search
Топ 10
В российском регионе вводят всеобщий карантин для школ – младшие классы отправят на каникулы Закроют ли школы на дистанционное обучение в 2022 году – студентов и учеников Тувы перевели на удаленку Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Москва отказалась от локдауна и длительного дистанционного обучения для школьников и студентов Урок на «удаленке»: полезные советы педагогам от Учителей года России В Госдуме предложили доплачивать учителям за работу в классах, где выявлен ковид Низкий поклон: в Санкт-Петербурге открыли памятник учителям, работавшим в блокаду

Мужики и капуста, или Кто как становится “мешочником”

Он появился в нашем купе с огромными тюками.
– Вот “свезло так свезло”, – мысленно повторила я знаменитую фразу булгаковского Шарика.
Растолкав кое-как свои тюки по всем углам купе, мужчина присел рядом. Снял очки, протер их, и неожиданно для меня на лице его засияли добрые, смеющиеся глаза.
– Потеснил я вас немножко. Вы уж извините. Потерпите до Свердловска. (Тьфу ты, все никак не могу выговорить новое название). Вот набрал для детишек пряжи. Расцветки – залюбуешься! Хорошие костюмчики получатся.
– А сколько детишек у вас? – спросила я.
– Да почти двести, – услышала в ответ. – Вся школа.
Выяснилось, что работает Виктор Иванович заместителем директора в Покровской средней школе Свердловской области.
– Нет, я к учебному процессу никакого отношения не имею, – сразу пресек Виктор Иванович мои вопросы. – Я отвечаю за производство. Какое у школы производство? Большое. Я ведь ветеринар по профессии. В школе разводим кроликов для продажи. Заметьте, племенных кроликов, отборных. Я за пуховыми, к примеру, охотился не один год. Ездил за ними аж во Владимир. Для чего разводим? Продаем. Покупают у нас охотно. Ребятишкам, правда, жалко расставаться с ними. Привыкают, у каждого кролика своя кличка. Потому ни о каком разведении на мясо речи быть не может. Надо понимать детей, щадить их. Спрашиваете, как я в школе оказался? Колхоз развалился, пьянство да воровство теперь там одно… Тяжело… А в школу пригласил директор, мол, что маешься, налаживая тут хозяйство. С детьми я ожил. Завели живность, землю обихаживаем, додумались до своего производства. Жена надоумила, она у меня учительница по профессии, а по призванию вязальщица искусная. Ночами готова сидеть. Купили в школу на заработанные деньги несколько вязальных машин. Мальчишки и то интересуются, модели всякие выдумывают. А о девчатах и говорить нечего – такие мастерицы. Заказы к нам стали поступать. “Обвязываем” детские сады. Вот приеду и сразу повезу партию готовых детских костюмчиков в Нижневартовск. Заказ солидный от гороно. Деньги нам перечисляют на спецсчет школы. Выдаем зарплату детям. Зарабатывают хорошо. А как же! Им надо копить для дальнейшей учебы. Ведь нынче без денег вуз не осилить. Кончилось бесплатное образование. У меня два сына в вузах учатся, а третий “чеснок” сидит в седьмом. Так вот, кроме школьных денег, старший еще и дома “подрабатывал”. Растил свиней на продажу. Конечно, не без моей помощи. Но уход за ними, кормежка, уборка – все сам. Тысяч десять заработал. Второй сын – ботаник – выращивал капусту. Тоже тысяч пять дохода получил…
Я слушала своего соседа по купе, и как-то хорошо, уютно становилось на душе. Приятно было смотреть на толкового хозяина, который не потерялся, не сник в этой жизни. Семья крепкая, хорошая, все в ней по уму. Сыновья получают хорошее образование, самостоятельные парни, чувствуется по всему. А мы все чего-то боимся, недовольны всем, раздражены.
– Да ничего, жизнь везде налаживается, – будто прочитал мои мысли Виктор Иванович. – В наш бывший колхоз пришел новый директор. Чувствуется, крепкий хозяин. Пригласил он как-то меня зайти потолковать. Зашел, угощает, предлагает чай, кофе. Я чувствую, разговор трудным будет. Как бы мне и отказаться, и не обидеть. Наверняка знал, что будет звать на хозяйство ветеринаром. Дошло до этого. Я директору отвечаю, мол, я сам не могу видеть эту разруху, душа болит. Хорошо, что вы подбираете себе коллектив, я бы и рад, но… Простите за вопрос, сколько дадите? Директор помялся, развел руками, дам сначала 500-600 рублей…
– Не серчайте, – ответствую я, – не могу принять ваше предложение, на эти деньги мне детей не выучить. Двум студентам, чтобы приехать за продуктами, на проезд надо каждому по двести.
– Ну и как с директором расстались? Обиделся? – не выдерживает еще одна попутчица. Ольга Петровна, как и я, с интересом слушала рассказ Виктора Ивановича.
– Понял меня. Разошлись по-хорошему. Даже комбикорм выписал для школы, – улыбнулся собеседник.
…За окном бежали усыпанные снегом ели. Промелькнула деревенька.
– Совсем как моя, родная, – оторвался он от окна. – Однако пора мне собираться. Вот-вот подъедем. – И он окинул добрым взглядом свои огромные тюки.
Надежда СЕМЕНОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте