search
Топ 10

Национальная школа

Чувство Родины

Далекое русское

К разговору сегодня о первых результатах движения (его основатель – профессор Иван Федорович Гончаров) готовы многие учителя. Свои научно-практические конференции по русской школе проводят в Вологодской, Орловской, Костромской, Тюменской областях, Краснодарском крае. Здесь же, в Петербурге, основное внимание уделили выступлениям крупных ученых, писателей. Это и понятно. Для человека, приехавшего сюда из далекой Якутии или из маленького городка Кемеровской области, встреча с людьми, чьи имена ему известны только по публикациям, безусловно, бесценна. И организаторы постарались представить участникам конференции специалистов, чьи исследования в области русской культуры, истории, философии, а также ценностных ориентаций современной молодежи особенно интересны. Кроме того, приезжему человеку нужно непременно и в школах побывать, в знаменитые музеи заглянуть. А времени на все – только три дня. Встречи по интересам и обмен опытом откладывались на поздний вечер, происходили то в коридорах, то в общежитии и очень коротко – в творческих мастерских, на которые выпало всего два-три часа.

Настроение на конференции задавал сам Гончаров. Человек эмоциональный, влюбленный в Россию, обожающий каждого учителя, который откликается на его призыв строить по камешку, по горсточке новое здание школы русской, он очень заботился, чтобы собравшиеся отнеслись друг к другу так же сердечно, как он – к ним. Ведь русская школа сегодня начинается с чувства. С острой тревоги за судьбу страны, за будущее детей, которым нужно непременно выстоять нравственно, не поддаться лихим соблазнам. Наверное, в таких городах, как Кострома, Орел или Ярославль, для создания школы, осознающей себя русской, условий больше, чем в молодых поселках, выросших вокруг “великих строек” недавнего прошлого. Зато из таких мест потянулись к Гончарову самые стойкие энтузиасты, не пропускающие почти ни одной конференции.

Не первый раз встречаю я здесь Людмилу Шарыпову, учительницу истории из города Нерюнгри, который поднялся вокруг угольного разреза два с небольшим десятилетия назад. Девочка из глухого Забайкальского поселка лесорубов, она закончила Кемеровский педагогический институт. Несколько лет прожила в Норильске. Всяких людей повидала. Да и в Нерюнгри состав населения пестрый, многонациональный. И если уж искать сейчас прочные нравственные опоры, пробуждать в детях чувство Родины, то помощника более надежного, чем русская литература, музыка, история и философия, просто не найти. Встреча с Татьяной Ивановной Гончаровой, случившаяся пять лет назад, знакомство с ее программой “Светочи России” очаровали Людмилу Семеновну. Теперь она создала подобный курс, помогла коллегам составить программу “Светочи Якутии”. Стала человеком известным, победителем конкурса “Учитель года” в республике. Школа ее превратилась в гуманитарно-музыкальный комплекс, а детский хор “Соловушки”, исполняющий русскую духовную музыку, неизменно вызывает у взрослых – будь то в Якутске, в Петербурге или Париже – слезы восторга и благоговения. Но поездки Людмилы Семеновны на конференции по русской школе уже давно никем не финансируются. Она сама ищет спонсоров, случалось, приезжала за свой счет. На этот раз добиралась из Якутии 8 суток!

Неблизкий путь преодолели девять участников конференции из города Междуреченска Кемеровской области. Там, где река Уса сливается с Томью, в 1951 году поднялся город. Строили его добровольцы, вроде мамы нынешнего директора 22-й школы Альберта Бабаева, волжанки, и ссыльные, как отец Альберта. Рядом Хакасия. Коренной народ – шорцы. А первый храм, только что возведенный в городе, православный, Всесвятский. К нему проследовала недавно мощная процессия, организованная жителями города, которых очень тревожит распространение наркотиков и падение нравственности среди молодежи. И центральная школа, где учатся больше тысячи ребят, известная сильным педагогическим коллективом, после трехлетнего эксперимента получила статус школы национальной русской культуры. Среди восемнадцати новых предметов и спецкурсов, отвечающих основному направлению, не только “Светочи России”, но и русский фольклор, духовная музыка, “Основы православия”, “Самовоспитание”. Родителей, по рассказам Альберта Михайловича, такое “засилье” русской культуры очень устраивает.

Внутренняя опустошенность – вот беда, которая оказалась самой страшной для молодежи. А что может отвести беду, как не обращение к своей истории, литературе, к родной природе, традициям, верованиям предков?! Хрестоматийная статья Ушинского “О необходимости сделать русские школы русскими”, написанная 130 лет назад, сегодня звучит как публикация на злобу дня. Альберт Бабаев рассказывает, что в его Междуреченске понятие “русское национальное” воспринимается прежде всего как нравственное. Отсюда и интерес, и поддержка всего населения.

После Ушинского

Читая и перечитывая сегодня с пристрастием сочинения Ушинского, каждый рад побывать в городе, где он жил, в доме, в котором писал многие свои статьи. Гатчинская 10-я гимназия помещается в одном из корпусов бывшего Николаевского сиротского института. Здесь несколько лет работал великий русский педагог. Директор гимназии Александр Сергеев давно увлечен идеей создания современной русской школы. Профессия учителя физики не помешала ему серьезно заняться изучением отечественной истории, литературы, осваивать церковно-славянский язык. И все ему кажется мало. Вот и теперь, принимая с великим волнением гостей со всей России, Александр Николаевич предупредил, что от ошибок не застрахован никто, о результатах говорить рано. Однако творческий поиск – состояние всегда настолько счастливое, возвышающее, что каждый урок – особенно открытый – становится праздником: будь то занятие, посвященное патриотической теме в русской духовной музыке или пробуждению весны (с чтением рассказа Ушинского “Пчелки на разведке” и хореографической импровизацией), разговор о православных праздниках или демонстрация народных забав “вокруг русской печки”. Поразительными оказывались не столько знания детей, сколько настроение, выражение лиц: светлое, радостное, одухотворенное. Урок Татьяны Лебедевой в седьмом классе, на котором ребята с учительницей читали главу “Пасха” из книги Ивана Шмелева “Лето Господне”, запомнился, как песня, хотя музыки в традиционном понимании на нем не было. Звучало только слово – точное, ясное, красивое русское слово, которым любовались, в которое вслушивались одинаково увлеченно, счастливо и дети, и взрослые. Замечательно, что учительница всего два года как окончила педагогический университет. А мастерства и вдохновения у нее, может быть, и побольше, чем у иных опытных коллег.

Тематику всех уроков, связанную с отработкой новой модели русской гимназии, описывать нет смысла, она очень обширна. Достаточно вдуматься в формулировку главной идеи: формирование духовности школьников на основе целостного подхода к отечественному историко-культурному наследию. Стало быть, и здесь все усилия направлены на обустройство человеческой души, воспитание, а не просто обучение по отдельным дисциплинам.

Этот целостный подход – снова чувство. Чувство Родины и своей внутренней, сокровенной связи с ней – цветущей или, как сейчас, глубоко больной, но единственной. Среди многих способов воспитания такого чувства не последнее место всегда занимала музыка, а особенно – хоровое пение.

“А хочется ли петь вам?”

Где еще соловьи поют так прекрасно, как в России? И отчего именно в наших краях они так заливисты, так голосисты? Может быть, что-то есть в тех садах над тихими речками, в тех диких зарослях кустарника, где они гнездятся, нам неведомое, волшебное, отчего птицам петь хочется? “А хочется ли петь вам?” – спрашивал участников конференции известный композитор, народный артист России, президент Федерации детских и юношеских хоров Георгий Струве. Его детскую хоровую студию “Пионерия” знает вся страна. Он объехал с ребятами полмира, получил достаточно наград и званий, чтобы успокоиться. А вот пришел же к учителям, увлеченным идеей создания русской школы! Предложил тут же, в зале, исполнить несколько вокальных упражнений – с жестами, как положено по его методике. И мы запели. Да не просто дружно или складно, а красиво, мелодично, на два, потом на три голоса с подголосками. Чудо объединения и понимания совершалось на глазах. И никаких речей не требовалось, никаких цитат – хотя тот же Ушинский, как известно, очень убедительно писал о роли хорового пения в школе. Воспитательное воздействие каждый из присутствующих испытал на себе. А Георгий Александрович еще и фотографию привез: у подножия Храма Христа Спасителя в Москве – многотысячный хор. “И как пели! Как пели!” – разводит он руками не в силах выразить всю красоту и смысл небывалого единения людей.

Много лет назад мне уже приходилось писать о поразительном феномене, продемонстрированном здесь же, в Гатчине, в областном интернате. Учитель пения Дмитрий Ерофеевич Огороднов с помощью придуманных им простых упражнений ухитрялся развивать слух и певческие способности у всех детей, попадавших в интернат из самых неблагополучных семей. А вслед за пением – красивым, выразительным, гармоничным, прослеживалась некая перестройка души, преображение всего, даже внешнего облика ребенка. Многих удавалось тогда вытащить из состояния неуверенности в себе, окрылить, вдохновить для полноценной жизни. После серии публикаций Огороднова пригласил в Москву в свою лабораторию В.В.Давыдов. Традиция прекрасного хорового пения в интернате прервалась. Теперь и сами уроки пения во многих школах превратились в музыкальные занятия, на которых дети больше слушают, чем поют.

Георгий Александрович 45 лет назад начал заниматься с детьми не в интернате, а в маленькой деревянной школе поселка Железнодорожный Московской области. И тоже обратил внимание на то, как быстро развиваются слух и другие музыкальные способности у всех без исключения ребят с помощью определенных певческих упражнений. Все дети начинают красиво петь, а пение, в свою очередь, преображает человека, хотя, конечно, каждого – в разной степени. С такой работой невозможно расстаться! Через студию Струве прошло теперь больше пяти тысяч ребят. Сейчас в его хоре 400 человек. Музыкальными уроками и гастролями они заняты выше головы, а учатся все без троек. В том числе и мальчики. Отбора по способностям нет, а поют все. Вместе с Огородновым Георгий Александрович отработал методику, дающую прекрасные результаты. И так же, как Огороднову, ему особенно важно, что ребята, воспитанные в хоре, вырастают хорошими людьми, всесторонне развитыми, чуткими, тонко чувствующими других.

Балалайка + компьютер

Пока специалисты, которых от Струве уже невозможно было оторвать, продолжали вникать в его методику, в творческих мастерских встречались люди, заинтересованные другими проблемами. У Татьяны Баклановой, доктора педагогических наук, профессора, заведующей кафедрой теории и истории народной художественной культуры Московского художественного университета культуры, встретились в основном заместители директоров по научной работе. Разговор получился довольно неожиданный. Начав с игры-диспута между защитниками и мнимыми злыми критиками русской школы, участники быстро пришли к сверке реальных результатов, которые уже удается отслеживать в некоторых школах. “Не надо мне патриота России, дайте ребенку английский и компьютер, чтобы он мог хорошие деньги зарабатывать!” – кричали, изображая родителей, злые критики. А защитники начинали рассказывать, как меняются дети от одного только соприкосновения с православными традициями. Как нравится им к Пасхе, например, готовить “писанки”, разбирать смысл и значение традиционного узора на них. Как успокаиваются, светлеют лица мальчиков, снижаются тревожность и агрессивность.

“У меня нет денег на ваши балалайки и дудки”, – не унимались злые критики в образе одинокой мамы. “А мы свистульки из дерева сами сделаем. На ложках, гребешках играть будем, – отвечали защитники. – Русские потешки на том и замешаны, что даже стиральная доска музыкальным инструментом становится. И озорно, и смешно, и ритмично! А с одним только компьютером ваш ребенок – хоть он по-английски заговорит, хоть по-французски, – никому не интересен будет. Знание родной природы, традиций, ремесел наполняет жизнь особым содержанием, добавляет достоинства и устойчивости”. В большой микрорайонной школе ? 407 Пушкина педагоги заметили, что увлечение традиционной русской культурой отразилось на поведении детей, даже уменьшилось количество правонарушений. О том же рассказали и представители вологодской школы ? 15. Там родители давно не выражают никаких сомнений. В начальных классах вместе с детьми ведут своеобразный дневничок миропознания и добра, которым наполнен у человека, как выясняется, почти каждый день. Изучение истории православия в России, Жития святых производят на многих ребят большое впечатление, обостряют тягу к идеалу. А без этого юная душа не вызревает, опустошается.

Ну а самым непримиримым родителям, тем, кого раздражает интерес русской школы к церкви, к народным ремеслам, фольклору, музыке и живописи, большим утешением может послужить особый акцент на уважении и почитании старших, который непременно предусматривается программой.

Однако какие-то доводы, еще необходимые, может быть, для жителей крупных городов – таких, как Москва, Санкт-Петербург, – совершенно не нужны в российской глубинке. Там, скорее, требуются хорошо подготовленные учителя, способные преподавать как основы православия, так и специфику русской цивилизации. Русскую историю и психологию. Музыку и ремесла. Больше десяти лет не в глубинке, а в старинном Орле собирал свою теперь знаменитую 24-ю школу Вячеслав Силаев. Начав когда-то с многодневных походов с ребятами по местам, где жили Хорь и Калиныч, с любования тургеневскими пейзажами, он вместе с единомышленниками, естественно, пришел к модели школы, в которой тема русской самобытности, богатства культуры и природы стала не случайной, разовой и чисто теоретической, а стержневой, пронизывающей все разделы учебной программы. Егор Строев, который, как известно, совмещает губернаторство в Орле с должностью председателя Совета Федерации, познакомившись с этой школой, заявил, что она заслуживает самого пристального внимания. “Такие школы, которые возрождают духовные корни русского народа, помогают ему объединиться, сплотиться для решения государственных, социально-экономических задач, необходимы сегодня нашему обществу”, – сказал он. И пообещал, как водится, укрепить учебно-материальную базу 24-й, “чтобы она стала нашим опорным идеологическим форпостом”.

Приятно заканчивать заметки о конференции на такой оптимистической ноте. Может быть, под влиянием Егора Строева и другие главы администраций оценят по достоинству идею современной русской школы и ее усилия в воспитании человека не просто хорошо обученного, но высоконравственного, знающего и любящего свою многострадальную землю.

Нина ПИЖУРИНА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте