search
Топ 10

Над Сиэтлом – воздушная тревога, или Как русские летали в Америку на гагаринском спутнике

Осенью 92-го, в год полного распада первой космической державы, уже не государство, а просто уверенные в будущем России люди сделали еще один космический прорыв. Почти миллиард рублей вложили в этот проект российские предприниматели. Чтобы отнюдь не удивить мир, а доказать, что мы по-прежнему с космосом на ты. Так “бредовая” идея конструктора космической техники Александра Базлова усилиями президента Фонда социальных изобретений Геннадия Алференко увидела свет, а жители Сиэтла – спускаемый шар корабля “Восток”.
Десятилетия доступ в этот город нашим соотечественникам был практически закрыт. Крупнейшая военно-морская база. Центр авиа- и ракетостроения со всемирно известной компанией “Боинг”. И вот в то заповедное стратегическое поле США, говоря языком “холодной войны”, должен был влететь орбитальный аппарат “противника”. Поэтому сначала у сиэтлцев был просто шок.
Пока в Самаре и Плесецке готовились к старту космического корабля “Ресурс-500”, по дипломатическим каналам – между Смоленской площадью и Пенсильвания-авеню (с залетом всех этих слухов во взволнованный Сиэтл) – велись переговоры и согласования. Перед дипломатами и военными атташе России и США встали непростые задачи: многие процедуры, касающиеся проекта “Европа – Америка – 500”, создавались заново – нарушалась не доступная до сих пор никому космическая государственная монополия. Частный сектор и ВПК, предприниматели и светлые головы некогда сверхсекретных КБ решили осуществить невиданный и дерзкий гуманитарный проект. Это переломное событие произошло в год космоса и 500-летия открытия Америки Колумбом.
В ночь с 15 на 16 ноября 1992 года с космодрома Плесецк стартовала ракета “Союз”. Пока наш спутник набирал космические обороты, неся самый что ни на есть мирный груз – сувениры и подарки для сиэтлцев, в сторону Тихоокеанского побережья США отправился корабль ВМФ “Маршал Крылов”, а также два авиачартера с авторами проекта, почетными гостями и журналистами. Так я оказался в городе, где четыре года назад уже побывали первые русские – участники Игр доброй воли. Тогда много местных семей приняли в свои дома гостей из СССР. Нам тоже предложили обосноваться на неделю таким же образом.
Так я познакомился со своим сверстником учителем истории Роном Бауманом и его семьей.
Настал День Благодарения. После сытного праздничного обеда я предложил всей семье и некоторым родственникам отправиться на “Маршала Крылова”, чтобы познакомить всех с небесным пришельцем из России. Когда мы подъехали к пирсу, к трапу нашего корабля тянулась цепочка, напоминавшая небезызвестную очередь в недавние времена на Красной площади. Мои спутники сникли. Но я знал тайну “спецтрапа”. И еще пять минут, и мы все разглядывали поджаренный красноватый шар в рост человека с глазницами иллюминаторов. И снова парадокс: корабль – еще недавно секретный объект – принял на свой борт тысячи сиэтлцев, которые буквально щупали руками наш спутник. Не было нужды доказывать, что вся наша космическая мощь готова служить миру и нашим народам нечего делить.
Накануне завершения этой космической тусовки мы все собрались в музее фирмы “Боинг”. Туда доставили капсулу, ставшую с тех пор ценнейшим экспонатом музея полетов, извлекли из нее такие железные сундучки с космическими подарками и все это вручили хозяевам встречи. Они, слегка прибалдевшие от таких удивительно непрогнозируемых русских, все-таки искренне восхищались нашим оптимизмом и открытостью. А может быть, просто стали догадываться, что у нас действительно многое стало меняться во взглядах на мир, на свою жизнь. Мой новый друг – неунывающий Рон, самый американский американец, – сидел со мной рядом притихший и немногословный. То ли торжественность момента, то ли что-то иное заставило и его задуматься: кто же мы такие и во имя чего здесь собрались.

Юрий КОВЕШНИКОВ
Сиэтл

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте