выше допустимого уровня. Не помогают даже защитные экраны. Санинспекторы беспощадно опечатывают “излучающие” дисплейные классы, и это правильно. Зачем детям здоровье портить? Так называемые “добрые” шефы, освобождаясь от старых персоналок, благополучно сбывают их в школу, не особенно-то заботясь об их безопасности. Директора, разумеется, с превеликой благодарностью принимают подарки, помпезно открывают компьютерные классы, не догадываясь, что в праздничной упаковке завернута мина замедленного действия.

Статфакт

70 процентов школьников имеют различные отклонения в здоровье. Наиболее распространенное – потеря зрения. За одиннадцать лет обучения в школе дети теряют в среднем 15 процентов зрения.

Сам собой напрашивается вполне логичный вопрос: почему в школах устанавливают непроверенные машины, подвергая детей неоправданному риску? Не потому ли, что слишком накладно обращаться за консультацией к санинспекторам – ведь провести замеры электромагнитного излучения одного компьютера, к примеру, в Москве стоит полторы тысячи рублей. В классе десять машин. Таким образом, ЦГСН из стражей гигиенического порядка превращаются в некоего рантье, которого проще, а точнее дешевле, обойти стороной.
В свою защиту они приводят малоубедительный довод: школа и сама в состоянии провести лабораторные исследования. Каким же образом, хотелось бы знать. Ни директор, ни тем более учительница математики, преподающая по совместительству программирование, не умеют, да и не должны уметь проводить замеры электромагнитного излучения. Значит, надо приглашать специалистов – все дороги ведут в Рим.
В небольшом уральском городке Краснотурьинске – проблема более “металлическая” – со школьными токарно-винторезными станками. Они, как известно, шумят. А замерить уровень шума в одной только точке станка стоит 300 рублей. У станка – три точки. Помножим их на количество “винторезов” в мастерской… В итоге школе проще и выгоднее сдать станки в металлолом, закрыть мастерскую и отпустить ребят играть в футбол. Так почему бы не сделать услуги государственной (подчеркиваю – государственной) санэпидслужбы бесплатными, хотя бы для школ, учитывая их скудный, а зачастую и вовсе никакой бюджет! Подобный вывод напрашивается сам собой, но… меркантильные интересы берут верх.
Справедливости ради надо заметить, что власть ЦГСН над школами небезгранична. К примеру, в отношении пятидневной учебной недели. Существуют гигиенические требования к режиму учебно-воспитательного процесса, запрещающие нагружать учеников более чем шестью уроками в день (нормы часов для начальной, основной и старшей школы приведены в таблице). Гимназии, лицеи и школы с углубленным изучением предметов не укладываются в такие рамки. А посему должны переходить на шестидневку.
Подобное требование ЦГСН встречает бурю негодования не столько учителей, сколько родителей, большинство из которых рады провести со своими чадами лишний выходной день. Честно говоря, единственный положительный момент, который остался в моей памяти от перестройки – это пятидневка. Мы несказанно радовались ей, несмотря даже на то, что столбики школьного расписания “отяжелели” до восьми уроков в день.
В защиту “пятидневников” встал Закон “Об образовании”, дающий учебному заведению самостоятельность в выборе режима. Так что ЦГСН вынуждены отступить. Согласитесь, два выходных в неделю – это не роскошь, а средство существования. Во всяком случае, строгие санинспекторы должны принимать во внимание не только гигиенические нормы и правила, но и комфортность жизненного пространства. Его, к сожалению, нельзя измерить, оценить и записать в акт приемки.

Дмитрий ЕГОРОВ

Статфакт

Из двухсот тысяч детских учреждений России, обследованных в 1999 году, не соответствовали санитарно-эпидемиологическим требованиям:
по освещенности – 31 процент;
по уровню шума – 12 процентов;
по микроклимату – 20 процентов;
по уровню электромагнитного излучения – 51 процент.

В 1999 году в каждом пятом детском учреждении не соблюдались требования теплового режима. Наиболее неблагоприятными с этой точки зрения являются Приморский край, республики Тыва и Удмуртия, Смоленская, Ивановская, Архангельская, Магаданская, Сахалинская области.

Число российских школ, имеющих компьютерные классы, увеличилось за последнее десятилетие в два раза, а количество компьютеров в школах – почти в пять раз. За этот же период процент детских учреждений, не отвечающих требованиям безопасности по электромагнитным излучениям, увеличился в десять раз. Каждый третий школьный компьютер не отвечает гигиеническим требованиям.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте