search
Топ 10

Мы даем советы ведрами, а принимаем их каплями.

ОЛДЖЕР

Советы психолога

Градус упрямства

Окончание. Начало см. в NN 9,12 с.г.

все же самая распространенная причина упрямства – это, как мы уже писали, реакция на излишний прессинг, на подавление воли.

Многократно сталкиваясь с проявлением упрямства у наших пациентов, мы пришли к выводу, что оно никогда не бывает патологической доминантой, а лишь следствием, лишь производным симптомом. Поэтому и работать с ним отдельно стоит лишь иногда. Вот несколько этюдов.

1. Хозяин привел собаку на собачью выставку, где нужно было сделать… (перечислить, что именно), но она наотрез отказалась от участия, хотя согласилась остаться в качестве зрителя. Каково же было ее огорчение, когда она увидела, какими медалями и призами наградили собак-победителей! (Показать). А потом и всем остальным участникам выставки вручили разные чудесные подарки… (Перечислить как можно больше любимых ребенком вещей).

2. Однажды, когда хозяин и собака были на прогулке, им нужно было перейти улицу. Хозяин велел собаке стоять смирно, дожидаясь зеленого света, но собака заупрямилась и пошла на красный. В результате она чуть не попала под машину, а хозяина оштрафовали. Это как раз были все те деньги, на которые он собирался купить собаке… (мороженое, банан, шоколадку и т.п.).

3. Хозяин, доведенный до отчаяния, решил сказать своей собаке, что его заколдовала злая ведьма и что он теперь тоже на любую ее просьбу будет отвечать отказом. (Придумать как можно больше курьезных ситуаций). Собаке пришлось хорошенько призадуматься…

В целом же психоэлевацию упрямства можно представить следующим образом: устранив или сгладив причины, порождающие этот недостаток, надо параллельно стремиться перевести его на качественно новый уровень, возвысить до достоинства. Пользуясь уже закрепившейся в характере ребенка привычкой противодействовать, “упираться рогом”, постарайтесь направить эту привычку в иное русло. Пусть сопротивляется неблагоприятным обстоятельствам, пусть противостоит неудачам, пусть преодолевает преграды… Иными словами, упрямство можно элевировать, превратив в упорство.

А упорство, согласитесь, не такая уж плохая черта!

Ирина МЕДВЕДЕВА,

Татьяна ШИШОВА

Советы родителей

Как научить ребенка читать и писать

то на самом деле учит ребенка читать и писать? В основном ведь родители, так как многие дети приходят в школу, уже умея читать хотя бы по слогам и писать хотя бы печатными буквами. Многие дети, плохо читающие и плохо пишущие до седьмого, а то и до одиннадцатого класса, – это плоды неверного ответа родителей на вопрос: “Зачем?” Мол, школа и так научит. А тут еще возникло странное суеверие: до школы детей учить читать и писать, а тем более считать, просто вредно, так как на уроках им будет нечего делать и это, представьте, разовьет у них лень.

Факт, однако, состоит в том, и родителям стоит держать в уме, что школа не будет заниматься подтягиванием вашего не умеющего читать ребенка.

Поэтому переходим к вопросу “как”. Я обучил читать и писать пятерых своих детей и нескольких чужих и прочитал несметное множество книг, как это делать. Ни одна из которых мне не помогла! Поэтому я сторонник того, что хорошо идет. Итак.

Перед всяким родителем (или бабушкой с дедушкой), взявшим на себя нелегкий труд научить ребенка читать и писать, возникают с логической неизбежностью определенные вопросы. Чем точнее будет ваш ответ, тем быстрее, легче, безболезненнее будет процесс обучения.

Вопрос первый. С чего начать – с чтения или с письма? Раньше я пытался учить сначала только чтению. Давал книгу в руки и говорил: “Вот смотри, это А. Звук а-а-а”. Ребенок и смотрел… Потом я стал сначала учить писать (печатными буквами). Это стало получаться гораздо лучше. В конце концов я пришел к следующему.

Первый период обучения чтению-письму должен быть обьединенным. Вы занимаетесь как бы не чтением и не письмом, но пропедевтикой (предварительной проработкой тех проблем, которые дальше вам встретятся). В этот период вы не даете ребенку никакого текста. Ваши учебные материалы таковы: разрезная азбука, которой можно воспользоваться по-разному, и об этом я еще скажу чуть ниже, ваша собственная тетрадка со словами, которые читаете вы, цветные карандаши или фломастеры и бумага.

Начинать учить читать-писать надо с устных упражнений. Вы говорите: “Есть буква “а” и есть буква “у”. Дети пошли гулять в лес. Мальчик и девочка потерялись. Мальчик закричал: “А!” Девочка закричала: “У!” Что у них получилось вместе?” Раньше под влиянием разных ученых книг я делал резкое различие между буквами и звуками. Дорогие родители, поверьте, ребенку такое различие недоступно. Говорите всегда: “Буква “А”. И он будет вас понимать.

На первом этапе, о котором идет речь, малыш постепенно в игровой форме осваивает начертание букв. Многие дети быстро выучивают почти все буквы. Для них это просто игрушки. С буквами можно, наверно, просто играть. Букву “Д” посадим на диван. Букву “С” – на стол. Букву “Л” – на лампу… Ребенок придумает лучшую игру. Буквы можно делать и из проволочек.

“Разрезную” азбуку я не разрезаю. Пусть себе висит на стенке. По ней малыш учится писать, совершая такую работу. Слово “Галя” начинается на “г”, а как это пишется? Нахожу гнома на азбуке, а рядом с ним буква “Г”. Не скажу, что для ребенка это очень просто. Проще, конечно, спросить. Но писать ребенку научиться на самом деле так сильно хочется, а родители так заняты…

Или вот: вы рисуете дом, а рядом – некоторые буквы. “Что это?” – “Дом”. – “А из каких букв состоит дом? Проведи-ка к ним от дома стрелочки”. Это упражнение нужно повторить с разными картинками не менее 30-40 раз. Очень бы упростила дело тетрадка с такими упражнениями. К сожалению, на книжном рынке среди изобилия учебной продукции для малышей я не нашел ничего подходящего. Вот и приходится рисовать упражнения самим. Важно помнить – слова должны состоять не более чем из трех-четырех букв. Да и вообще начинать читать нужно с текстов с очень короткими словами. Почему это упражнение важное? Потому что одна из главных проблем в обучении чтению – это соединение букв-звуков в единство, в слово. На этой проблеме необходимо остановиться. Предположим, ребенок запомнил, как писать буквы, как они выглядят, как “звучат”. Он берет слово и читает в нем все его буквы: “л”, “е”, “т”, “и”, “т”. Но он не видит за этими буквами слова. Он их не может соединить.

Главная задача этого этапа – научить ребенка соединять звуки-буквы в слово. Чтобы обьяснить, как это, с моей точки зрения, должно происходить, придется немного углубиться в фонетику. Традиционно считается, что, например, в слове “полет” букве “е” соответствует звук “о”, а буква “л” произносится мягко. Как бы “ль-о”. И вот если научить ребенка говорить “л” мягко перед “е”, а вместо “е” говорить тогда “о”, то проблема соединения букв в целое решается. Для этого используется “домик” или то начало традиционного школьного букваря, которое всех родителей вводит в состояние ступора.

Родители почти никогда не учат детей так. Я когда-то учил так своего старшего, но потом отказался от этого метода. Внимательно вслушиваясь в то, как мы произносим слова, я начал сомневаться и в том, что верна сама теоретическая основа этого метода. Вот послушайте: “Полет”. Разве там есть какое-то “о”? Буква “е” произносится явно как нечто особое, как особый звук. Он совсем не похож на “о”. Когда ребенку это начинаешь внушать, он сначала не верит. На самом деле этот звук похож на сильно слитый дифтонг “и-о”.

Итак, я сначала учу ребенка соединять звуки-буквы “л” и “и”, “б” и “и”, “м” и “и”. Звук-буква “и”, я полагаю, играет особую роль. После произношения этой буквы язык сам просится сказать что-то “мягкое”. А что такое “мягкая” “л”? Это обычная “л”, но только голосовой аппарат занял удобное положение для произнесения звука-буквы “и”. Ведь мы имеем дело с непрерывным речевым потоком. Мы произносим звуки быстро, поэтому произношение того или иного звука зависит от тех звуков-букв, которые стоят после него. Попросите ребенка сказать скороговоркой “л” и “и”, и само собой скажется “ли” с мягким “л”.

Итак, разучивая затем звуки-буквы “е”, “ю”, “е” и пр., ребенок воспринимает их как “ио”, “иу”, “иэ”, где “и” произносится коротко (как “и краткое”, не как “йот”). И далее, читая, например, слово “полет”, он произносит что-то вроде “полиот”, при этом “л” произносится мягко сама собой, как она вообще всегда – он это уже усвоил – произносится перед “и”, то есть мягко. А переход от “полиота” к обычному “полету” трудностей не представит.

Обучение чтению – это прежде всего описанный вот так общими мазками этот первый словарно-букварный период. Я не даю ребенку заданий по книге до тех пор, пока не убеждаюсь, что первый контакт с текстом окажется эффективным. Зато потом уж сразу – настоящая книга. Почему-то у нас это “Цыпленок” Маршака. И если вы все делали правильно на первом этапе, то ваш ребенок сразу эту книгу прочтет. В дальнейшем вам предстоит еще много работы. Нельзя успокоиться и бросить заниматься – сразу же, буквально через несколько дней, все достигнутое пойдет прахом. Нужно срочно набирать технику чтения и письма. Но главное уже есть. И не бойтесь, что вы поступаете неправильно, раз вам не понадобился букварь (он еще в школе с этой книжечкой столкнется). Лучшие тексты для второго периода, периода набора техники чтения и письма, – это Лев Толстой (из его “Азбуки”) и Бианки. Для развития навыков письма – прописи и дальше – переписывание тех же текстов. Лучшее время для начала обучения чтению – это четыре с половиной года.

Евгений БЕЛЯКОВ

Жили-были старик со старухой…

Кажется, мне было тогда три или четыре с половиной? Взрослые спрашивали: “Сколько тебе лет?”, и я гордо заявляла: “С половиной!” Мне очень нравилась эта “половина”, она придавала весомость.

Мы жили в маленькой деревне. По соседству с девочкой Таней. У ее родителей были корова, большая печка с лежанкой, кот и бабушка. А у нас этого всего не было – мои родители работали врачами и приехали в эту деревню после института.

Нам дали в колхозе дом и огромный огород, чтобы можно было сажать картошку, огурцы и капусту. Каждый год папа просил тракториста дядю Петра вспахать нам огород. Капуста и огурцы росли у нас почему-то плохо.

Летом меня отправляли гулять во двор со словами:

– Иди пособирай гусениц с грядок.

Гусениц я ужасно боялась, а в огороде за баней нужно было пробираться через крапиву, выраставшую выше меня, и поэтому даже в жару мне приходилось надевать штаны и свитер с длинными рукавами, чтобы не обжечься.

Мама и папа все время проводили в больнице. Даже по ночам за ними часто приезжала “скорая”, и я привыкла, что меня отводили к соседям, у которых я спала на печке вместе с Таней и кошкой. Когда меня спрашивали, кем я хочу стать, когда вырасту, я отвечала, что врачом не буду никогда, чтобы не оставлять свою маленькую дочь одну.

По соседству детей больше не было, и моей единственной подружкой была Таня. Во что мы играли? Мы играли в старика и старуху. Я всегда была старик. А еще – в деда с бабкой, и я всегда была дед. Почему мы так играли? Потому что все сказки начинались: “Жили-были старик со старухой” или “Жили-были дед да баба, и была у них курочка ряба”.

Один раз, самый-самый первый раз в своей жизни, мы обиделись друг на друга и были совсем одни в доме, и некому было нас помирить. Мы растерялись и молча смотрели друг на друга. И тогда Таня почему-то сказала: “Ну что, дед?” А я ответила: “Ничего, бабка!” – и улыбнулась, что так просто можно помириться. И мы помирились.

Потом, когда кто-нибудь немножко обижался, вспоминали нашу игру, которую мы называли нашей маленькой тайной, и ни один взрослый не должен был знать о ней…

Однажды Таня сказала:

– Давай расскажем твоей маме про нашу игру.

Но ведь это была тайна, и ее нельзя было рассказывать взрослым! Мы долго думали и решили все-таки довериться. Подошли, и Таня сказала:

– Мы хотим рассказать тайну, почему не ссоримся.

Таня повернулась ко мне:

– Ну, дед! -и посмотрела вопросительно.

Я стояла молча.

Мама, конечно, ничего не поняла, а тайна рассыпалась. Наверное, тогда я уже выросла и повзрослела. Настолько, что своего детства постеснялась! Сколько же мне тогда было – пять или пять с половиной?..

…Смотрю в окно. Холодный день на исходе. Оголенные деревья. Ни листьев нет, ни снега. Ни холода нет, ни тепла. Почему-то вдруг выплыло это воспоминание из детства? Когда мы были мудрее и умели друг друга беречь?

Лариса ПИСАРЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте