Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Надомное обучение = второсортное?

Дата: 30 октября 2015, 17:07
Автор:

Почти в каждой общеобразовательной школе школе есть так называемые \”надомники\” – дети, обучающиеся на дому по медицинским показаниям. Понятие «надомное обучение» не следует понимать буквально. Обучение таких детей может проводиться как дома, так и в школе — главная его особенность в занятиях тет-а-тет с учителем, то есть в индивидуальном подходе.

Четких норм и правил организации надомного обучения нет. Строго должны соблюдаться лишь требования общего числа академических часов: в начальной школе — 8 часов внеделю, с 5 по 8 класс — 10 часов, 9-классникам предписаны 11 часов и старшеклассникам — 12. В рамках этих нормативов школа и вынуждена крутиться.

Львиная доля учебного времени, разумеется, отдается основным предметам, но поскольку \”музо\” и \”изо\” и прочие хорошие и нужные для жизни предметы из программы не удалены, им тоже приходится уделять внимание — хотя бы 11 с половиной минут в неделю (чаще, конечно, учитель соединяет четвертинки и проводит 23-минутный урок музыки, ОРКСЭ или рисования один раз в две недели).

Словом, положенные часы как дробят, исходя из особенностей предмета и заболевания ребенка, так и объединяют — как правило, это делается для удобства учителя, особенно если живет семья «надомника» в отдалении от школы. Энергозатраты педагога следует экономить, – это общее мнение руководства школ, – особенно в свете того, что оплачивается учителю не ходьба, а преподавание. Поэтому походы «надомника» в школу, естественно по согласованию с родителями, приветствуются. Особенно хорошо, когда ребенок приходит в «окна». И даже бывают случаи, что оформленный как «надомник» ученик сидит на уроках в классе. «А что тут такого, если ему хочется побыть в коллективе?» – против такого аргумента учителям возразить нечего. Но тут есть свои риски, о них речь пойдет ниже.

В общем-то, как видно из приведенных выше данных, в сравнении с обычными школьниками, загруженными чуть не по 8-10 часов в день, «надомники» учатся мало. Но если учесть, что работа с ними ведется индивидуальная (сравнимая по сути с репетиторством, но оплаченным школой), то часы, проведенные с учителем, по эффективности и продуктивности смело можно удвоить. Но даже если мы удвоим (в случае если преподаватель относится к своим обязанностям добросовестно) количество часов, их все равно недостаточно для освоения программы в полном объеме.

Неслучайно в образовательных учреждениях повышенного уровня — лицеях и гимназиях с профильным преподаванием тех или иных дисциплин – надомники встречаются нечасто. Обычно, если у ученика физ-мат лицея или языковой гимназии появляются серьезные (долговременные) проблемы со здоровьем, сопряженные с необходимостью учить его на дому, администрация довольно твердо дает понять родителям, что ребенка нужно переводить в школу по месту жительства – «для его же блага», потому что «ребенок не справится с серьезной нагрузкой, будет отставать и испытывать моральный дискомфорт».

О чем свидетельствует этот широко известный факт? О том, что надомное обучение в педагогической среде априори считается второсортным – ждать от него хороших результатов по меньшей мере наивно.

Я сразу оговорюсь, что надомное обучение не нужно путать с экстернатом (очно-заочной), дистанционным (заочной) формами обучения и тем более с семейным образованием, хотя по сути, все названные формы являются домашними. За надомное обучение целиком ответственна школа, в которой числится ребенок. Она отвечает за выполнение программы, контролирует педагогов и из своего бюджета оплачивает их труд. Нетрудно догадаться, что если надомников в школе много и тем более, если надомники появляются в середине финансового года, после утверждения бюджета, стоимость одного урока резко падает — потому что школьный бюджет подобен тришкину кафтану.

Но поскольку основанием для перевода на надомное обучение является документ о временном или долговременном нездоровье ученика и заключение комиссии лечебно-профилактического учреждения, то школе приходится мириться с данностью и решать проблему, рассчитывая только на свои силы. Она и решает. Как может.

Часто родители надомников бывают недовольны организацией обучения. Многие из них жалуются, что уроки нередко пропускаются, переносятся, комкаются, проводятся без должного внимания. Они не понимают, что корень проблемы кроется в финансовой плоскости. Учителя в большинстве своем люди ответственные и добросовестные, склонные радеть о результате и выполнять обязанности. Но сегодня они настолько перегружены ими, что им не позавидуешь. Многие функции, возложенные на учителя, вовсе не оплачиваются, что-то оплачивается символически. Мотивации по сути нет, расчет лишь на энтузиазм. Учитель, занимаясь с надомником, чаще всего даже понятия не имеет, сколько стоит его час – об этом знает лишь бухгалтерия, но делиться своим знанием не торопится, потому что суммы «плавают». И чаще всего «плывут» они в сторону уменьшения в связи с сокращением бюджета. О серьезном урезании бюджета и необходимости жесткой экономии бюджетных средств директора говорят уже второй год. Станешь ли стимулировать и мотивировать, если денег не хватает даже на зарплату? Удивительно ли, что тарификация учителей, обучающих «надомников», проведенная в начале года, далеко не всегда совпадает с последующими реальными выплатами.

Но это только часть трудностей. Вторая часть чисто организационная. Составить удобное для всех педагогов «надомное» расписание, особенно если «надомников» в школе много, не представляется возможным. Индивидуальные графики то и дело корректируются в связи с общешкольными и внеклассными мероприятиями, которые хоть и планируются заранее, но проводятся когда придется (и тут все понятно, ибо школа — живой организм и нельзя требовать от нее протокольного выполнения планов). Поэтому далеко не всегда учителя виноваты в том, что индивидуальный урок срывается или переносится, или — того хуже – проводится в спешке.

Есть еще один важный момент. Перечень заболеваний, наличие которых дает право на обучение на дому, утверждается Министерством здравоохранения Российской Федерации. Замечу, дает право, но не обязывает. Поэтому если родители хотят, чтобы их ребенок посещал школу наравне со всеми, администрация школы не может этому препятствовать. В крайнем случае — может аргументированно убеждать. Причем очень важно, если убедить родителей учить на дому не удается, заручиться документом, снимающим со школы ответственность — в этом случае нужно взять с родителей заявление и расписку в том, что они отдают себе отчет о возможных рисках.

Риски, конечно же, есть. Дети с ДЦП испытывают трудности с передвижением и, попав в толпу несущихся по лестницам школьников, могут потерять равновесие, упасть и сильно удариться. У астматиков и эпилептиков школа может спровоцировать приступ, а помощь далеко не всегда поспевает вовремя. Так, несколько лет назад в одной из нижегородских школ произошел трагический случай. Девочка, больная астмой, скончалась от приступа в школе, не дождавшись приезда скорой. По документом она числилась на надомном обучении, но родители хотели, чтобы она ходила на уроки. Девочка была способной, и ей хотелось быть в коллективе. Но так как просьба родителей была устной и заявления с них не требовали, вся ответственность за трагедию легла на руководство школы.

Поэтому как сделать для ребенка лучше, гуманнее, разумнее, должны все-таки решать родители. На школу надейся, а сам не плошай, как говорится. Конечно, у всех детей должны быть равные шансы на образование. В идеале. Но наша страна пока бедна и не может, даже по финансовым причинам, обеспечить всем детям равные условия. Это нужно признать, чтобы не требовать невозможного от директоров и педагогов.

Каким может быть решение проблемы? На мой взгляд, самым разумным представляется создание при муниципалитетах единого центра, занимающегося детьми, нуждающимися в особом, индивидуальном обучении. При центре должна работать одна или несколько (в зависимости от численности школьников) мобильных педагогических бригад, хорошо оснащенных и отдельно финансируемых. Все специалисты этого центра должны в идеале получать особую квалификацию «педагог, работающий по программе индивидуального обучения». Только тогда можно будет требовать стопроцентного качества преподавания. Причем зарплата такого педагога должна рассчитываться особым образом, с повышающим за сложность и удаленность коэффициентом. В свете того, о чем уже давно говорят дошкольные психологи и дефектологи, уменьшения количества «надомников» в будущем ожидать не приходится. При том, что речь здесь лишь о детях с сохранным интеллектом. О надомниках коррекционных школ разговор особый.

Возможны, конечно, и другие варианты организации обучения. Но принцип решения проблем один — необходимо в первую очередь создать работникам условия, при которых можно требовать высокого качества. А если работа хронически выполняется плохо, значит условия из рук вон плохи.

От редакции сайта «Учительской газеты»

Этой публикацией на сайте «Учительской газеты» мы открываем серию материалов, с помощью которых планируем показать и проанализировать ситуацию с надомным обучением в России.

Тему для этой серии публикаций подсказала нам победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России-2015» Ольга Рычкова, учитель математики средней школы поселка Кобра Нагорского района Кировской области. Именно она задала Владимиру Путину  вопрос о проблемах тарификации часов для детей-надомников во время встречи в городе Сочи Президента России с пятнадцатью лауреатами конкурса «Учитель года России-2015». Тогда Владимир Путин поручил присутствующему на встрече министру образования и науки Дмитрию Ливанову разобраться в сути вопроса, ответ на который в Сочи так и не прозвучал.

Как на самом деле обстоит ситуация с обучением детей-надомников? Реально ли для них получение качественного образования на том же уровне, что и для детей, посещающих школы?

Следите за материалами нашего сайта.

Есть мнение!

Ольга Кико, учитель истории и обществознания школы №5 города Гая Оренбургской области:

В надомном обучении, как и в обычном, все неодинаково. Разные ситуации и, соответственно, разное качество. Если ученик на надомном обучении временно и с травмой, не влияющей на интеллект, то у него уроки ведут, как правило, те же педагоги, что и в его классе. Потери в качестве для ребенка в этом случае невелики, просто часов меньше. Но если ученик ответственно готовится, да еще знает, что его обязательно спросят (ведь на уроке только он), то все можно изучить и за короткое время. Я сама занималась с такими детьми, иногда по несколько месяцев, иногда и по скайпу (в период инфекций).

Хуже тем детям, которые на надомном обучении годами и у которых существенные психологические и интеллектуальные проблемы. С ними тяжело и малорезультативно. Специалистов для работы с такими детьми обычно в школе нет, а педагогу невыгодно из-за одного-двух часов готовить абсолютно другую программу. Да и времени на посещение обычно уходит много. Скажем так, затраты не окупаются. Поэтому часто с такими детьми занимаются учителя недогруженные, которым деваться некуда: часы нужны. Но есть и тут хорошие примеры. В нашей школе училась девочка с ДЦП, причем довольно тяжелым. Правда, ее мама – сама педагог, и это, видимо, сыграло положительную роль. Девочка закончила школу, техникум по дистанционной программе и в этом году поступила в МГУ. Из Москвы приехала, воспрянувшая духом, говорит, что там их очень хорошо приняли. То есть все-таки в обучении, как обычном, так и надомном, очень многое зависит от самих детей и их родителей. Результат определяют именно их совместные усилия.

Алексей Овчинников, учитель биологии средней общеобразовательной школы села Баловнево Липецкой области, абсолютный победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России-2011»: Надомное обучение – лишь один из вариантов получения образования учеником, по тем или иным причинам не имеющего возможности посещать образовательное учреждение. Например, в рамках ПНП «Образование» в 2009-2012 годах действовала программа «Развитие дистанционного образования детей-инвалидов», согласно которой в каждом регионе должно было быть организовано не менее одного центра дистанционного образования для детей-инвалидов.

Во многих регионах эти центры работают, например, в Липецкой области. Я сам работал в таком центре четыре года. Создание дистанционных центров было федеральной программой, деньги на которую выделяли на условиях софинансирования. Но большая часть средств была федеральной.

Важно, что подобные центры дистанционного обучения, как правило, регионального уровня, т.е. финансируются нормально и у детей там полноценная учебная нагрузка, как в обычной школе.

Другой вариант – это интернаты различного вида. Для некоторых детей – это возможность и учиться, и лечиться, т.к. там обычно есть штат узких специалистов и специальные условия для детей-инвалидов. Причем, в Липецке, например, дети, живущие в областном центре, могут жить дома, а учиться в интернате, а иногородние там же и живут. Более того, процесс дальнейшего трудоустройства выпускников не остается без решения, а существует система сопровождения ребят, в результате чего они имеют возможность реализоваться во взрослой жизни.

Сейчас, на фоне перехода к инклюзии, многие спецучреждения закрывают («Учительская газета» периодически об этом пишет), хотя зачастую это не целесообразно по многим причинам.

Хочу обратить внимание и на то (мой опыт работы это подтверждает), что дети с заболеваниями, но посещающие школу, развиваются, обучаются, социализируются успешнее, чем их ровесники, находящиеся дома или в спецучреждении.

Вариант собственно надомного обучения – самый плохой, т.к. очень затратный для школы, а надомников «прикрепляют» именно к школам. Если школа маленькая, а учредитель (муниципалитет) бедный, то и стараются дать этим детям поменьше часов, потому что полную нагрузку бюджет не потянет.

В идеале у ребенка должно быть несколько вариантов получения образования, чтобы можно было выбрать лучший именно в конкретном случае. Для кого-то на самом деле и 8 часов может быть достаточно. Я бы не стал данный вопрос решать по принципу «взять и вместо 8 часов дать всем по 20». Хотя в каком-то конкретном случае нужно сделать именно так. Возможно, нужно лучше изучать имеющиеся возможности и персонально работать с каждым ребенком, выбирая для него оптимальные формы, методы и траектории получения образования.

Готовим к публикации!

Продолжением темы «домашнего» воспитания станут материалы об организации экстерната и семейного образования. Следите за материалами нашего сайта!

Фото Ольги Максимович


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt