search
Топ 10

На языке Бахуса

Когда живем один лишь раз

«Что же такое время? Если меня никто об этом не спрашивает, я знаю, что такое время; если бы я захотел объяснить спрашивающему – нет, не знаю» – так Блаженный Августин размышлял в своей «Исповеди» о ходе времени и силах, поддерживающих его движение. Современный британский лингвист, исследователь и писатель Марк Форсайт пошел дальше своего именитого предшественника. Он задался вопросом: что такое опьянение и вообще пьянство и как оно повлияло на ход развития нашей цивилизации? Книга, изданная на русском языке в феврале этого года, вышла в издательстве «Альпина нон-фикшн» в твердом переплете под названием «Краткая история пьянства от каменного века до наших дней». На протяжении 268 страниц великолепно скроенного текста Форсайт проводит читателя сквозь времена и эпохи, примеряя на их героях рюмки и бокалы, пинты и кувшины, глиняные горшки и пластиковые стопки, неизменно содержащие один очень знакомый всем ингредиент – этанол. Итак, тайком, дабы не вызвать реакционной политики со стороны наших любимых жен и матерей, благословим свой организм бокальчиком красного полусладкого и приступим к чтению!

«Употребление спиртного – явление универсальное, – пишет Форсайт. – Алкогольные напитки существуют почти в каждой культуре мира, а те, кто не озаботился их изобретением – народы Северной Америки и Австралии, – были колонизированы озаботившимися. Однако функции выпивки варьировались во времени и пространстве. Тут вам и празднование, и обряд, и повод кому-то вмазать, и путь к принятию решений и заключению договоров, и тысяча других своеобразных применений. Древние персы, обдумывая важное политическое решение, обсуждали его дважды – на пьяную голову и на трезвую. Если результаты совпадали, персы переходили к действиям».

Из книги можно почерпнуть много интересных сведений и научных открытий, касающихся эволюции человечества в контексте всяческих сосудорасширяющих добавок. Что до выше процитированных обычаев персов, у меня есть дополнение, которое я узнал от Форсайта. Позвольте поделиться с вами?

Грозный полководец ХVI века и по совместительству основатель империи Великих Моголов Бабур был, как оказалось, не дураком приложиться к… хотелось всучить слово «стакану», но это будет совершеннейшей лингвистической оплошностью, так как персы пили скорее из сосудов и кувшинов, поэтому мы с вами не будем усложнять и скажем проще: Бабур был пьяницей. Это просто установить из его дневниковых записей, сохраненных наследниками. Его записи пестрят сведениями о том, как утром он сокрушал своих врагов, складывая из их голов башни в целях эстетического удовольствия, днем сочинял стихи, а вечер посвящал шумным попойкам. Правда, в 49 лет Бабур бросил пить и с яростным рвением принялся истреблять тех, кто не согласился поддержать его в этом средневековом флешмобе, однако из песни слов не выкинешь: 29 лет алкоголь играл активную роль в его биографии.

Есенин писал в одном стихотворении: «Магомет перехитрил в Коране, // Запрещая крепкие напитки. // Потому поэт не перестанет // Пить вино, когда идет на пытки…» Про поэтов, пожалуй, соглашусь. А вот про Магомета – нет. На самом деле употребление горячительных напитков в исламе допускается. Большинство течений ислама позволяет пить, если затем адепт покается. Известно, что длинная череда султанов запрещала пить своим подданным, но при этом сама охотно пьянствовала. Мало кто из персидских шахов рано или поздно не пользовался вводом полного запрета на алкоголь.

Интересно узнать также и о том, насколько давно пришел алкоголь в жизнь наших предков и какое воздействие оказывал на них. Привожу цитату из книги, которую вы непременно прочитаете для цели обогащения багажа не только ваших желудков, но также и ваших черепных коробок: «Четыре с чем-то миллиарда лет назад, когда жизнь только зарождалась, одноклеточные микроорганизмы, плававшие в первичном бульоне, поглощали простые сахара и выделяли этанол вместе с углекислым газом. То есть, по сути, мочились пивом.

К счастью, жизнь не стояла на месте – появились деревья, а на них фрукты, которые, перегнивая, естественным способом сбраживаются. В процессе брожения выделяются сахар и спирт – главное лакомство плодовых мушек дрозофил. Неизвестно, пьянеют ли дрозофилы в нашем, человеческом, понимании. Они, увы, не разговаривают, не поют и не садятся за руль. Однако доподлинно установлено, что самец дрозофилы, отвергнутый заносчивой самкой, резко увеличивает дозу потребляемого спирта».

Так вот откуда ноги растут и корни тянутся! Вот, оказывается, где расположено устье могучей реки, питающей хмельной влагой притоки и истоки наших писательских страстей и страстишек! Вот где находятся альфа и омега проблемы закладывания за кадык. Очень любопытно! Но что еще вкусненького мы можем отыскать на интеллектуальном пиру у Форсайта?

К примеру, меня заинтересовала теория того, будто бы наши древние предки стали выращивать зерновые не ради еды, которой и так было полно, а занялись земледелием ради выпивки.

Интригует, не правда ли?

Эта теория имеет ряд вполне обоснованных доказательств, которые Форсайт перечисляет. Во-первых, пиво проще изготавливать, чем хлеб, поскольку для его производства не требуется очаг. Во-вторых, в пиве содержится витамин В, снабжающий организм человека здоровьем и силами. Обычно витамин В в изобилии содержится в мясе, и если охотники получали его, поедая других животных, то земледельцы на одном хлебе без пива превратились бы в анемичных хлюпиков, которых быстро истребили бы мускулистые рослые охотники. В-третьих, пиво питательнее хлеба, так как часть работы по перевариванию дрожжи уже взяли на себя. В-четвертых, пиво можно хранить и запасать. В-пятых, спирт в пиве обеззараживает воду, на которой оно изготовлено. Наконец, главный довод заключается в том, что для кардинальных перемен в поведении требуется культурный стимул. Ради пива стоит тащиться в какую-то даль, судя по Гёбекли-Тепе – древнейшей постройке на территории Турции, предположительно являвшейся аналогом кабака для представителей разных племен. Пиво издавна играло религиозно-обрядовую роль в истории человечества, с чем и связано такое количество различных божеств – от древнешумерской Нинкаси, о которой в одном из гимнов в ее честь рассказывается, как она сгребает солод большой лопатой, как сушит его в печи, как замачивает в сосудах, до Одина викингов и четырехгрудой богини ацтеков Майяуэли. Из «Краткой истории пьянства» вы также узнаете о первом в истории человечества поэте (вернее, поэтессе, если вы, как Ахматова, не воспринимаете это слово в штыки), носившей имя Энхедуанна и прославившейся серией гимнов, воспевающих храмы Ура, возле врат которых льется вино в благословенные сосуды священного Ана. Освежите в памяти самый известный шумерский миф – эпос о Гильгамеше, начинающийся с того, что жрица Инанна предпринимает попытку сделать человека из дикаря Энкиду, с которым сначала спит, а затем подпаивает (обычно делают наоборот). К слову, Энкиду осушает семь кувшинов вина!

Об этом и о многом другом подробнее в «Краткой истории пьянства» Марка Форсайта. Закончить же мне хочется «гариком» Игоря Губермана: «Какая, к черту, простокваша, // когда живем один лишь раз // и небосвод – пустая чаша // всего испитого до нас».

С вами был Бесчинкин. Читайте вкусные книги и пейте качественные напитки в количестве, не превышающем вес вашего здравомыслия!

Марк Форсайт. Краткая история пьянства от каменного века до наших дней: Что, где, когда и по какому поводу. М. : Альпина нон-фикшн, 2021.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте