Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Мы разные, но мы есть. Общество готово занять иную позицию по отношению к особым людям

Учительская газета, №36 от 8 сентября 2015. Читать номер
Автор:

Детский сад №83 Фрунзенского района Санкт-Петербурга в этом году стал победителем II Всероссийского конкурса «Инклюзивная школа России-2015» в номинации «Лучший детский сад, реализующий инклюзивную практику». Это признание является важным для коллектива, потому что несколько лет педагогам во многом приходилось идти своим путем, разрабатывая оригинальные авторские программы. То, что их наработки заслужили высокую оценку и стали востребованными в педагогической среде, заведующая детским садом №83 Татьяна ЮРЧЕНКО считает настоящим достижением. Но еще больше ее радует, что избранное направление позволило сформировать сильную команду, частью которой стали и родители.

– Татьяна Ивановна, как долго ваш детский сад работает с детьми с ОВЗ?- У нас в этом направлении еще небольшой опыт – 3 года. Сейчас в нашем учреждении существует 10 групп инклюзивной направленности, где происходит совместное обучение типично развивающихся детей и детей с ОВЗ. Диагнозы у ребят разные: есть дети с умственной отсталостью легкой степени, есть тяжелые нарушения, есть дети с ЗПР, с аутизмом и т. д.- Переход к подобной модели было трудно осуществить или коллектив был давно готов?- Я сама уже давно думала о реализации программы инклюзивной направленности, причем еще будучи студенткой Института специальной педагогики и психологии им. Рауля Валленберга. У меня была идея создать для взрослых людей санаторий, где на первом этаже размещались бы инвалиды, а на втором этаже – люди, которым просто требуется лечение или оздоровление. К тому времени, когда родилась эта идея, у меня уже был опыт работы в качестве специального психолога в детском саду с детьми с ЗПР. Я долго думала над тем, что может повысить эффективность работы коррекционной системы дошкольного образования. Возникло предположение, что система не всегда эффективна, когда подобный сосуществует с подобным. Ведь, по сути, детям не к чему стремиться. К примеру, если есть группа с тяжелейшими нарушениями речи, то никто в этой группе, кроме воспитателя, не читает стихотворение правильно. На мой взгляд, дети должны слышать нормальную речь не только от старших, но и от сверстников.Еще одним фактором обращения к теме инклюзивного образования стало стремление повысить конкурентоспособность детского сада. Времена меняются, и я считаю, что каждому образовательному учреждению необходимо иметь свое лицо и занимать определенное место в рейтинге. Нужно заметить, что изначально я мечтала создать частный детский сад. Видимо, моя активная позиция сыграла свою роль, и мне предложили руководство государственным детским садом. Согласившись на эту должность, я прежде всего занялась формированием команды, а затем постаралась использовать тот мозговой потенциал, который у нас был. С 2012 года детский сад работал в режиме опытно-экспериментальной площадки по теме «Развитие социальных представлений дошкольников в условиях инклюзивного образования». Причем буквально через год после начала нашей работы на государственном уровне были приняты нормативно-правовые акты, которые, собственно, и подтвердили, что направление, взятое нами, правильное. Конечно, нормативная база несколько запаздывает, но при этом есть шанс выстроить все самим и представить ту модель, которая будет работать.- Татьяна Ивановна, каким образом сформировалась модель образовательного учреждения, работающего по программе инклюзивного обучения?- Конечно, не в одночасье. Примерная структура, наверное, всегда присутствовала в голове. Мы пробовали различные модели сопровождения детей с ОВЗ. Понятно было одно: каждый ребенок уникален и, несмотря на одинаковые диагнозы, подход и приемы работы должны быть индивидуальными. Из этого следует логический вывод: нужно подстраиваться под детей. Недаром этого требует и сегодняшняя концепция дошкольного образования. Сегодня мы не учим ребенка, а создаем условия, чтобы он развивался сам.- В вашем детском саду гарантирован индивидуальный подход к каждому ребенку с ОВЗ?- Безусловно, для каждого ребенка пишется программа, и помимо того что они получают коррекционную помощь от каждого специалиста – психолога, логопеда, специалиста по адаптивной физкультуре, учителя-дефектолога, – они также находятся на общих занятиях вместе с обычными детьми. Например, группа проходит состав числа 3, и воспитателю нужно подготовить занятие так, чтобы обычные дети взяли свой уровень, а дети с ОВЗ –  свой. Да, это двойная нагрузка на воспитателя, но это предусмотрено нашей программой.- А как родительское сообщество восприняло инклюзивную направленность?- Вы знаете, мы гордимся нашими родителями. В первый год, когда мы начинали эксперимент, о том, что у нас будут такие дети, родители узнали достаточно поздно. Мы тогда набирали 3 группы яслей, то есть у нас было 75 семей. Я собрала всех родителей и на собрании сказала, что решение принято и те семьи, что не согласны, могут обратиться в отдел образования, и им будут предоставлены места в другом образовательном учреждении. От нас не ушла ни одна семья. Хотя страх перед неизвестностью, конечно, был. Но это нормально.Сегодня все наши родители общаются на равных. У нас, например, серьезная организация субботников, и на них выходят все родители, причем с детьми, и нет никакого разделения на обычных и особых детей и родителей. Да и вообще у нас нет отдельных групп родителей, мы единое целое. Ни один родитель не отличается от другого, все вместе мы делаем общее дело.- Опыт вашей работы показывает: присутствие детей с ОВЗ меняет обычных детей?- Мне кажется, это нужно увидеть. Конечно, когда выступаешь с докладом, люди реагируют на цифры, диаграммы и т. д., но мы любим проводить открытые занятия, когда можно показать самих детей, чтобы можно было увидеть их взаимодействие. Поверьте, это сильнее всяких графиков перестраивает сознание.На самом деле все это затевалось и продолжается не только для детей с ОВЗ, но и для обычных детей. Они вырастут и станут чьими-то работодателями, соседями и будут нормально относиться к тому, что есть «другой». Ведь с таким «другим» они были в детском саду, учились в школе… Мы все разные, но мы есть.Кроме того, те положительные эмоции, которые, например, получаешь от детей с синдромом Дауна, не каждый здоровый ребенок может дать. Там чистота, искренность… Все наши дети тянутся друг к другу, у нас никто не назначает дежурных, все готовы помочь друг другу. Знаете, нужно видеть, когда ребенок, который сидит в коляске, держит для всех остальных дверь, чтобы они могли выйти на прогулку, а потом все дружно кричат, что его нужно забрать, чтобы он гулял со всеми.- Но вы согласны с тем, что кардинальная смена отношения к людям с ОВЗ произойдет не сразу?- Вы знаете, когда мы начинали, мне говорили: «Будь готова к тому, что можешь потерять 75 процентов коллектива». Я всегда говорю людям: не нужно себя обманывать. Конечно, мы проводим тестирование, по которому можно определить отношение, но ведь есть вещи на уровне глубинного сознания, которые нельзя изменить. Все время себя гасить не получится, это все равно закончится взрывом. И потом дети все чувствуют. Поэтому в таком детском саду могут работать люди, которые искренне относятся к таким детям. Заставить себя работать здесь невозможно.Но в целом мне кажется, что общество готово занять другую позицию по отношению к особым людям. Тем более молодежь. У них уже иной взгляд на эти вещи, и немалую роль в этом играет то, что молодые люди сейчас много ездят по миру и видят, как там живут люди с особыми потребностями. – Исходя из итогов приема в ваш детский сад, есть тенденция к увеличению детей с ОВЗ?- Если говорить о детях с синдромом Дауна, то уже научно доказано, что их рождается ровно 1 процент от детской популяции. Что касается в целом детей с ОВЗ, то рождаемость растет и, следовательно, растет их общее число. Сейчас медицина научилась выхаживать младенцев с недостаточной массой тела, и, как вы понимаете, это не может не отражаться на развитии и здоровье ребенка.- Опыт вашего образовательного учреждения используется коллегами из других детских садов?- Конечно, на нашей базе проводится много семинаров, в том числе общероссийского уровня. Мы тесно сотрудничаем с Санкт-Петербургской академией постдипломного педагогического образования. Нашими инновационными разработками пользуются многие образовательные учреждения района и города. В перспективе у нас есть задумка организовать фестиваль инклюзивных коллективов, на котором можно будет обмениваться наработками не только с российскими, но и с зарубежными коллегами.ЦифраВ детском саду №83 сейчас 193 ребенка, в том числе 63 с ОВЗ (47 детей с тяжелыми нарушениями речи, 16 – с интеллектуальной недостаточностью). Санкт-Петербург


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту