search
Топ 10

На кого работает время?

На армяно-азербайджанских переговорах на высшем уровне в Рамбуйе (Франция) главным вопросом повестки дня было урегулирование карабахской проблемы. Свое мнение об этом высказывает президент Армении Роберт КОЧАРЯН.

– Господин президент, какова ваша оценка итогов переговоров?

– Ничего трагического в Рамбуйе не произошло. Не удалось договориться вокруг одного важного принципа. Однако это не впервой. Во время всех наших встреч всегда были пункты, по которым мы соглашались, и такие, по которым найти согласие не удавалось. Возникает вопрос: откуда взялось такое разочарование? Уверен, что от чрезмерных ожиданий.

Стоит отметить, откуда зародились эти ожидания…

В первую очередь, они исходили из оптимистических заявлений, которые периодически до встречи делали посредники, а также различные международные организации. Эти ожидания были также продиктованы самим фактом встречи в Рамбуйе, поскольку до этого в течение двух лет все наши встречи проходили в рамках различных международных форумов, куда собирались президенты различных стран. Конечно, такие ожидания тогда не рождались. Приглашение президента Франции и его вовлечение также сформировали определенные ожидания. Это создало такую атмосферу, в которой все начали ожидать кульминации, какой-то развязки, но ее не случилось.

Переговорный процесс не был адекватен таким ожиданиям. Может возникнуть еще один вопрос: для чего была сформирована такая атмосфера? Ответ прост: это вызвано тем обстоятельством, что с 2006 г. связывают довольно большие ожидания. По объективным причинам. Нет выборов в Армении и Азербайджане. 2007 – 2008 гг. будут сложными для Армении, и карабахская проблема может стать заложницей предвыборных настроений. По сути, в этом причина, и, конечно, такое желание в некоторой степени было оправдано всем тем, что выиграли бы стороны, если бы удалось прийти к согласию.

Не удалось. Что дальше? Конечно, мы будем продолжать переговоры.

– В последнее время пущена в оборот идея, что прецедент признания суверенитета Косово может быть применен и в отношении других конфликтов. Приемлема ли такая формулировка?

– Попытаюсь ответить на этот вопрос в более широком контексте. В целом считаю весьма позитивными тенденции, которые наблюдаются сегодня в решении подобных конфликтов. Сегодня при разрешении конфликтов значительно больше внимания уделяется принципу самоопределения наций. И если проанализировать пути решения конфликтов за последнее время, то можно увидеть, что все они решаются с учетом данного принципа. Например, независимость Эритреи и Восточного Тимора путем референдума…

Процессы, происходящие вокруг Косово, не оставляют сомнения в том плане, какую именно развязку получит конфликт. Ожидается референдум в Монтенегро, вопрос Палестинской автономии уже ни у кого не вызывает сомнений. Договор, подписанный в Судане вокруг конфликта Север-Юг… В основе решений всех этих конфликтов лежит принцип самоопределения, и в этом плане год от года наши позиции в переговорном процессе укрепляются. Сегодня гораздо легче говорить об урегулировании карабахского конфликта с мировой общественностью в плане принципов, справок и параллелей.

Тенденции вокруг нагорно-карабахского конфликта благоприятны еще и потому, что все понимают: принцип территориальной целостности, будучи очень важным, зачастую используется для насилия и оправдания насилия над национальными меньшинствами. С этой точки зрения я гораздо более оптимистично смотрю на продолжение переговорного процесса, поскольку имеющиеся примеры, несомненно, дают возможность армянской стороне более эффективно работать в этом направлении.

– В интервью одной из турецкой газет президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что чуть ли не основная задача его страны состоит в затягивании переговорного процесса, поскольку время работает на них и после определенного периода вопрос будет решен в пользу Азербайджана…

– Если азербайджанская сторона уверена, что время работает на них, то почему она участвует в переговорном процессе? Есть вариант, что участвует сугубо для имитации, чем объясняется неудача переговоров. Но, может быть и другое объяснение. Любое решение будет предполагать принятие сложных решений и в Азербайджане, и в Армении, и в Нагорном Карабахе.

Создалась ситуация, к которой стороны вроде приспособились. Есть некоторые проблемы, но стороны приспособились к ней. Изменение ситуации создаст новые проблемы и во внутренней, и во внешней политике, что будет требовать принятия решений. И если ты не готов проявить достаточную политическую волю для принятия этих решений, конечно, одним из наилучших обоснований может быть фраза: «Время работает в нашу пользу, и зачем нам идти на какие-то решения, если в дальнейшем мы можем получить большее». То же самое могу сказать и я, чтобы обосновать позицию «избежания». Еще они говорят следующее: «У нас есть нефть, мы обогатимся и с более сильных позиций сможем навязать свое решение». Сравнивают бюджет Армении с бюджетом Азербайджана…

Хотел бы выразиться относительно сути данного вопроса. Иметь нефть – еще не означает иметь эффективную экономику и боеспособную армию. Во всяком случае, мировой опыт показывает, что наиболее развитые страны мира вовсе не обладают запасами нефти. Связывать непосредственно эти два вопроса непродуктивно. И даже наоборот, можно сказать, что фактор нефти зачастую деморализует экономику с точки зрения и коррупции, и формирования клановой системы. Очевидно также и то, что нефтяной фактор снижает приверженность реформам. Мы должны говорить об эффективной экономике, о глубине реформ, которые могут привести к повышению конкурентоспособности страны в регионе.

О нравственной стороне вопроса замечу: я не представляю, чтобы, к примеру, в Армении общество возвело в ранг героя преступника, который топором обезглавил спящего человека. Это просто невозможно. И я уверен, что общество, находящееся в таком психологическом состоянии, просто не в состоянии достигнуть успеха. В этом и заключаются наше самое большое преимущество и наша сила.

– Допустим, переговоры по каким-то вопросам заходят в тупик и прекращаются. Какими могут быть шаги Армении?

– Это будет наихудший сценарий. Но и к нему армянская сторона должна быть готова. Не хотелось бы входить в детали такого сценария в контексте некоторых тактических неудач – в Рамбуйе не получилось, но шансы еще есть. Если наступит момент, когда Азербайджан действительно однозначно заявит: «Время работает на нас, мы усиливаем армию и в дальнейшем с позиции силы решим карабахский вопрос», – тогда наши шаги будут очевидными.

В первую очередь признание де-юре Нагорно-Карабахской Республики Республикой Армения.

Второй шаг: правовая формулировка ответственности Армении в обеспечении безопасности народа НКР – это подписание целого ряда договоров, которые будут означать, что какое-либо посягательство в отношении Нагорного Карабаха является посягательством на Армению.

Третье – комплексное укрепление зоны безопасности вокруг Нагорного Карабаха совершенно новыми подходами. Здесь не хотелось бы раскрывать скобки. И, естественно, должна начаться более активная интеграция в вопросах обороны, развития экономики. Осознавая это, мы должны работать над реформами, обеспечить экономический рост. Потенциал у армянского народа есть.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту