search
main
Топ 10
Учителя Ульяновской области отметили избыточность конкурсов и тотальную отчетность Абсолютным победителем конкурса педагогического мастерства стал учитель из Северной Осетии Школа без оценок: московские выпускники остались без отметок и проверочных работ Власти Владивостока продлили свободное посещение школ из-за снежного циклона Какие олимпиады могут помочь при поступлении в вуз в 2023 году С января 2023 года школы обязаны будут использовать систему «Моя школа» День придумывания новых слов, который отмечают 28 ноября, имеет глубокие корни 70% школьников боятся писать итоговое сочинение из-за нововведений Минобрнауки Калужской области: в регионе апробация ФГИС «Моя школа» прошла успешно В подмосковных школах стартуют региональные диагностические работы Минпросвещения обнародовало, где и когда будут проходить финалы Всероссийской олимпиады школьников Шестиклассница из Северной Осетии победила во всероссийском конкурсе В школьных уроках появятся видеоматериалы Единые программы по истории подготовят для российских школьников Стало известно, кто будет исполнять обязанности ректора РГУ имени Есенина В Ульяновске одну из улиц назовут в честь народного учителя Латышева Тверская область приняла эстафету Великой Северной экспедиции Подготовлен проект приказа об изменении порядка реализации сетевых образовательных программ Все ВПР не планируют переводить в компьютерный формат С января в Подмосковье начинается прием заявок на участие в программе «Земский учитель»
0

Мужским изменам я уделяю большое внимание. Наталья ТОЛСТАЯ

Наталья ТОЛСТАЯ – постоянная участница телевизионных ток-шоу и радиопрограмм, где она выступает в качестве эксперта по психологии и психотерапии брака и семейных отношений. Она кандидат медицинских наук, член Международной психотерапевтической лиги. Эта красивая и обаятельная женщина также широко известна как талантливый журналист и писатель. В своих книгах она отвечает на животрепещущие вопросы, касающиеся любовных отношений, – как любить, быть любимой и остаться собой. Она разбирает многие жизненные ситуации и предлагает варианты их решения, приводит случаи из собственной практики и описывает основные ошибки, с которыми сталкивается каждый из нас. Ее советам следует весь столичный бомонд – бизнесмены, актеры, звезды эстрады, политики и спортсмены.

О себе Наталья говорит так:

«Я максималистка, и мне это не мешает.

Я такая, какая есть, и стараюсь

не прогибаться под обстоятельства,

а самой менять жизнь вокруг себя».

Для читателей «Образовательного права» она дала свое эксклюзивное интервью.

– Наталья Владимировна, откуда в ваших книгах, статьях и выступлениях такая психологическая и жизненная глубина? Это ваш природный дар или нечто иное?

– Наверное, это прежде всего результат образования, а мне с ним повезло. Я училась в Ростовском государственном медицинском университете (по специальности «педиатрия»), затем у меня была ординатура по офтальмологии и микрохирургии глаза, а потом в Москве я заканчивала еще Высшие курсы психоанализа и сексологии. Кроме того, меня всегда интересовала художественная литература. Я люблю классику. Сейчас читаю Бунина – «Освобождение Толстого». Люблю Борхеса. Люблю философов начиная с греков – Аристотеля и до Шопенгауэра, мне очень интересны мыслители наших дней. Я читаю «всеядно»: от Стругацких и Жванецкого до современных молодых авторов. Не могу никого выделить, никого поругать. Я такой человек: не нравится – закрываю, нравится – читаю и рекомендую другим. Я могла бы стать в медицине кем угодно, но психологию, свой будущий конек, выбрала далеко не сразу, но и не слишком поздно! Видите ли, я из медицинской династии: папа – хирург, мама – акушер-гинеколог, брат – реаниматолог, муж – онколог. Кроме всего прочего, одиннадцать лет я училась в Чешской Академии Информациологии. Оттуда приезжал преподаватель, и два раза в год мне приходилось так плотно заниматься, что заочным это образование даже и не назовешь. С утра до ночи штудировала книги и сдавала устно все «от и до».

– Получается, что вы, как говорится, близки к медицине с самого рождения?

– Я поздний ребенок, моим родителям было 42 года, когда я родилась. У меня особые детские воспоминания. Я выросла на «врачебном борще». Это как раз такой замечательный родительский возраст, когда их никогда не было дома, и меня передавали из рук на руки. Наверное, самым ярким воспоминанием моего детства был звук шин «скорой помощи». Мы жили тогда в шахтерском поселке в 150 километрах от Ростова-на-Дону, в самом низу у реки, и надо было с горы спуститься, чтобы проехать к нашему дому. И вот навсегда запомнился этот звук «скорой», спускающейся с горы, ночью за мамой или за папой всегда приезжала машина.

– Как же все-таки вышло, что вы сначала стали офтальмологом, а потом психологом? Может быть, у вас были две мечты и вы не знали, что выбирать?

– Нет, в детстве передо мной не стоял вопрос, кем я буду. Врачом, и все. Я играла «в больницу» и «лечила» всех подряд: и кукол, и собак. Когда все время пребываешь в больнице, это выходит естественно. Мой папа-врач любил животных и природу. Он очень много ходил со мной по полям, показывал всякие травы и живность. Казалось бы, о чем еще мечтать, как не о медицине? Однако, наверное, где-то в девятом классе я почувствовала, что стать актрисой – это тоже мое призвание. Только я не могла тогда сообразить, как же мне совместить актерство и потомственную медицину? Когда подошло время поступать в институт, мама мне вдруг говорит: «А что если ты подашь заявления сразу в Щукинское театральное и в Ростовский медицинский университет?» Я так и собиралась сделать, но не поступала в Щукинское только потому, что совпали экзамены в оба моих вуза. Вот так мне тогда «повезло»! Но, как говорится, детские мечты, они же самые важные, и когда человек ищет себя, то всегда найдет. Ничто не проходит бесследно, и это мое актерство, оно сопровождало меня всю мою жизнь. У меня была возможность играть в театре, когда я была студенткой. Я отказалась тогда от этой мечты, но верила, что если это мое, оно все равно ко мне придет.

– Зато теперь вы отлично смотритесь как психоаналитик на телеэкране! Как же вы все-таки пришли в психологию, если родители вас на это не нацеливали?

– Мне и самой понять это непросто, но так уж вышло! Я приехала однажды и сказала родителям, что хочу быть офтальмологом. Дома был шок, потому что мама – акушер-гинеколог, сорок лет стажа. Мама занимается частной практикой. Она мне говорит: «Доченька, я тебе все покажу, все, что знаю, я тебе дам надежный кусок хлеба. Из тебя выйдет прекрасный акушер-гинеколог!» Я говорю: «Нет, мама, не надо, я найду себе свой кусок хлеба!» Сказать-то было легко, а добиваться мне нужно было всего самой, потому что к профессии офтальмолога моя семья никакого отношения не имела. Я считаю, что выбрала красивую профессию! Представьте: человек ничего не видит, а через полтора дня ты ему снимаешь повязку, а он – видит. Это же чудо! Мне хотелось созидать. Я «купалась» в этом ощущении полгода, а потом поняла, что нужно очень долго ждать, что мне должно исполниться хотя бы лет пятьдесят, и только тогда я буду стоять у стола и оперировать, а до того я буду носить чай, писать истории болезней, ассистировать… Я осознала, что как врач-психотерапевт смогу делать больше полезного для своих пациентов и в более молодом возрасте. Психологией я интересовалась всегда наряду с философией, религией и нетрадиционной медициной. Я работающий специалист, который позволяет себе писать книги, а не наоборот – писатель, который иногда принимает людей. Я прежде всего доктор. Ведь если бы я не видела положительных результатов своей практической работы, я бы не позволила себе писать книги, да и читатели бы реагировали по-другому. Тиражи моих книг уже проскочили 100 тысяч экземпляров. Значит, моя аудитория – это 100 тысяч женщин, и я писала для каждой из них индивидуально. Я вижу того, кому пишу. Я знаю много случаев, когда удавалось решить проблему и направить вектор мысли в новую сторону.

– Вы решили стать писателем, чтобы писать книги о любви-браке-измене, созвучные вашей работе?

– Не то чтобы я так решила… Я часто хожу на телевидение, бываю в эфире. Вот после одного такого эфира мной заинтересовались, нашли номер телефона, пришли и заказали мне книгу: «Нам нравится, как вы говорите, нравится, как вы мыслите. Нам нужны ваши книги!» С этого начиналось! Так мои книги «Мужские измены. Война и мир» и «Любимая или любовница. Хождение по мукам» уже нашли своего читателя, а третья книга, «Поединок с изменой», вышла из печати. Она демонстрировалась на прошлогодней Книжной ярмарке на ВВЦ.

– Все считают вас прежде всего специалистом по мужским изменам, это очень редкая специальность?

– Не совсем так. Я действительно рассматриваю мужские измены, уделяю им в книгах и в своей практике большое внимание. Но параллельно всегда затрагиваю и различные психологические характеристики, конфликтные ситуации, жуткие «ошибки-оправдалки», разных «драконов», которые могут «заползать» в человека и которых можно и нужно выгонять. У каждого из нас очень много разных личин и масок, и это почти норма.

– О чем будет ваша четвертая книга?

– Следующая книга, которую сейчас я пишу в соавторстве с Семеном Чайкой, будет называться «Диалог в монологах о большой любви и сексе». Я хочу написать о странностях нашего времени, о том, что сейчас немодно сохранять девственность, она «никому не нужна». И тут же одновременно будут раскрыты на примерах все внутренние конфликты. Это моя основная задача – их раскрыть. Как дать себе внутреннее разрешение, чтобы та же потеря девственности не была обыденностью, чтобы она запомнилась, чтобы было что рассказать внучкам. Вот и все. А как с ней, с девственностью, прощаться? Лучше, конечно, по любви, а не просто так!

– Но ведь это отдельная тема?

– Да! Это и есть первая глава в моей будущей книге. Я ее уже пишу.

Наталья ТОЛСТАЯ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте