Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

На пути экономического прогресса всегда встречаются препятствия. Продолжаем публиковать главы нового учебника «Основы обществоведения» для 10-11-х классов

Учительская газета, №16 от 15 апреля 2003. Читать номер
Автор:

Многообразие форм и путей развития доиндустриальных и индустриальных обществ. Рассмотрим общие и особенные черты общественно-экономических формаций. Доиндустриальная форма общества представляла собой трехступенчатую (высшую ступень первобытно-общинной, рабовладельческую, феодальную) социальную формацию. В исторических временных рамках эти три звена растянулись надолго, на тысячелетия.

Первичная (архаичная) общественно-экономическая формация. Начало ее истории в научных изданиях связывается с появлением разумного человека и созданного им общества сорок тысяч лет назад. Деятельность людей этого периода протекала в рамках общины (родовой, сельской), которая состояла из семей, осуществлявших воспроизводство самого человека. Основой производственных отношений первобытных людей продолжительное время служила общественно-личная собственность. За многие тысячи лет человечество осуществило переход от собирания готовых продуктов природы (съедобных плодов, ягод, трав) к искусственному возделыванию зерновых, бобовых и других растений, а от охоты на диких животных – к их приручению. Одновременно в техническом плане люди двигались вперед от использования природного огня и суковатой палки, кремниевого рубила к изготовлению более совершенных орудий жизнедеятельности: лука, копья, лодки и т.п.

Следующий мощный скачок развития производительных сил относился ко времени зарождения социальных отношений доклассового общества (6-5 тыс. лет до н.э.). На этом отрезке времени у первообщинников появилась общая собственность на средства производства: хозяйственный инвентарь – мотыги, лодки, телеги, сани и т.п.; полутоварное производство: отделение животноводства от земледелия, рыболовство, а также жилища и предметы домашнего обихода.

Все это обусловило развитие социального неравенства, распад родовых общин на семейные сообщества, формирование частной собственности у родовой аристократии. В итоге возникли первые антагонистические социальные группы и классы. Новый тип производительных сил и производственных отношений в обществе инициировал реформирование первобытно-общинного базиса в рабовладельческий строй.

Рабовладельческая общественно-экономическая формация (первое тысячелетие до н.э. – III век н.э.) наивысшего развития достигла в Древней Греции и Древнем Риме. Производительные силы ее составляли ручные орудия труда, большие массы рабов как «говорящие орудия труда» и группы угнетателей-рабовладельцев. Наряду с названными основными классами формировались сословные группы ремесленников и крестьян.

В экономической сфере рабовладельческого общества наряду с зерновым хозяйством впервые появилось садоводство и огородничество. Для орошения земель в Римской империи возводились искусственные сооружения – каналы, дамбы, а для переработки зерна – мельницы. Продолжался процесс разделения труда: городское ремесло отделилось от земледелия. В ремесле появились простейший токарный станок, кузнечный мех и т.п.

Владельцы ремесленных цехов стремились к обновлению средств производства, интенсификации труда ремесленников и рабов. Но первые и вторые мало были в этом заинтересованы. Нараставшие противоречия между производительными силами и производственными отношениями выливались в восстания рабов, неимущих слоев ремесленников и земледельческого колоната. Последние послужили социальной основой зарождения в III веке н.э. феодальных отношений на территории Римской империи и в других регионах средневековья.

Феодализм как общественно-экономическая формация располагался между рабовладельческим и капиталистическим строем. В среднепоздний период его социальную основу составляли, с одной стороны, феодальный класс и класс крепостных крестьян, с другой стороны, формировались новые социальные группы: владельцы мануфактур и ремесленный пролетариат. Крестьяне и ремесленники в отличие от рабов владели личным хозяйством, в значительной мере трудились на себя и в этой связи были заинтересованы в совершенствовании производственно-технических средств.

В последний период феодализма (ХV-ХVI вв.) на смену ремесленной мастерской пришло мануфактурное производство, взамен простейших средств передвижения – лодок появились парусные суда, а в крестьянских дворах ручные мельницы заменялись на водяные и ветряные, сохи – на металлические плуги и т.п.

В политическом отношении феодальное общество позднего периода от государственной раздробленности развилось до централизованных монархий.

Обобщая вышесказанное о доиндустриальных формациях, выделим их общие и особенные черты. Проанализируйте содержание таблицы и ответьте на вопросы.

1. Назовите отличительные признаки рабовладельческого общества. Какой тип населения преобладал в этом обществе?

2. Чем отличалось феодальное общество от рабовладельческого? Охарактеризуйте их политические сферы.

3. В научных кругах российских обществоведов первой половины ХХ века определились сторонники признания:

а). 2-3 общественных формаций; б). 5 формаций; в). неопределенно большого числа формаций (стадий) в историческом развитии человечества. Прокомментируйте в этой связи свое понимание 2-3-звенной формационной «лестницы».

Рабовладельческое

В экономической сфере:

натуральный, ручной способ производства, невысокие темпы его развития, преобладание аграрного производства над ремесленно-мануфактурным;

неразвитость рынка и банковской системы;

рабско-крепостнический характер труда;

ограниченная востребованность к нововведениям.

В социальной сфере:

преобладание сельского населения над городским;

сословность в образовании и профессиональной подготовке;

ограниченность миграции сельского населения в промышленность.

В политической сфере:

наследственность монархической власти;

ограничение простолюдинов в политических правах и свободах;

сословный характер местных институтов власти.

В духовной сфере:

внедрение в социальном быту индивидуализма, библейской морали;

сведение культурно-духовной жизни крестьян и ремесленников к «богостроительству».

Промышленный капитализм как формация за период с середины ХVIII в. и до конца ХIХ в. заметно развился на индустриальной основе не только в Европе, но и в Северной Америке. Свои впечатления о формировании капиталистической общественной системы в странах Западной Европы на первой стадии индустриализации изложил в книге «О промышленной системе» (1820 г.) французский социалист-утопист Анри Сен-Симон. Он назвал эту систему «индустриальным обществом».

Если первые паровые машины, текстильные товары, железо были основными символами первого периода (1750-1860 гг.) индустриализации, то вторая половина ХIХ в. вошла в историю как эпоха стали, строительства железных дорог, автомобилей, химического производства, электроэнергии, телеграфных линий и т.д. Выпуск стали позволил ускорить и расширить производство железнодорожных рельсов, локомотивов, строительство мостов и многоэтажных зданий, стальных кораблей, цистерн для нефти, массовое производство токарных станков, инструментов, болтов и гаек, новых видов вооружения.

Потребность в стали год за годом росла. В 1865 г. было произведено полмиллиона тонн стали, а в 1914 г. этот показатель вырос до 50 млн. тонн. К началу первой мировой войны Германия обогнала Великобританию, Францию. Но впереди всех оказалась Северная Америка, которая производила стали больше, чем три ее главных конкурента.

Вместе с индустриальным прогрессом усиливались капитализация не только городского, но и деревенского населения, формирование на этой базе новых классов и социальных групп: на одном полюсе промышленно-торговой буржуазии, латифундистов-землевладельцев, зажиточных крестьян и на другом полюсе – фабрично-заводского и сельскохозяйственного пролетариата.

На рубеже ХIХ-ХХ вв. материалистическая теория общественного прогресса пополнилась новыми концепциями. Э. Бернштейн (1850-1932 гг.) в своих публикациях в русском переводе («Принципы социализма» (1901 г.) и других) выступил с критикой марксовой теории кризисов буржуазного общества, революционной смены экономических формаций. Позже, в двадцатые годы ХХ века, Бернштейн вместе с другим немецким социологом – М. Вебером встал на позицию экономико-правовой концепции австрийского экономиста Ф. Хайека. Суть ее выражалась во внедрении в производственные отношения стихийной, нерегулируемой рыночной экономики, максимальной свободы предпринимателей ради выгоды.

Внедрение в индустриальную экономику США и стран Западной Европы рыночно-монетаристской теории Хайека на первых порах способствовало бурному выпуску не только промышленных средств производства: тракторов, грузовых и легковых машин, самосвалов, самолетов, кораблей, но и бытовой техники: холодильников, стиральных машин, электроплит, пылесосов, радиотехники. Это был, по существу, поворот индустриальных стран к созданию общества потребления.

Финансово-промышленная элита Америки не жалела денег на рекламу в средствах массовой информации, чтобы ее граждане покупали больше товаров. Многие американцы под влиянием рекламы стали покупать и жить не по средствам, влезали в долги. Богатые предприниматели строили под солнцем Флориды престижные виллы, среднебогатые покупали в кредит коттеджи в пригородах, бытовую технику, престижные марки автомобилей.

В 1928 г. президент США Герберт Гувер в послании к конгрессу в этой связи писал: «Мы… вскоре доживем до того дня, когда в нашей стране с нищетой будет покончено… Я не боюсь за будущее нашей страны. Оно озарено для нас светлыми надеждами». Однако уже в начале тридцатых годов двадцатого века в Америке разразился небывалый экономический кризис. Закрывались фабрики и заводы, прекратили свою работу 10 тысяч банков, а сельские фермы тысячами продавались с молотка. Более половины американских семей испытывали нужду, и тех, кто не был в состоянии платить за квартиру, выдворяли на улицу. В городах возникли трущобы – жилища бедняков из картонных ящиков и жести. Голодные копошились в пищевых баках с отбросами в поисках чего-нибудь съедобного, в зимние месяцы замерзали насмерть. То же самое происходило в Западной Европе, особенно в Германии, Италии. Чтобы преодолеть в западноевропейских странах и США многомиллионную безработицу, правительства этих регионов развязали еще одну большую мировую войну (1939-1945 гг.).

Советский Союз в предвоенные годы и в дальнейшем широко индустриализировался, экономически перестраивался. Именно тогда был заложен фундамент нашей победы в Великой Отечественной войне. К 1940 г. СССР по уровню индустриализации опередил все европейские страны и вышел на второе место в мире после США. Заработная плата и другие социальные блага тружеников промышленности стали нормальными по тем временам.

Вторая мировая война в корне изменила соотношение сил между странами и континентами. Уже в 1944 году Америка преодолела последствия экономического и финансового кризиса 30-х годов, увеличила за счет военных поставок валовой национальный продукт вдвое, а на ее предприятиях производилась половина всей мировой промышленной продукции. В результате США стали экономической и военной сверхдержавой. Несколько спустя, к 50-м годам, сверхдержавой стал и СССР, с которым не могла не считаться ни одна страна, в том числе и Америка. В 1957 году советская страна запустила в космос первый искусственный спутник Земли, в 1961 г. послала первого человека в космос и т.д.

В первые 15 лет после войны в Америке продолжался подъем во всех сферах общества, был проведен ряд социальных реформ, сокращена безработица, повышены уровни заработка. Для белого населения страны была открыта сеть супермаркетов, проводилась «семейная автомобилизация».

Достижения США в экономическом и научно-техническом развитии породили в кругах социологов и политологов Запада (Р. Арон, Дж. Белл, У. Ростоу и другие) радужные иллюзии об отмирании марксистской теории формационного общества и ее замене концепцией «индустриального общества» с конечной ступенью «общества массового потребления».

Американский социолог У. Ростоу в своем труде «Стадии экономического роста» (Кембридж, 1960) объяснял причины перехода от феодального аграрного общества к индустриальному повышению у народонаселения образованности и технических знаний стремлением людей к прогрессу. В этой связи он предложил взамен марксистской формационной теории свою концепцию «стадийного экономического роста». Первую стадию с ограниченными знаниями людей, примитивной техникой Ростоу характеризовал как «традиционное аграрное общество». Индустриальное зрелое общество у него начинается с четвертой стадии общественного развития.

К пятой стадии У. Ростоу относил общество «высокого массового потребления». Такое общество в 60-70-е годы было характерным не только для США, но и для Швеции, Швейцарии, Англии, Канады. К этому уровню приближался и Советский Союз.

Эволюционная теория У. Ростоу «стадиального экономического развития» стала в дальнейшем одним из источников концепции постиндустриального (информационного) общества. Об этом речь пойдет позже.

Постиндустриальное (информационное) общество. Предпосылками для его формирования стал курс стран Западной Европы и США с развитой тяжелой индустрией и новыми наукоемкими отраслями в экономической, духовной и других сферах. Наиболее развернутое определение такого общества было изложено называвшимся ранее профессором Гарвардского университета Америки Дж. Беллом в книге «Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования». «Это общество, – писал в 1959 г. автор, – в экономике которого приоритет перешел от преимущественного производства товаров к производству услуг, проведению исследований, организации системы образования и повышения качества жизни, в котором класс технических специалистов стал основной профессиональной группой и, что самое важное, в котором внедрение нововведений… во все большей степени зависит от достижений теоретического знания… Постиндустриальное общество… предполагает возникновение интеллектуального класса, представители которого на политическом уровне выступают в качестве консультантов, экспертов-технократов».

В 70-е годы ХХ века два десятка современных развитых государств мира поставили перед собой цель построить у себя такое общество, где главным общественным богатством наряду с производством услуг станут знания, а приоритетным направлением станет информация. Такое общество поэтому чаще всего называют информационным. Выше отмечалось, что в западных странах эта концепция не только в семидесятые, но и в последующие годы обрела реальность общественного идеала. США всей своей экономической мощью и развитой системой университетского образования продолжили укреплять свою авангардную роль по всему спектру научно-технического прогресса – от информатики до биотехнологии.

В конце 90-х годов прошлого века правительство США разработало курс на перевод страны к 2020 году к новой научно-технической цивилизации – информационному обществу. По расчетам американских ученых, к намеченному сроку в материальном производстве их страны будут задействованы лишь 17% населения. Ученые США убеждены, что этого будет достаточно для социально-экономического процветания и сохранения мирового лидерства Америки на планете.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту