Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

На зависть Центру Помпиду. Современные художники учат современных ребят делать современные книги

Учительская газета, №7 от 23 февраля 2010. Читать номер
Автор:

«Ручная книга» – это парадоксальное, замысловатое, местами абсурдное, подчас просто сумасшедшее, одним словом – уникальное собрание работ 25 современных русских художников. Как следует из названия, главная героиня коллекции – книга. Точнее, фантазия на тему книги, ибо каждый мастер взглянул на эту верную спутницу жизни по-своему: кто-то с доброй иронией, другая – не без женского кокетства, третий – с любовным трепетом, четвертый – взглядом естествоиспытателя, но абсолютно все – глазом истинного творца, не ведающего рутины и банальности.

Эта выставка прекрасно смотрелась бы, например, в Лондонской галерее «Тейт», знаменитой своим собранием авангардного искусства, или в парижском Центре Жоржа Помпиду. Да что там смотрелась – сделала бы честь любому музею с мировым именем. Впрочем, и в библиотеке московской школы №109, в профессиональных музейных, специально заказанных по такому случаю витринах она тоже оказалась на своем месте. Более того, из арт-объекта, недоступного и высокомерного, как все, что взирает на нас из-за стекла, превратилась в живую материю, часть художественно-просветительского, образовательного проекта.

У каждого участника проекта «Ручная книга» – свои цели, свои интересы. Для Государственного центра современного искусства, организатора и составителя выставки, важно было найти достойное и оригинальное пространство для воплощения идеи. По словам куратора проекта Юрия Самодурова, выставить арт-книги в обычной художественной галерее, конечно, можно, но в этом нет ни новизны, ни актуальности, ни полета. Другое дело – показать их в библиотеке, да еще и в школьной. Вот это, выражаясь современным языком, креативно и свежо. Тут уже можно говорить о целой философии, о «приручении» книги, о «преодолении пунктов отчужденности, существующих между читателями и книгой».

В отличие от концептуальных искусствоведов директор школы №109 Евгений Ямбург смотрит на вещи куда более практично. Ему важно, конечно, что дети вживую увидят уникальные произведения искусства, но еще важнее, что пообщаются с самими художниками, послушают их размышления, о чем-то спросят сами. Когда еще пересечется их жизненная прямая, да и пересечется ли вообще, с блистательным путем Игоря Шелковского, мастера, уже более тридцати лет живущего в Париже, чьи работы на Родине хранятся в Третьяковке и в Русском музее. Где еще смогут повстречаться и поговорить так запросто, действительно запросто, было бы желание, с Никитой Алексеевым, его произведения – гордость не только Третьяковки и Парижского музея почты, но и десятка частных коллекционеров Германии, Франции, Италии, США. Чего стоит одна идея мастер-класса, когда Михаил Погарский всем желающим доходчиво и пошагово объясняет, как самому, своими руками создать такой вот арт-объект, книгу художника, сгусток мысли и чувства в единственном экземпляре.

– Я такие встречи называю волшебными. Пусть не сейчас, не сегодня, пусть через много лет, но они обязательно прорастают, – уверен Евгений Александрович.

Школьники выставку приняли на ура. Чудо с доставкой на дом, когда на свидание с прекрасным не надо спешить по сугробам да на общественном транспорте, – что может быть приятнее. Многие приходили в библиотеку не раз и не два. Подолгу рассматривали каждый экспонат. Носом прижимались к стеклу, пытаясь понять, как получился у Михаила Погарского «Тополиный стих» – книжная страница из тополиного пуха. Как удалось художнику мало того что закатать в такую хрупкую бумагу листья, цветы и даже монетки, так еще и написать на ней что-то изящным, витиеватым почерком. «Table Talk» все того же Погарского – буквы выцарапаны на крошечных таблетках и сложены в аптечный пузырек. Но под настроение их можно рассыпать и сложить слова – чем не литература! Есть тут книги девичьи, нежные и трогательные, – «Царевна-лягушка» Татьяны Аношкиной, где в иллюстрациях и строчках рассказа вышита целая история любви, и «Гардероб» Натальи Синевой – книга-шкаф со страницами-этикетками, цепляющимися за настоящее крючком старой вешалки.

Свою книгу «Картина ветра», как у Леонида Тишкова и Андрея Суздалева, при желании может создать каждый. Достаточно взобраться на крышу, обмакнуть кисть в чернила, закрепить ее на натянутой веревке и позволить ветру писать на белом листе все, что ему заблагорассудится. Получится, поверьте, неповторимо и очень по-китайски.

– Больше всего, как мне показалось, ребятам понравились «Невозможная книга» и «Дневник охотника» Валерия Карчагина, – отмечает заведующая библиотекой Елена Джасим. – Одну невозможно открыть – это книга-фокус, другая выглядит, как настоящая старинная тетрадь, слежавшаяся, пережившая года, прошедшая огонь и воду. Посмотрите, тут и старая потертая бечевка, и видавшее виды перо…

Несколько дней беспрерывного созерцания чужой фантазии, встречи с авторами на «круглом столе» – и практические мастер-классы сделали свое дело: в школе начался арт-бум. Ребята, кто поодиночке, кто парами или целыми группами, бросились создавать свои уникальные экспонаты. Объявлен конкурс. Победителей определят художники, участники выставки.

Если для галерейщиков проект «Ручная книга» – яркая акция, для школы – педагогика сотрудничества и сотворчества в действии, для детей – возможность проявить себя, то что же он для самих художников? Им-то, именитым и отмеченным, это зачем нужно?

Игорь Шелковский: «Мне, если честно, было просто любопытно посмотреть, что такое русская школа сегодня. Интересно было посмотреть, какие они, современные дети, о чем на самом деле думают, что их занимает. Да и где-то в глубине души шевельнулась мысль: а вдруг помогу кому-то на что-то решиться. Дело в том, что когда-то в московской школе №327, где я учился, проходила художественная выставка. И там была небольшая картина, да не картина даже, а этюд – маленький дворик, белье сушится, крыши ржавые, она меня просто заворожила. Именно благодаря ей я и стал художником. Может, на этот раз история повторится уже с кем-то другим?»

Михаил Погарский: «Я люблю, чтобы мои работы не лежали мертвым грузом по музеям, а жили. Чтобы зрители могли их в руках покрутить, понюхать, на просвет посмотреть. Важно видеть живую реакцию. Интересно было и мастер-класс провести, поделиться своими жизненными наблюдениями. Ну, например, меня спрашивали, чем отличается художник книги от ее иллюстратора. Отвечаю: иллюстратор – всего лишь исполнитель чужой идеи, художник – режиссер замысла. Рассказал ребятам, что настоящий художник с каждой книгой взрослеет. Тем и отличается от ремесленника, даже самого искусного».

Во время «круглого стола» мастера тоже рассуждали о том, кого можно считать настоящим современным художником и зачем таковые вообще нужны обществу. Оказывается, они «санитары леса, уничтожающие общественные стереотипы». Потому современное искусство и непонятно многим, и не любимо большинством, что ищет новые, покамест нехоженые пути. А еще художник – единственный, кто находит силы заглянуть в себя, во тьму собственного «я». И за всех за нас проходит этот страшный путь по темным закоулкам души. А почему ящик старьевщика считается сегодня искусством и даже выставляется в Третьяковской галерее? Да потому что искусство переросло плоскость, обрело объем и каждый предмет из этого ящика – примета времени, отражение внутреннего мира владевших им людей, которых уже нет на этой земле. А вообще, заметьте, современным искусством в основном возмущаются те, кто плохо знает его многовековую академическую историю, а значит, не чувствует закономерной эволюции…


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту