search
Топ 10

На деревню дедушке Драма по рассказам А.П. Чехова “Ванька” и “Мальчики”

Приведенный ниже сценарий рассчитан на постановку в школьном театральном кружке, а отдельные части текста можно использовать в качестве заставки к литературным викторинам или на уроках литературы.

Действующие лица: Ванька, Дед, Пелагея – мать Ваньки, Аляхин – владелец сапожной лавки в Москве, Аляхина – его жена, два подмастерья, семейство Живаревых (где служили Ванькина мать и дед), Иван Николаевич – отец, его жена, их дети Оля, Соня, Катя, Володя, Чечевицин – друг Володи, Наталья – служанка, кухарки, дворовые девки, парни, славильщики, цыгане, трактирщик, сидельцы, воры, нищие, горожане. Роли исполняют педагоги, и ученики.
(Звучит песня)
Был у Христа-младенца сад,
И много роз взрастил он в нем.
Он трижды в день их поливал,
Чтоб сплесть венок себе потом.
Когда же розы расцвели,
Людей округи он созвал;
Они сорвали по цветку,
И сад был весь опустошен.
“Как ты сплетешь себе венок,
В твоем саду нет больше роз”,
“Вы позабыли, что шипы остались мне”
Сказал Христос. И из шипов они сплели
Венок колючий для него.
И капли крови вместо роз
Чело украсили его.
(В доме у Алехиных. Во время песни появляется Ванька. Певцы уходят. Ванька лежит на полу и спит. Сразу появляются подмастерья.)
Первый подмастерье: Эй ты, деревня. Иди сюда.
Иван: Чего надо?
Второй подмастерье: Жрать хочется.
Иван: Мне утром хлеб дают, в обед каши, а к вечеру тоже хлеб. А чтоб чаю или щей, так хозяева сами трескают.
Первый подмастерье: В кадке в кладовке у хозяина есть соленые огурцы. Принеси парочку.
Ванька: Да ты что. Поймают же. Я не пойду.
Первый подмастерье: Не боись, хуже, чем сейчас, не будет.
Ванька: Я не хочу красть.
Второй подмастерье: Не ори. А то хозяева услышат.
Ванька: Хозяйский ребенок может проснуться.
Первый подмастерье: Мы тут. Покараулим.
(Ванька уходит. Плач ребенка, подмастерья в панике. Один из подмастерьев берет ребенка и качает. Появляется Иван, отдает огурцы.)
(Первый подмастерье останавливает Ваньку и достает огурец. )
Второй подмастерье: Не хорошо.
( Иван берет ребенка, поет колыбельную песню и засыпает. Появляется хозяин Аляхин.)
Хозяин: Ты что спишь? Не слышишь, дитя орет. Я тебя за что кормлю? Ты у меня задарма хлеб ешь. Я тебя сейчас научу…
( Хозяин хватает Ивана, кладет на лавку и хлещет его.)
Я тебе задам. Вот тебе. Вот тебе.
( Появляется хозяйка).
Хозяйка: Ни днем, ни ночью нет покоя. Это что за работник. Ни за ребенком посмотреть, ни по хозяйству помочь. Давеча я тебе выволочку за селедку устроила, сейчас еще больше попадет. Марш спать в сени. Еды никакой не получишь.
(Хозяева уходят, Ванька плачет, появляются подмастерья).
Первый подмастерье: Эй, мученик, очухался?
Второй подмастерье: Ну и смех был, как намедни хозяйка его селедкой отходила.
Первый подмастерье: Голова болит что-то. Слышь, сходи в кабак за водкой.
Ванька: Да меня погонят из трактира.
Первый подмастерье: Нас заметят, что мы ушли, а тебя не видно.
Ванька: Мне и так из-за вас всегда попадает.
Второй подмастерье: Иди, кому говорят. Держи деньги.
Первый подмастерье: А то скажем, что огурцы из кладовой воруешь.
(Ванька и подмастерья уходят. Базар. Звучит песня “Разлука ты разлука”. Появляются Шарманщик, сидельцы, горожане, цыгане, воры, трактирщик и Ванька).
Первый сиделец: Кушайте, питайтесь, В тоску не ударяйтесь.
Второй сиделец: Духи, помада, мыло, Все для сердца мило.
Третий сиделец: Покупай, разбирай, Румяный, пышный каравай.
Трактирщик: Медовый квас. Самый раз. Есть баварский со льдом. Даром денег не берем. У кого в кармане грош да прореха, тому не до смеха. У кого денег завались, Заходи, веселись. (Вор крадет булку и деньги)
Первый сиделец: Украли, держите!
Горожанин: Вора держите!
Второй сиделец: Нет от них никакого покоя.
Первый сиделец: Держите, держите!
Трактирщик: (Ивану) А ты куда? Не ты ли вор? Смотрите, у него и деньги в руках.
Первый сиделец: Да. И денег у меня меньше стало. А ну-ка, отдавай мои деньги.
Ванька: Не крал я. Меня за водкой послали. Не крал я.
Первый сиделец: Врет, врет.
Купец: Это не этот парень тут околачивался. Я видел. Тот мордастый был.
Первый сиделец: А деньги-то мои. Сиделец. Так у тебя деньги или товар пропал?
Ванька: Не крал я. Это мои деньги.
Горожанин: Родителям надо сказать. Они тебя выпорют.
Трактирщик: Откуда у тебя деньги? Чей ты?
Ванька: Нет у меня родителей. Маменька три месяца назад померла. А я у сапожника Аляхина живу в работниках.
Трактирщик: Знаю Аляхина. Вчера вечером был здесь. Что сам-то в трактир прийти не может?
Ванька: Не сказывайте ему.
Первый сиделец: Я же говорил, что он деньги украл.
Цыганка: Чего на ребенка набросились? Дитя безответное, а вы и рады.
Другая цыганка: Видите, напугали до смерти.
Первый сиделец: Видно ведь, что не вор.
Ванька: А деньги? У меня цыганки деньги украли.
Трактирщик: У-у, теперь ищи ветра в поле.
Ванька: Тетенька, не сказывайте хозяину, а то зашибет.
Второй сиделец: Видно, не сладко тебе живется.
Третий сиделец: А кому сейчас сладко?
Первый сиделец: Что, совсем сирота?
Ванька: Нет, дед у меня в деревне есть. Как маменька померла, меня сюда отправили.
Третий сиделец: С дедом-то видишься?
Ванька: Нет. Он даже не знает, как я тут в городе живу.
Второй сиделец: Так ты ему письмо отпиши. Грамоту – то знаешь?
Ванька: Обучен. А как это письмо?
Третий сиделец: Да вот напиши и брось в ящик.
Ванька: А дед-то как отсюда его возьмет?
Второй сиделец: А из ящиков развозятся письма по всей земле на почтовых тройках с пьяными ямщиками.
Третий сиделец: Да вот с колокольцами-то которые. Так вот и получают люди письма.
Ванька: И дед получит?
Второй сиделец: А то как же, напишешь, так и получит.
Третий сиделец: А ты напиши, напиши, голубчик, и в ящик опусти.
(Базар расходится. В доме у Аляхина.)
Хозяйка: Ванька, мы к заутреней пошли, следи за ребенком.
Подмастерье: Долг вдвойне вернешь.
Хозяйка: Поторапливайтесь.
(Уходят. Ванька садится писать письмо)

Первое письмо.
Ванька: “Милый дедушка, Константин Макарович. И пишу Тебе письмо. Поздравляю вас с рождеством и желаю тебе всего от господа бога. Нету у меня ни отца, ни маменьки, только ты у меня один остался”.
(За прозрачным задником появляются дед с кухарками).
Дед: Табачку нечто нам понюхать?
(Бабы нюхают табак, чихают)
Отдирай, примерзло!

Второе письмо.
Ванька: “А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул. А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку, а я начал с хвоста, а она взяла селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать. Подмастерья надо мной насмехаются, посылают в кабак за водкой и велят красть у хозяев огурцы, а хозяин бьет чем попадя. А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши и к вечеру тоже хлеба. А спать мне велят в сенях, а когда ребятенок ихний плачет, я вовсе не сплю, качаю люльку.
Милый дедушка, а когда у господ будет елка с гостинцами, возьми мне золоченый орех и в зеленый сундучок спрячь. Попроси у барышни Ольги Игнатьевны, скажи, для Ваньки”.
(Сцена светского Рождества. За прозрачным задником появляются дед, Катя, Оля, Пелагея).
Катя: Ванька, ищи меня.
Оля: Аз, буки, веди.
Пелагея: Ванятка-то да вон с ребятишками на катке катается.
Дед: Ванятка, заяц! Держи, держи… Ах, куцый дьявол!
(Как начинается сцена Рождества, Ванька встает и уходит за кулисы. Все герои появляются на сцене).
Катя: Оля, Оля, посмотри, какая у нас елочная гирлянда получилась.
Соня: А я буду цветок делать.
Оля: Это замечательно. Вот я вам фольги принесла. Будем делать золотые орехи. Скоро Макарыч с Иваном елку из леса принесут. Опять у нас веселый праздник будет. Вовочка должен сегодня приехать.
Катя: Папа, папа у меня цветок, у меня цветок.
(В комнату вбегает испуганный отец)
Соня: Какое чудо. Какое чудо.
Отец: Дайте-ка, дайте-ка мне ножницы, я сейчас вам покажу фокус-мокус. Я в детстве тоже все умел делать.
(Что-то старательно вырезает, приговаривая, показывает фокус, но он не удался).
Ножницы тупы.
Мать: Кто взял мои ножницы? Иван Николаевич, опять ты взял мои ножницы?
Отец: Ну вот, даже ножницы не дают.
(Садится читать газету).
Соня: У меня тоже цветок получился.
Все: Боже мой, какая прелесть эти цветы.
Пелагея: Иван с дедом елку принесли.
Мать: Иван Николаевич, распорядитесь.
(Отец уходит с Пелагеей).
Голос: Володя приехал. Володечка приехали.
Все: Володя приехал.
(Появляется Володя в окружении родных. В дверях останавливается Чечевицин).
Мать: Вовочка, радость моя.
Наташа: Вовочка, вы же совсем замерзли.
Девочки: Вовочка, Вовочка.
Мать: А мы тебя еще вчера ждали.
Отец: Дайте-ка мне с сыном поздороваться. Что я, не отец что ли? Вырос. Возмужал. Хорошо доехали? Благополучно?
Вовочка: Да.
(Все обращают внимание на стоявшего у двери мальчика).
Мать: Володенька, это кто?
Володя: Ах! Это, честь имею представить, мой товарищ – Чечевицин, ученик второго класса. Я привез его с собой погостить у нас.
Отец: Извините, я без сюртука, по-домашнему.
Мать: Очень приятно. Милости просим. Наталья, помоги господину Чечевицину раздеться.
Варвара: Чайку пожалуйте. Замерзли с дороги.
Мать: Кушайте, не стесняйтесь.
Отец: У нас попросту.
Катя: Он все время молчит и не улыбается.
Соня: Наверно, он очень умный и ученый человек.
Оля: Вы, господин Чечевицин, давно знакомы с Володей?
Чечевицин: Что?
Отец: Вот и Рождество. А давно ли было лето. И мать плакала, тебя провожая. А ты и приехал… Время идет быстро. Ахнуть не успеешь, как старость придет.
Мать: Господин Чибисов, кушайте, не стесняйтесь.
Володя: А в Калифорнии вместо чаю пьют джин.
Ванька: Барыня, елку в гостиной устанавливать али как?
Отец: Да-да, конечно, в гостиной
(уходит).
Катя: Скорее, скорее, идемте елку украшать.
(девочки уходят. Володя и Чечевицин входят с картой, озираясь)
Чечевицин: Сначала в Пермь… оттуда в Тюмень, потом в Томск… потом.., потом в Камчатку… Отсюда самоеды перевезут на лодках через Берингов пролив… Вот тебе и Америка… Тут много пушных зверей.
Володя: А Калифорния?
Чечевицин: Калифорния ниже. Лишь бы в Америку попасть, а Калифорния не за горами. Добыть же себе пропитание можно охотой и грабежом.
Оля: Володя, можно тебя на минутку?
(Вошли девочки).
Чечевицин: Вы читали Майн Рида?
Катя: Нет, не читала. Послушайте, вы умеете на коньках кататься?
Чечевицин: Когда стадо бизонов бежит через пампасы, то дрожит земля, а в это время мустанги брыкаются и ржут. А также индейцы нападают на поезда. Но хуже всего это москиты и термиты.
Катя: А что это такое?
Чечевицин: Это вроде муравьев, только с крыльями. Очень сильно кусаются. Знаете, кто я?
Катя: Господин Чечевицин.
Чечевицин: Нет. Я Монтигомо Ястребиный коготь, вождь непобедимых.
Соня: А у нас чечевицу вчера готовили.
(Уходят. Входит Ванька).

СПИРИДОНОВА В.В.,
руководитель театра “ЭТЮД”
школа N 15
Пермь

Продолжение читайте в следующем номере

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте