Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

На площадке «Москва: город и школа» учили дружить и конкурировать

УГ - Москва, №45 от 5 ноября 2013. Читать номер
Автор:

Площадка «Москва: город и школа», пожалуй, больше всего оправдала концепцию съезда: выступления были максимально насыщенными, а область охвата предметов – самая разнообразная. Не обошлось и без сюрпризов.

Взять хотя бы один из трех блоков, из которых состояла работа секции: шестеро спикеров и четыре предмета – математика, история, педагогика, экономика. У каждого по 20 минут, в которые надо уложить самое эффективное и полезное для других. Надо сказать, справлялись все ораторы по-разному, но цели достиг каждый. Учитель математики школы №1741 Алексей Зубов показал и доказал, что, не обладая особенными познаниями в царице наук, можно найти закономерности даже в сложных процессах, более того, даже научиться слагать формулы, обобщая частные примеры. Вот уже никогда бы не подозревала в себе таковую способность! Что из этого мастер-класса мог вынести для себя не математик? Отвечая на этот вопрос ведущей площадки, учителя года России-2012 Виты Кириченко, Алексей Борисович сказал: решая любую образовательную и воспитательную задачу, надо видеть, чувствовать и понимать, осмыслять и делать. Конечно, понимание законов логики, на которую опираются математики, нужно во всех сферах. В педагогике это блестяще продемонстрировал директор школы №1151, победитель конкурса «Учитель года Москвы-1996» Игорь Агапов. В сократовском духе неожиданными, но точно поставленными вопросами он подводил аудиторию к очередному витку своего лихо закрученного мастер-класса. Учителя, до отказа заполнившие зал, в полной мере смогли почувствовать себя в роли учеников, но какое же это редкое удовольствие – играть в вопрос-ответ с таким мастером! Воистину «раскачав» мозги коллег, Игорь Геннадьевич подвел их к необычному осмыслению 4 уровней знаний. Педагоги в зале быстро выстроили цепочку: сведения – информация – знания – мудрость. Но как из разрозненных сведений складывается информация, которая, усвоенная на практике, превращается в знания, и почему их осмысление рождает мудрость? Оказывается, этот сложный философский вопрос можно рассмотреть на простом примере, который все делает предельно ясным, – на процессе выпекания хлеба. Предложенная Агаповым система в виде таблицы, где в первой графе уровень знаний, во второй – пример, в третьей – вывод («я знаю, что…»), подсказала путь рассуждения, рецепт изготовления хлеба и опыт приводит к знанию, как приготовить хлеб, рано или поздно вы придете к народной мудрости «Хлеб всему голова» и будете понимать, почему это так. На вопрос Агапова «Для чего мы находили эти уровни знаний?» коллеги нашли множество своих ответов: «Чтобы учить в школе не на уровне информации, а знаний, как применить и для чего», «Чтобы учиться и учить задавать вопросы и самим искать на них ответы», «В поиске мудрости». Мудрость метафоры педагога – знание как хлеб насущный, а мудрость как хлеб духовный – участникам мастер-класса осталось осмыслить самостоятельно уже после услышанного. Философское обобщение действительности продолжил учитель истории, финалист конкурса «Учитель года Москвы», ныне директор школы №1241 Антон Алексеев. Антон Григорьевич тоже повел диалог (по сути, полилог) с залом и, разумеется, об истории. «История как искусство постижения чужой жизни. Готовы вы принять это как одно из определений?» – поставил вопрос историк. На пути этого постижения стоит многое – и время, и изменившийся язык, и непонятная во многом культура прошлого, но преодолеть эти барьеры под силу практически каждому (во всяком случае, соотечественнику), вовсе не обладающему глубокими знаниями в области древних языков и истории. Это Алексеев доказал на примере разбора писем (конечно, их фрагментов) 500-летней давности – князя Андрея Курбского и царя Ивана Грозного. Как подсказал историк, нужно только выделить в зачитанных на слух отрывках ключевые понятные слова – глаголы, даже одно слово может сказать почти все! У Курбского это, например, «вопием», что означает «кричим, вопим». Отчего вопят? От боли. К кому можно вопить? К родителям, тем, кто над тобой, наконец, к Богу. Вопить от безысходности, оттого что больше не к кому обратиться. То есть Курбский не спорит с тем, что царь – помазанник божий, но жалуется Грозному, причем на него же самого, желая оправдаться и перед царем, от которого сбежал, и в глазах новых хозяев. Но кому можно так почтительно (с перечислением титула) жаловаться? Князь пишет Грозному (притом что они росли вместе с детства) как к отцу, то есть для него идеал царя – отец. А для Грозного идеал слуги – верность вплоть до самопожертвования. Как служит Васька Шибанов – слуга Курбского, который привез письмо своего господина Грозному, понимая, что будет казнен. А вот Курбский, по логике Ивана Васильевича, не сдюжил, испугался опалы и казни. Лексика Грозного вообще замечательна («погубил, восстал») – то пафосно возвышенна, то уничижительна, царь пишет как единственно свободный в свою эпоху человек, позволяя себе в переписке и скоморошничать, и ерничать, и оскорблять (в отличие от сугубо делового стиля писем Курбского). Зачем вообще было отвечать царю на письма предателя? «Грозный таким образом выражал свою точку зрения перед оппонентами, декларировал свое видение зарождающегося московского самодержавия», – резюмировал ход общих рассуждений Алексеев и подвел собравшихся к выводу – жизнь есть текст, который нужно и можно научиться разбирать. К современности зачарованных историей слушателей вернула заместитель руководителя Департамента образования Маргарита Русецкая. Она призвала педагогов задуматься над тем, в чем основное конкурентное преимущество московского образования: «Оно не только в учителях, техническом оснащении и финансировании, оно в том уникальном окружении, в той культурной среде, которая есть в столице. Такого количества вузов, музеев, театров, культурных площадок нет ни в одном городе страны, и этого нельзя не учитывать. Задача руководства города – органично включить эти богатейшие ресурсы в образовательный процесс». Зам. главы департамента напомнила о разнообразных проектах в этом направлении – это и «Урок в музее», и проект «Финансовая грамотность», и «Университетские субботы» (в столице ведь более 300 вузов). Как оказалось, во всех них участвуют учителя, присутствовавшие на съезде. – У нас появилось много идей, связанных с использованием инфраструктуры города, – сказала мне в перерыве учитель экономики, руководитель структурного подразделения работы с одаренными детьми школы №648 Лариса Гармакова. – В нашей школе три музея: космонавтики, боевой славы, русского быта. Мы, разумеется, используем их ресурсы в учебном и воспитательном процессе, проводим там уроки, лаборатории. Но и в городские и федеральные музеи мы, конечно же, часто ездим. У нас очень активные и педагоги, и ученики. Мы участвуем в проекте «Музейная педагогика» и во многих других проектах, например, в университетских субботах, уже были в Тимирязевской академии. У ребят повышается заинтересованность науками и сферами профессиональной деятельности. – Это очень важный проект и для детей, и для родителей, как и «Урок в музее», – подхватила председатель управляющего совета той же школы Ольга Сухарева. – Мы с родителями как раз думаем, как привлечь побольше ребят к их посещению, особенно из 8-9-х классов. Университетские субботы могут помочь детям определиться в жизни с будущей специальностью, что называется, потрогать профессию. Как и положено на неординарном мероприятии, организаторы съезда приготовили хорошо задуманные провокации. Одной из них стало выступление научного руководителя городского проекта по профориентации и социализации школьников и депутата Мосгордумы Олега Бочарова. Законодатель сразу начал с жесткого «рыночного» вопроса: «Как вы думаете, сколько стоит с точки зрения инвестиций средний школьник для работодателя в Москве по сравнению со сверстником из Германии? Дороже, дешевле?» Оказалось, намного дороже – в 3 раза. Следующий вопрос: а сколько из 200 тысяч студентов, получивших этим летом диплом специалистов, попали на рынок труда? Ответ – 10 тысяч. Вопрос: куда инвестировали эти студенты 5 лет своей жизни, почему дети не идут работать по специальности? Ответ: скорее всего родители подменили цели ребенка своими целями, сказали: «Пойдешь, куда я скажу». – Как вы думаете, если опросить студентов 3-го курса лучших наших вузов – ВШЭ, МГУ, – какой процент из них знает, что никогда не будет работать по этой специальности? – спросил спикер у зала. – 50 процентов как минимум, – честно ответили учителя. С этой презентацией координатор молодежного проекта правительства Москвы «Гражданская смена» Олег Бочаров обычно приходит к школьникам: «Мы с вами жили в другой стране, общались по-другому. В наше время были только две информационные категории людей, с которыми мы общались: друг и враг. И мы эти категории несем в себе. Почему мы одеты во все импортное? Почему российский рынок не конкурентоспособен? Почему в нашей стране наживаются на воровстве (чему пример овощная база в Бирюлеве – забрали у социума базу на шантаже, потому что других продуктов нет). Это не бизнес, не конкуренция, которой требуют от наших детей. А где у нас понятие «конкурент»? Какую информацию нужно ему передавать?» Бочаров пояснил это на примере «нанятого» им в зале учителя. Спросив у него, чем общение с конкурентом отличается от общения с врагом, он получил: «Конкуренту я должен доказать, что я лучше, не уничтожая его, а врага нужно уничтожить». «Видите, социальные категории – партнер и конкурент – нами не изучены, – резюмировал под смех зала депутат. – Может педагог научить школьника конкурировать, если сам не знает, что это такое?» По словам Бочарова, сегодня владеет миром не просто тот, кто владеет информацией – это уже вчерашний день, а тот, кто быстрее овладеет информацией. Интересно, что если рассуждать с точки зрения информационных категорий, то работодатель своему работнику конкурент: у него цель получить от вас как можно больше и заплатить как можно меньше денег, у вас, наоборот, что спикер виртуозно и безжалостно продемонстрировал. Условно нанятый учитель договорился с работодателем (лектором) о работе в 4 часа, условной стоимостью в 3 тысячи рублей каждый. Задание – привезти коробку со склада. «Работник», не уточнив какую, принес коробку, а «работодатель» ему – это не та коробка, езжайте снова и привезите желтую с надписью «Бочарову». – Как вы думаете, я ему деньги заплачу? – озадачил зал Олег Евгеньевич и после дружных вздохов «нет» уточнил: – Я и во второй раз ему не заплачу, потому что он не обговорил условия договора. В конкурентной среде чья задача уточнить информацию? Я дал некорректную информацию, чтобы добиться своих целей и не платить. Да, конкурент – это потенциальный партнер, в главном его нельзя обманывать, здесь метод общения – передача неполной информации, в русском языке это называется хитростью. Ведь мое конкурентное преимущество – это информация, которой я располагаю. Соответственно, если мы хотим научить детей жить в конкурентной среде, мы должны их научить ответственности за собственные цели, умению в общении отделять достоверную информацию от недостоверной, полную от неполной. От знания этих различий понятий «конкурент» и «враг» зависит безопасность наших детей. Они привыкли партнерствовать как дружить и начинают выдавать партнерам полную и достоверную информацию, рассказывают все про себя и свою семью. А каждый на Западе знает, что партнер может стать конкурентом и рассказать твоему врагу конфиденциальную информацию о тебе для достижения своих целей. Между партнерами остается внутреннее соревнование, но конкуренция не есть само по себе зло. Это показывает разница между конкурентом и врагом. Конкуренция – это соревнование, которое подразумевает правила игры и судей, а у врагов нет ни того, ни другого. Мы тратим нефть только потому, что неконкурентоспособны – русские умеют только воевать и дружить, любить и страдать, а надо научиться выигрывать. Долгие аплодисменты Олегу Бочарову послужили скорее наградой за четкость и виртуозность мастер-класса, потому что многие остались со спикером не согласны и потом горячо спорили в кулуарах. – Мне кажется, конкуренция не подходит к российскому менталитету, мы привыкли все делать в сотрудничестве, – признался учитель истории школы №1529 Алексей Говорунов. – Я как историк могу сказать, что попытки прививать западные модели к нашей государственности, как правило, оборачиваются серьезными проблемами для страны. Я не думаю, что детей стоит учить конкуренции, побеждать, наступая на голову другим. Их нужно учить сотрудничеству. Я их учу работать в команде. – А я не согласен, что не нужно перенимать западный опыт, – считает историк школы №109 Евгений Полушин. – Мне кажется, наша проблема как раз в том, что мы находимся каждый в своей скорлупе и не хотим из нее выглядывать. У нас в стране тоже был подобный опыт – соцсоревнования. Я думаю, нужно этот опыт развивать, развивать личную ответственность каждого. В общем, съезд, кажется, добился не только заявленных целей (практически каждый признался, что нашел у коллег для себя несколько новых педагогических приемов или новую информацию), но и, сверх того, подал заявку на то, чтобы стать дискуссионной площадкой для обмена не только опытом, но и мнениями. Во всяком случае, многое из увиденного и услышанного стало для участников съезда информацией к размышлению и действию.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту