Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Мужчина vs женщина. Конфликты и войны в театральных экспериментах молодых

Учительская газета, №06 от 7 февраля 2017. Читать номер
Автор:

Московское театральное пространство продолжает прирастать новыми именами и новыми театральными площадками. В разгар театрального сезона появились новые спектакли в двух академических «подвалах»: показали спектакль «Фрекен Жюли» «птенцы» Римаса Туминаса – молодые артисты Первой студии Театра им. Е.Вахтангова, а Центральный театр Российской армии презентовал новую экспериментальную площадку «Партизан», и первым ее освоил популярный режиссер Глеб Черепанов с пьесой Аллы Дымовской «Диссидент». «Подвальная жизнь», как часто бывает, оказалась не менее увлекательной и многообещающей, чем жизнь на театральной «поверхности».

Эротические игры в Иванову ночьПервая студия Театра им. Е.Вахтангова обосновалась в уютном особнячке, стилизованном под модерн, на заднем дворе академического здания. Наверху – крохотное фойе, где за чашкой кофе можно изучить фотопортреты молодых актеров. Лица очень интересные, живые, но пока за ними скрывается тайна, свойственная дебютантам. Внизу – тот самый студийный театр «Подвал», с трубами под потолком. Пространство более чем рабочее, безыскусное и призванное открывать загадки, заявленные этажом выше.Скандальная пьеса Августа Стриндберга «Фрекен Жюли» – очередной этап не только для студийцев, но и для ученицы Туминаса, молодого режиссера Гульназ Балпеисовой. Она взялась за пьесу, которая за более чем сто лет нисколько не потеряла своей остроты и скандальности. По-прежнему ее сложно ставить – в ней слишком натуралистично описаны Стриндбергом эротические переживания трех героев, которые по прихоти автора в Иванову ночь оказываются на кухне барского дома и пускаются во все тяжкие. Графская дочка фрекен Жюли соблазняет своего лакея Жана, он особо не сопротивляется, а кухарка Кристина, тоже претендующая на изворотливого слугу, вынуждена стать участником и свидетелем этих эротических игр. Неудивительно, что цензура на тот момент целомудренной Швеции довольно долго запрещала пьесу «Фрекен Жюли» публиковать.Сегодня эротикой на сцене никого не удивишь, поэтому Гульназ Балпеисова сосредоточилась на другом пласте пьесы – на острейшем гендерном поединке, на извечной войне Мужчины и Женщины. Скандинавы с этой темой давно разобрались, уравняли в правах представителей обоих полов и даже отдали приоритет женщине. В нашем патриархальном отечестве проблема, как никогда, остра. На нее в последние годы стала накладываться и еще одна тема Стриндберга – социальное неравенство и попытка снять его животными страстями. Вот такой многослойный пирог попытались «переварить» режиссер и актеры, молодые и во многом еще неискушенные.Если у Стриндберга Жан выбирает между Кристиной, которой уже 30 лет, и обольстительной юной Жюли, да еще и графиней, то в спектакле актеру Павлу Попову (Жан) куда сложнее. И Полина Кузьминская (фрекен Жюли), и Яна Соболевская (Кристина) одинаково юны и хороши собой и, на удивление, одинаково сдержанны. Актер буквально разрывается между двумя прекрасными партнершами по спектаклю, страстно приникая то к одной, то к другой. И постепенно проступает режиссерская мысль – сколько бы ни суетился мужчина, понять и удовлетворить женщину до конца он не может, даже такой энергичный и внешне привлекательный, каким он предстает в исполнении Павла Попова. Не может Жан понять ни инфантильный эротизм Жюли, ни простецкий религиозный фанатизм Кристины. Как дикий зверь, он мечется по крохотному пространству подвальной сцены, натыкается на углы и стены, мутные зеркала, которые еще больше искривляют темные подвальные ниши (художник Елизавета Шикуля). Удивление и какой-то первобытный страх пред двумя женщинами постоянно проявляются на лице Жана.Римас Туминас набрал студийцев, чтобы вывести их на большую сцену своего театра, и с каждой новой премьерой в «Подвале» они приближаются к цели. После «Фрекен Жюли» хочется увидеть «виновников торжества» на академических подмостках, и верится, что они там не затеряются.В клоунском гримеНаверное, есть что-то символичное в том, что при проходе на новую сценическую площадку «Партизан» нужно пройти под старой сценой Центрального театра Российской армии и склонить голову под низкими переборками, словно в почтении перед академической площадкой, на которой до последних дней работал легендарный Владимир Зельдин.Сам подвальный зал «Партизан» довольно вместительный. Как он будет выглядеть в итоге, сказать сложно, сейчас над ним работает команда художников. Судя по эскизам, это будет современное театральное пространство-трансформер, где молодым режиссерам можно будет реализовывать любые экспериментальные задумки. Еще до окончания преобразований площадки ее стали творчески осваивать, выпустив первую премьеру – «Диссидент».Автор пьесы Алла Дымовская – фактически дебютант, но она использует в своей пьесе приемы публицистики и фарса, хорошо знакомые, например, по драматургии Бертольда Брехта. Так что молодой, но уже весьма известный режиссер Глеб Черепанов не стал долго ломать голову и решил разыграть «Диссидента» в манере немецкого кабаре с музыкой, песнями и пантомимой. Зрителей режиссер последовательно разместил за столиками кафе, а актеры легко перемещались по всему пространству подвала, оказываясь то на сцене, то в зрительном зале, а то и вовсе где-то под потолком.Тема спектакля для Театра Российской армии, казалось бы, спорная – о пацифистских настроениях. Но, пожалуй, где же, если не в этом театре, размышлять о войне и мире, о том, как некий герой ни за что не хочет быть призванным на войну и конфликтует с братом, который в свою очередь на войну рвется.Глеб Черепанов любит стихию театра, игры, и его новый спектакль не исключение – он прячет лица спорщиков под гримом, ярким, почти клоунским. Каждый персонаж – это карикатура, в которой можно и нужно угадать некие современные социальные клишированные образы. Главный герой Георг – инфантильный интеллектуал, как заявлено в программке, «без пяти минут профессор», в галстучке, крохотной жилеточке, по-детски капризничает по любому поводу, будь то пережаренная рыба или свобода личности. Актер Евгений Безбог не щадит своего персонажа – так безнадежно жалок этот пацифист. Его брат и оппонент Фредерик тоже маска – рубаха-парень, беспрерывно подпрыгивающий от избытка бодрости и позитива. Этот персонаж в исполнении Дениса Кутузова куда симпатичнее Георга, но за него вдвойне страшно. Улыбка, крепко прилипшая к лицу Фредерика, не дает ему времени подумать над словами брата «на войне убивают».Пожалуй, самая жуткая маска в этой клоунской компании – это универсальный образ священника, монаха Мартина. Лицо у него выбелено, как и у всех действующих лиц, но худая долговязая фигура и бритая голова актера Романа Радова делают его похожим на персонаж фильма Ингмара Бергмана «Седьмая печать» по имени Смерть. Мартин, конечно, не так страшен, скорее жалок, но всячески поддерживает войну, то бишь отправляет на встречу со смертью.Равноправными участниками спектакля стали музыканты – трио под руководством композитора Олега Васенина. Именно вкрадчивое и прерывистое звучание контрабаса, баяна и клавишных придавало внешне феерическому и яркому представлению атмосферу тревоги. Потому что война в любом случае покажет свой оскал, который в клоунском гриме выглядит еще страшнее. Что и говорить, в наше политически взрывоопасное время «Диссидент» звучит сверхактуально.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту