Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Мы все сдаем единый экзамен на государственность

Учительская газета, №34 от 24 августа 2004. Читать номер
Автор:

В Мордовии в этом году единый государственный экзамен проходил третий раз, и отказываться от его проведения республика, судя по всему, не собирается. На фоне громогласных общероссийских дискуссий на тему «Быть или не быть?» такое постоянство не может не вызывать сильного удивления.

Территория ЕГЭ

Знаменитое «Не ждали!» у порога Мордовского госуниверситета, где проходил один из единых экзаменов – экзамен второй, вузовской волны, лично для меня чуть не обернулся банальным: «Не пропустим!». Такой уж тут порядок: чужим на экзамене делать нечего. Пройдя в здание, сразу увидела, как бдительны строгие дежурные на всех этажах. «Не удивляйтесь, – объяснила Раиса Петровна Вакорина, ответственная за организацию эксперимента от Минобразования РМ. – Ведь экзамен не простой, от него судьба ребят зависит, поэтому нужно оградить их от ненужных волнений и отвлечений. В корпус входят только те, кто есть в специально утвержденном списке, а это организаторы, общественные наблюдатели, члены Государственной экзаменационной комиссии. Как ни обижались на нас преподаватели университета, не участвующие в работе, мы им на территорию ЕГЭ проход перекрыли. А организаторов, что от вуза, что от школ, проверяли очень внимательно, чтобы не попали в нашу команду те, у кого поступают дети, родственники, дети знакомые или бывшие ученики, чтобы ни у кого не было соблазна «порадеть родному человечку».

Организаторы – а в каждой аудитории их двое, вузовский преподаватель и школьный учитель – в штабе почти за час до начала экзамена получают последний инструктаж, хоть знают наизусть, что все пакеты, мобильники, пейджеры ребята должны складывать на подоконники и свободные столы, что в медпункт и, простите за прозу, в туалет их должны сопровождать дежурные, что в случае любой чрезвычайной ситуации тут же нужно обращаться в штаб.

Экзаменующиеся заполняют аудитории без сутолоки и суматохи, все знают, куда кому идти. На стенах университетского здания висели списки, на которые я поначалу не обратила внимания, и каждый находил в них номер аудитории и места, которое ему нужно было занять и которые компьютер обозначил утром, прямо перед экзаменом. Ребята рассаживались спокойно – перед каждым на столе ручка, пропуск, паспорт и брошюра, выпущенная централизованно для всех тех, кто сдает ЕГЭ. Шпаргалок не вынимали, потому что бессмысленно, такой уж это экзамен, где можно рассчитывать только на себя.

Бегу туда, где организаторам выдают запечатанные пакеты с экзаменационными заданиями: все как положено, все по списку, никаких лишних пакетов на всякий случай никому не дают. Бегу обратно, вижу, как эти пакеты уже раздают ребятам и вскрывают в аудитории, как инструктируют их. Понять, что положено сделать и как, я не смогла. В отличие от экзаменующихся, потому что их, как выясняется, загодя научили управляться с этими мудреными бланками, все-то они уже давно освоили еще на репетиционных экзаменах. Кстати, потом, дежуря в коридоре, я видела, как многие ребята выходили из аудиторий до конца экзамена – с заданием справились досрочно. За 15 минут до окончания остальных по правилам уже не выпускали из аудиторий, у них на виду запаковывали выполненные задания в специальные пакеты (каждый вид задания – в свой). А потом я видела, как составляли бесконечные акты о сдаче пакетов, как отправляли их в Республиканский центр обработки информации, где работали предметные комиссии, проверявшие часть С, как в центре с помощью самой современной компьютерной техники сканировали выполненные тесты, отправляли информацию по сети в Москву, где должны все проверить, а затем в Центре централизованного тестирования выдают свидетельства и присылают их в Мордовию. Компьютерщики заливались смехом от моих наивных вопросов о том, соблюдается ли секретность, сохраняется ли конфиденциально информация (все на самом деле давно у них отработано до мелочей) и вежливо объясняли мне, информация защищена надежно, что все сделано так, чтобы никто чужой не смог вмешаться в отлаженный процесс. В конце концов я поняла – технология отработана, процесс идет без сбоев и осечек, но при всей важности этого главное не в технологии и организации, а в сущностном содержании эксперимента.

Новая цена старых баллов

Из 10 тысяч нынешних выпускников мордовских школ 6000 решили поступать и поступили в высшие учебные заведения, в том числе зачисляющие по результатам сдачи ЕГЭ. Как вузы относятся к ЕГЭшникам? Сложно, хотя ректоры трех мордовских вузов – университета, кооперативного и педагогического институтов ретроградами не слывут, они с самого начала поддержали эксперимент, и без их поддержки навряд ли он продвигался бы в республике столь масштабно. Масштабность в том, что в отличие от некоторых регионов, весьма гордо рапортующих о своих удачах на основе сдачи одного – максимум двух экзаменов в ходе эксперимента по ЕГЭ, в Мордовии дело дошло до сдачи шести по самым разным предметам. По половине специальностей – в МГУ им. Н.Огарева в этом году даже не стали создавать предметные комиссии – так вуз доверяет результатам сдачи ЕГЭ. Не случайно в этом году в университет потянулись абитуриенты из сопредельных областей – Ульяновской, Тамбовской, Пензенской и других. Во-первых, это весьма престижный и уважаемый федеральный вуз, во-вторых, уж очень привлекательна для некоторых продвинутых молодых людей идея сдачи вступительных экзаменов в режиме ЕГЭ. И это несмотря на то, что изначально МГУ установил, например, высокий – 91 – проходной балл на экономический факультет. Кстати, конкурс даже при таком проходном балле колоссальный, и возникает резонный вопрос о том, можно ли по результатам ЕГЭ вести более справедливый прием, чем после сдачи традиционных вступительных экзаменов? Почему именно справедливый? Потому что это главный лозунг эксперимента, потому что Мордовия хочет дать одни и те же права всем выпускникам, создать одни и те же возможности для городских и сельских школьников. Они и сегодня уже есть, но потрудиться над созданием еще большего равенства придется немало.

Откуда берутся справедливость и равенство? Дело в том, что 100-балльная система позволяет учесть разницу в знаниях. Если спросить вузы, не участвующие в ЕГЭ, по каким критериям они выбирают лучших из лучших, например, при конкурсе медалистов четыре к одному, ответа не последует, ибо нет сегодня у вузов справедливых и объективных критериев для такого отбора, вот и валят они медалистов часто почем зря. Стобалльная система критерии дает, потому что у пятерок тут может быть разный «балльный вес» и сравнивать их по значимости уже можно довольно объективно. Но возникают подчас некие противоречия и при этой справедливой и точной системе. Например, на инженерную специальность поступает человек, у которого 90 баллов по русскому языку, 55 – по физике и 60 – по математике. Его конкурент имеет 55 баллов по русскому языку, 70 – по физике и 70 – по математике. Кого взять в первую очередь? Если по баллам, то первого, хотя ему место на филфаке. Если по сути – второго, для этого факультет должен иметь возможность как-то его выделить, но пока неизвестно как. Звучат предложения: русский язык засчитывать как «зачет-незачет», тогда будут иметь значение только баллы по физике и математике. Но в принципе университет хотел бы ввести профориентационное собеседование: тогда можно было бы выбрать из множества претендентов того, кто более всего ориентирован на получение данной специальности. Например, жителя сельской местности, который намерен вернуться домой после окончания вуза, кто уже освоил моторы машин и тракторов, кто нацелился на эту, а не на иную специальность. Таких можно будет выбрать, если вуз будет иметь право добавлять баллы по результатам собеседования. Хорошее предложение, нуждающееся в доработке, предложение, которое, вне всякого сомнения, прибавит союзников ЕГЭ в российском ректорском корпусе.

Можно ли двигаться в завтра, цепляясь за вчера?

Экспериментирование предполагает революционное движение и отказ от чего-то старого. Крики «Долой ЕГЭ!», которые мы слышим так часто, появляются потому, что порой эксперимент накладывается на то старое, от чего не хотят отказываться экспериментаторы. Ну, скажем, почему в Мордовии предлагают в условиях эксперимента обязательные экзамены заменить экзаменами по выбору и просить на это разрешение Минобразования РФ? Другой вопрос – зачем нужно сохранять старую систему сдачи выпускных и вступительных экзаменов на фоне эксперимента, если есть возможность провести сдачу ЕГЭ по всем обязательным экзаменационным предметам и предметам по выбору? Неопределенность с широким внедрением ЕГЭ как раз и возникает из-за того, что в регионах ухитряются экспериментировать по чуть-чуть, в целом сохраняя старую систему. Третья проблема – кто сказал, что ЕГЭ нужно сдавать только во время школьных выпускных экзаменов? Почему бы не открыть в регионе два-три экзаменационных центра, которые бы полтора-два месяца в апреле-мае принимали экзамены по всем предметам, как это предлагает сделать Мордовия? Во-первых, у детей появилась бы возможность маневра – сдают то, к чему в данный момент лучше готовы, уходя от стрессов и лишних волнений. Во-вторых, была бы решена одна весьма существенная организационная проблема. Сегодня даже при невсеобщем охвате выпускников школ экзаменами по всем предметам Мордовии потребовалось колоссальное количество организаторов – учителей и педагогов, – 2500 человек, причем самых лучших. Каков у них статус на ЕГЭ? Никакой, работа, можно считать, почти общественная, никто не может их наказать, объявить выговор. Если будут открыты постоянные центры-пункты сдачи ЕГЭ, количество организаторов уменьшится в десять с лишним раз, все они будут штатными работниками, с которых можно будет спросить, которым нужно будет платить зарплату, но расходы на центры будут существенно меньше нынешних. Эти и другие предложения выработаны в республике. Понятно, что революционные решения, подобно мордовским, принимать трудно, но необходимо. Цена высока – возможность получить качественное образование для сельских жителей. Хотя ЕГЭ – не единственный рычаг для повышения качества, с его помощью можно только измерить результат обучения, чтобы потом делать прогнозы, какие-то выводы для самих себя. Чтобы реально улучшить качество, нужно менять те факторы, которые влияют на это качество, улучшая оснащенность школ, подготовленность учителей, повышая зарплату работников образования и так далее.

Счастье, когда тебя принимают

Мне повезло встретиться с ребятами, которые успешно сдали ЕГЭ в первой школьной волне и были сразу приняты в вузы. Выпускники сельских школ сумели сделать то, что раньше было бы невозможным.

Статфакт

Ц В ходе эксперимента по ЕГЭ на всех экзаменах по шести предметам было сдано 18893 человеко-экзамена; по два и более экзаменов в рамках эксперимента сдавали 1765 человек.

Ц В вузы республики по результатам сдачи ЕГЭ поступили 1749 человек.

Ц В вузы других регионов – 121 человек.

Ц 489 медалистов Мордовии стали студентами, набрав высокие баллы по единому госэкзамену.

Петр Липасов стал студентом медицинского факультета МГУ, Евгений Чирочкин поступил в Педагогический институт, Ольга Скокина – в Кооперативный институт – она мечтает стать финансистом. Дубенский и Ковылкинский районы могут гордиться своими питомцами. Так же, как саранская гимназия № 12 выпускницей Еленой Колобовой, со своими 85 баллами по математике принятой в престижную Финансовую академию при Правительстве РФ. Петр и Елена – учительские дети, это обстоятельство очень помогло им, потому что обычно педагоги забывают о своих детях, заботясь о других. А тут, строя систему для своих питомцев, мамы сумели по уму выстроить процесс подготовки к экзаменам и своих детей. Самое главное, что репетиторов не было ни у кого из новоявленных студентов, у них были просто очень хорошие учителя, у них были районные очно-заочные школы, в которых математике, физике и информатике учили педагоги мордовских вузов. Оказывается, можно обходиться и без репетиторов, чтобы поступить в тот вуз, в какой хочешь. Мамы-учительницы уже знают, что в учебную программу нужно включать задания, по сложности равные тестовому заданию С, чтобы задавать высокую планку подготовки. А еще они бы хотели, чтобы школьные психологи поработали по специальной программе подготовки школьников к ЕГЭ, тогда не будет никаких страхов перед грядущим испытанием ни у детей, ни у родителей.

Судьба ЕГЭ в России будет решена нынешней осенью. На представительном всероссийском совещании подведут итоги трехлетнего эксперимента, взвесят все «за» и «против». Противников будет много, потому что введение ЕГЭ требует значительных сил, дополнительной работы для всей системы образования. Возможно, как говорит министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко, ЕГЭ останется одним из возможных вариантов сдачи выпускных и вступительных экзаменов, возможно, кто-то будет настаивать на его отмене и возвращении к традиционным формам экзаменов. Из Москвы все видится не так, как в регионе. Конечно, не могу советовать, но на месте министра я бы побывала в Мордовии, тогда многое ему бы стало понятно не на уровне дискуссий, а на уровне успешного практического дела. Я не знаю, какое решение примут совещание, министерство. Вот только не сомневаюсь, что «хлебнувшая ЕГЭ» по-настоящему, не для дяди, не для отчета, а для себя, для своих учеников, школ и вузов Республика Мордовия от намеченных планов не откажется, накопленный опыт не отбросит, а трансформирует в сложную и многотрудную работу по повышению качества обучения. Потому что сегодня нет ничего более важного для всех нас, для будущего страны. Вот таким всеобщим экзаменом на государственность может стать обычный школьно-вузовский экзамен, если подходить к нему по-государственному.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту