search
Топ 10

Надежда БАБКИНА: Русской песне душа радуется

Удел русской песни – оставаться бессмертной. За свой долгий, а это без малого сорок лет, сценический путь Надежда Бабкина многократно в этом убеждалась. «Потому что она – основа нашей жизни. Когда меня спрашивают, что я понимаю под счастьем, то отвечаю: когда душа радуется. А для того чтобы душа радовалась, должны звучать все струны. Русская песня – это тот самый случай», – говорит певица. Надежда Бабкина нечастый гость в Петербурге, однако, приезжая сюда, она неизменно признается ему в любви.

– Спору нет, город меняется, он требует реконструкции, огромных финансовых вложений, но, несмотря на все новшества и дополнения, в нем все равно сохраняется дух истории, мощный дух. Для меня это очень важно. Петербург и Москва – два различных полюса. Москва – это кипучая, активная, эмоциональная жизнь, здесь каждый мчится неизвестно куда, неизвестно зачем. Петербург степеннее, задумчивее. И тем не менее у меня дом в Москве, здесь живут мои сын и внук, я люблю ее за то, что она соответствует моей энергии. Думаю, в Петербурге я бы не смогла так окрылиться, как в Москве. В то же время сюда я приезжаю успокоиться, походить по историческим местам, по музеям. Приезжаю остановиться, постоять, помолчать, посмотреть на Неву, почувствовать северную осторожность. А потом возвращаюсь домой, чтобы жить в соответствии со своим темпом.Кстати сказать, именно за темп, за внутреннюю широту и удаль артистка была выбрана общероссийской сударыней Масленицей. Праздник проводов зимы традиционно проходит в Ярославле. Надежда Бабкина рассказала, что интересного было в этом году.- Напомню, что уже несколько лет в Ярославле, как столице Золотого кольца, по решению «кольцевых» городов проходит празднование Масленицы. Поскольку есть резиденция Деда Мороза, то в Ярославле сделали резиденцию сударыни Масленицы. Олицетворять ее поручили мне. Быть предвестием весны очень приятно, тем более я и сама весенняя.Каждый раз организаторы праздника придумывают новые затеи. Один раз мне сделали царственный головной убор, в другой раз я выезжала на лошадях. В этом году сшили мне шубу лисью, головной убор лисий, весь в каменьях. И сговорились, что устроят встречу с Дедом Морозом. Специально для этого подготовили резиденцию в русском стиле, роскошную, с мехами и костюмами, соответствующими данной традиции. Ее освятил священник. Был построен трон, и мне впервые в жизни довелось на нем посидеть. Приехал Дед Мороз из Великого Устюга, и мы с ним подписали соглашение, что он отдает бразды правления весне, правда, весна в этом году все как-то запаздывала. Но все равно праздник получился великолепный. Вроде как игра и юмор, но есть в этой игре что-то торжественное, есть какая-то загадка, и это здорово. Народу было уйма, много иностранцев, для которых в диковинку, что на площади стоят столы, а на столах блины и чай.После нашей Масленицы я отмечала праздник в Лондоне. Там также пришло много людей. Причем шел дождь, но, когда мы вышли на сцену, засветило солнце. И мне даже закричали: «Спасибо, Бабкина, за солнце!» Здесь мы также развернули столы с традиционными поделками, игрушками, блинами и чаем. И, что радует, любопытство было огромным. Это было видно по вниманию людей и их количеству. Так что ценности нашей национальной культуры начинают интересовать людей других традиций и пристрастий.- Надежда Георгиевна, скоро открытие театра русской песни. Расскажите, пожалуйста, об этом проекте.- Вообще-то, театр на Олимпийском проспекте, в центре Москвы, должен был открыться в прошлом году. Зал в нем рассчитан на 1200 мест. Как я говорю, сразу предваряя все расспросы, в зале будет работать все, кроме пошлости. И классика, и мюзиклы, если они будут качественно и профессионально сделаны.Если рассказывать об истории его появления, то с ковша я этим занималась самостоятельно. Ходила по кабинетам, подписывала документы, и мало кто в это верил, потому что это казалось практически невозможным. Я мало кому рассказываю, но на строительство театра ушло двенадцать лет. Признаюсь, очень сложно творческому человеку ходить по кабинетам и доказывать, что это необходимо не мне лично, мне есть где жить, есть где отдыхать, а людям. Сегодня хотя бы фрагментарно обращают внимание на народную национальную культуру, но все равно этого катастрофически мало. Мало об этом говорится, пишется, рассказывается, поэтому мало кто что знает о собственных истоках, корнях. Тем более что корни эти без конца вырывают, ломают. Посмотрите, ведь, несмотря на свою известность, я не формат, меня почти нигде нет, и сольных наших программ по телевизору тоже не показывают. А если речь идет о показе, то советуют включить в программу эстраду, попсу. Зачем она нам нужна? Мы самодостаточны. У нас в коллективе шикарная молодежь, все с высшим консерваторским образованием, работают на все сто.Жаль, конечно, что затянулся срок сдачи помещения, но это произошло по объективным причинам. Когда выросло здание театра, модное, современное, произошла смена руководства города. Но я верю и надеюсь, что совсем скоро мы туда въедем, и я сразу, как только получу документы, буду готовить презентацию. Это очень ответственный момент жизни, это осуществление моей большой мечты. В этом помещении есть моя жизнь, моя энергия, частица моей души. Там балконы сделаны в виде ладьи, но так, чтобы это не бросалось в глаза. Кроме того, есть еще много разных придумок, где читается русскость. Я намеренно во все старалась включить частичку русской культуры, чтобы она, таким образом, осталась, запечатлелась в памяти, в сердце.- Кроме взрослого коллектива, у вас есть детская студия. Она тоже перейдет в новое помещение?- Скорее всего, зал, где мы сейчас репетируем, останется детям, потому что детская команда разрастается и им тоже нужно будет где-то размещаться. И потом, дети со взрослыми не должны вместе заниматься. Тесно и нам, и им, а мы не должны отнимать у детей возможность развиваться. Помимо того в этом зале мы будем продолжать реализовывать социальные программы. Например, чтобы на концерты ходили многодетные семьи, малоимущие, неимущие, школьники, воспитанники кадетских корпусов и т. д.- А кроме детского ансамбля, у вас есть еще коллективы?- Есть фолк-роковая группа «После одиннадцати», которая часто приезжает в Петербург, где уже имеет свою аудиторию. Их песни, к слову, часто звучат по радио. Есть студенческая фольклорная группа – «Славяне». Когда у них материал высокой степени готовности, прихожу я и начинаю с ними работать. Таким образом, готовлю себе кадры на перспективу. Есть и дуэты, и квартеты, и т. д.Вообще я все время в поиске, в движении. Если хотите, это такая внутренняя установка. Слава богу, что Господь все время нагружает новыми мыслями. Хочется сделать такую программу, чтобы люди расслабились и получили удовольствие, чтобы не сидели как за барьером, а были полноправными участниками праздника. И это нужно придумать и воплотить в жизнь. Конечно, есть такие уловки, хитрости, которые, когда получаются, вызывают восхищение и удивление. К примеру, люди еще не поняли, а представление уже идет. Такие находки, безусловно, нужно использовать. Если говорить научным языком, то мы стараемся использовать инновации и инновационные технологии в народной музыке. Мне как-то сказали, почаще употребляй эти слова, и больше денег будут давать на программы. Только не сказали, какое из слов чаще употреблять. А если серьезно, то помощи не выделяют никакой. Например, нет средств на создание оригинальной, неповторимой декорации, нет средств на то, чтобы поставить свет и звук, с помощью которого можно было бы насладиться всеми тембрами. Как происходит сейчас: стоишь, дуешь в микрофон, себя не слышишь и в зале не поймешь, что происходит. Почему? Все просто: заказчик сэкономил на аппаратуре. Что делать? Включить фонограмму и пожалеть свой голос для другого концерта, на котором поставят хороший звук. У нас очень странное отношение к людям, которые занимаются культурой. Теперь это сфера обслуживания. Но до тех пор, пока мы будем так относиться к культуре, без государевой программы, идеологии, законодательной базы ничего не получится. Точечно – это бессмысленно.- «Русская песня» – коллектив известный, а каковы критерии отбора туда? На какие качества претендента вы обращаете внимание в первую очередь?- Это труднейший процесс. Из 56 человек, может, только одного-двух возьму. Понятно, что есть свои приоритеты. Голос голосом, но еще важен и тембр. Сейчас в моде разные пародийные проекты, но спеть, например, моим голосом никто никогда не сможет. Потому что есть такая вещь, как особенность тембрального посыла. В ансамбле «Русская песня» каждый исполнитель имеет свой уникальный тембр. Когда все собираются в единое звучание, то получается необыкновенная красота звука. Ты не слышишь, кто как поет, а слышишь общее, воедино слитое звучание. У нас нет общей партитуры голосов, как, например, для мужчин – бас, тенор, баритон, у нас совершенно другие требования и другие задачи. Когда наша палитра голосов начинает звучать, получается такая вибрация, от которой каждый человек, даже тот, кто не знаком с национальной русской культурой, кто утверждает, что не любит русскую национальную культуру, кардинально меняет свое мнение.Поэтому, если на прослушивание приходит шикарная девушка, с прекрасным голосом, но не звучащая в ансамбле, я ей отказываю. Ее голос торчит и будет торчать, как гвоздь, и с этим уже ничего не сделать, это природа, и она уникальная, но это не к нам.Второе требование при приеме – это высшее музыкальное образование. И третье требование, которое в итоге становится первым, – это человеческий фактор.- Откуда вы черпаете народный материал? Соприкасается ли ваша молодежь с подлинной народной культурой?- Ой, вы знаете, за все те годы, что раньше ездила по городам и весям, я такую массу материала насобирала, что хватит не только на мою жизнь, но и на жизнь последующих поколений. Сейчас мне ездить, увы, нельзя, потому что люди как увидят, так забывают про традиции. Ждут выступления. А молодежь наша ездит. Правда, собрать сегодня фольклор архисложно. Уходят деревенские песенники, уходят предания, забываются традиции. Сейчас живем тем, что собирали когда-то и что хранится либо в консерватории, либо в музыкальных училищах, либо в собственных архивах. Но по России ездим. Всю уже объехали. Даже коллекцию народных костюмов собрали.Конечно, для нас народная песня – это основа репертуара. Но сегодняшняя публика далека от нее, и пониманию, постижению песни ее нужно учить прямо на концерте. Хотя бы минут двадцать. Больше не выдержат. Зато потом заработает генетика, народная память. Что-то отзовется внутри, завибрирует, и человек раскроется, распахнет душу песне. После этого можно давать полифонию уже известной, раскрученной песни.Сейчас, кстати сказать, народные песни требуют другого эмоционального, энергетического выброса. Может, в этом и есть великая загадка русской песни, что в одном случае она звучит как колыбельная, а в другом – как свадебная. Одна и та же мелодия, один и тот же текст, а в первом случае ты поешь, как читаешь сказку на ночь, а в другом – широко, наотмашь, до веселого беспамятства.- Надежда Георгиевна, у вас недавно был день рождения, но в вашем случае трудно говорить о пролетающих годах. Как удается держать себя в такой прекрасной форме?- Ох эти дни рождения! После сорока лет как-то уже не хочется собирать друзей по этому поводу. Хочется как-то тормознуть этот процесс, просто считать, что начался новый год жизни, и устроить для друзей вечеринку, попеть и поплясать без повода.Впрочем, чувствую я себя на 35 лет и надеюсь в этом прекрасном возрасте прожить как можно дольше. Возраст – это состояние души. Не надо злиться, завидовать, подпускать к себе гордыню. Четко следовать этим правилам и знать: сегодня было хорошо, а завтра будет еще лучше. Помнить, что каждый день бывает хоть одна, хоть маленькая, но радость. Это закон жизни.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте