Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Муштра не нужна никому. Но знание азов военной подготовки в жизни пригодится

Учительская газета, №51 от 16 декабря 2003. Читать номер
Автор:

Как известно, Государственная Дума в первом чтении приняла законопроект о поправках в законы «О воинской обязанности и военной службе» и «Об образовании». В связи с этим в обществе поползли слухи о том, что в школу под барабанный бой хотят загнать одним своим названием пугающий многих родителей и учителей предмет НВП. Сегодня мы хотим поговорить о том, какие навыки и умения, связанные с военной подготовкой, дети должны получить, покидая школьную скамью.

Какой результат хочет получить государство от введения в школе основ военной подготовки и каким ему быть – отдельным предметом, курсом, совмещенным с ОБЖ, или факультативом? На эти и другие вопросы постарались ответить участники нашего «круглого стола».

Виктор БОЛОТОВ, первый заместитель министра образования РФ:

– В Законе «О воинской обязанности и военной службе» школьному образованию предписано заниматься не НВП, а подготовкой к прохождению военной службы. Всем российским гражданам необходимо знать о тех обязанностях, которые прописаны в Конституции. Ни у кого нет сомнения в том, что старшеклассник должен представлять себе устройство Российских Вооруженных Сил, ведь армия была, есть и будет неотъемлемой частью нашего государства. Помимо настоящего законопроекта существует ряд нормативных актов Минобразования и Минобороны. Мы договорились, что в курсе ОБЖ отдельным разделом будет изучаться история Российской армии, строение Вооруженных Сил. В советские времена на уроках НВП изучали не только устройство автомата Калашникова, но и элементы гражданской обороны, учили детей поведению в экстремальных ситуациях. У нас определены пятидневные сборы, чтобы подростки могли подержать в руках автомат, поездить в БТРе, поесть из солдатского котелка. Напомню, что в нашем совместном документе есть два основания для того, чтобы уклониться от сборов, во-первых, по состоянию здоровья, во-вторых, по религиозным соображениям. Я думаю, что поднятый шум вокруг законопроекта во многом был предвыборным шагом. Нас вдруг стали пугать военной формой и автоматом Калашникова. Я хочу сказать, что автоматы, даже если очень захотим, мы не сможем вернуть в школу. Это нереально. Изучение основ военной службы ни в коем случае не стоит связывать с милитаризацией и поиском врага. Главное, чтобы Минобороны и его структуры, Минобразование, органы управления образованием и школы смогли осмысленно решить эту проблему.

Александр ШИШЛОВ, председатель Комитета по образованию и науке Государственной Думы РФ предыдущего созыва:

– Я во многом согласен с Виктором Александровичем, но, на мой взгляд, ситуация далеко не безобидная. Если смотреть с правовой точки зрения, то в коллизии между Законом «Об образовании» и Законом «О воинской обязанности и военной службе» ничего страшного нет. В данном случае приоритет имеет Закон «Об образовании», что и подтверждается жизнью. Все совместные и раздельные подзаконные акты, которые выпускались Минобразованием и Минобороны, исходили именно из того, что подготовка к военной службе должна проводиться с учетом ограничений по состоянию здоровья и религиозным убеждениям. Почему эту поправку многие восприняли как признак милитаризации? По очень простой причине. Авторы пытались замаскировать содержательный характер и ввести всех в заблуждение. Изъятие факультативности и обязательств финансирования и включение обязательных военных сборов для всех юношей без исключения – это уже не просто техническая поправка, а редактирование действующей статьи Закона «Об образовании». Конечно же, школьники должны представлять, как устроена армия, как проходит воинская служба. Да, нужно укреплять физическое здоровье детей и учить их правильно вести себя в чрезвычайных ситуациях. С этим никто не спорит. Но для этого у нас есть курс ОБЖ, в котором рассматривается много вопросов, касающихся военной службы. Если мы хотим, чтобы дети были здоровыми, то об этом надо думать на физкультуре, в спортивных школах. Если мы хотим воспитывать чувство патриотизма, то давайте это делать на примерах истории, водить детей в военные музеи. Давайте проводить военную реформу, потому что сейчас для всех очевидно, что будущее – за контрактной армией.

Полковник Евгений БУРДИНСКИЙ, начальник отдела Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба Вооруженных Сил РФ:

– Начнем с того, что Закон «Об образовании» принят в 1992 году, а Закон «О воинской обязанности и военной службе» – в 1998-м, значит, их необходимо привести в соответствие. По законопроекту, который обсуждается, у нас нет никаких разногласий с Министерством образования. Не знаю, почему нас пытаются ударить лбами. То, что законопроект не влечет за собой никакой финансовой основы, совершенно очевидно. В постановлении Правительства № 157 от 2001 года говорится о том, что финансирование образовательных учреждений в подготовке граждан к основам военной службы происходит из бюджетов субъектов РФ, но деньги выделяются из федерального бюджета. В законопроекте сказано, что «подготовка граждан к военной службе в образовательных учреждениях осуществляется в соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе». Ни в этом законе, ни в законопроекте, который предлагается, нет ни слова о том, что НВП должна быть отдельным предметом.

Что касается сборов, то они по сути своей не военные, а учебные. Это совершенно разные вещи. На военные сборы призываются военнообязанные, где совершенствуют свои навыки по военно-учетным специальностям. На учебных сборах старшеклассники знакомятся со стрельбой, с бытом военнослужащих. Мне непонятна истерия, которая раздувается в СМИ по поводу их проведения.

В этом учебном году сборы прошли более 800 тысяч школьников. Эта подготовка включает в себя получение начальных знаний в области обороны, подготовку по основам военной службы, лечебно-оздоровительные мероприятия, медицинское обследование и подготовку по военно-учетным специальностям. Так вот подготовка по военно-учетным специальностям проводится из средств Министерства обороны по направлению военкоматов только тех учеников, которые заканчивают школу и находятся в призывном возрасте. Мы хотели бы, чтобы школьникам объясняли преимущества военной службы, что такое альтернативная гражданская служба. Пусть ребята приедут и посмотрят на быт военнослужащих. Парни сами увидят и поймут, вынесут они тяготы службы или нет. Они должны знать, что это такое.

Если кто-то думает, что такие сборы устраиваются только в нашей стране, то глубоко заблуждается. Мы хорошо изучили зарубежный опыт. Во Франции обязательная подготовка молодежи к военной службе существует в учебной программе школ. На сборы привлекаются не только юноши, но и девушки. За четыре недели девушки могут получить военно-учетную специальность, что дает льготы при поступлении в вуз. Возьмем школы Израиля. Один день в месяц там посвящается подготовке к военной службе. Китай вообще взял за основу всю начальную военную подготовку СССР. В других государствах на это тратятся миллионы долларов. Да, в США подготовка молодежи к военной службе добровольная, но там есть финансы, которые позволяют ее организовать. К тому же в 1999 году в США принята программа подготовки молодежи к военной службе. При контрактной армии выделяется 50 миллионов долларов на то, чтобы ежегодно открывались 50 новых дополнительных курсов. Вот вам отношение государства к подготовке молодежи.

Александр ШИШЛОВ:

– Вы сказали, что после принятия этого закона ничего не изменится. Зачем же тогда его вносить? Зачем тратить деньги на опубликование закона, который не несет правовых последствий? Но вся проблема в том, что это не так. Я вынужден сделать некоторые уточнения. Федеральные средства на проведение военных сборов не выделялись. У меня есть справка. Возьмите любой бланк военных сборов, утвержденный главой администрации любого муниципалитета. Там есть строевая подготовка, суточный наряд, там совсем все не так, как вы говорите. Зачем людей вводить в заблуждение? Сегодня сборы для школьников в соответствии с Законом «Об образовании» на факультативной основе, с согласия детей и родителей, а завтра, если этот закон будет принят, сборы будут обязательными для всех учеников.

Владимир ГАРМАШ, директор московской школы-лаборатории №760:

– Никто не сомневается, что армия нужна. Но сегодня вся проблема в том, что парни не хотят служить. Здесь, на мой взгляд, две основные причины. Первая – это отсутствие мотивации, вторая – отсутствие смысла. Все это вытекает из позиции государства, которая выражается по отношению к армии, к солдату. В обществе часто слышится вопрос – что мы собственно собираемся защищать. В моем понимании формирование человека должно происходить намного раньше, чем в старшей школе. Мужчина должен быть воином. Какой смысл я вкладываю в это понятие? Воин – это в первую очередь хороший отец. Он должен быть сориентирован на семью, на рождение и воспитание детей. Это очень важно. Тогда все у человека приобретает исторический смысл. Он понимает, что и зачем защищать. Современная ситуация очень непростая. В Москве из четырех заключенных браков в течение года распадаются три. Институт семьи практически утрачен.

Если говорить о сборах, то мы обеими руками за то, чтобы подростки посмотрели, как живет армия. Но можно идти и по другому пути. Например, в нашей школе действует поисковый отряд, который участвует в Международной вахте памяти под Вязьмой в Смоленской области. За шесть лет ребята перезахоронили прах более 250 солдат Великой Отечественной.

Евгений БУРДИНСКИЙ:

– Я могу с уверенностью сказать, что, например, Липецкая область, Ставропольский край проведение сборов не прекращали. В отдельных районах Ставрополья помимо пятидневных сборов проводятся еще и трехдневные. Это происходит по инициативе детей, родителей и руководителей образовательных учреждений. Сборы не всегда проходят на базе воинских частей, они устраиваются в спортивных лагерях, на базе опорных школ. Мы за качество подготовки и за то, чтобы не было принудиловки.

Полковник Виктор СТЕКОЛЬНИКОВ, начальник группы

5-го управления (военного образования) Главного управления кадров Министерства обороны РФ:

– Мы не говорим о начальной военной подготовке. Речь идет о подготовке граждан к военной службе и о том, что они должны выполнить свой конституционный долг. Выше Конституции в нашей стране законов нет. Для того чтобы гражданин защищал Родину, он должен уметь это делать. Это не говорит о том, что школу нужно превратить в казарму. Я отвечаю за образовательный процесс. Нас устраивает нынешняя программа по ОБЖ и раздел подготовки к военной службе. Мы говорим не о форме, а о содержании и его наполнении. Сегодня получается, что существуют два федеральных закона, которые несколько противоречат друг другу.

Возвращаюсь к совместному приказу министра образования и министра обороны, который предполагает проведение учебных сборов. Мы, подчиненные, не можем обсуждать приказ, а должны его выполнить. А также делиться опытом, у кого эти сборы лучше проводятся. Разговор не об оружии. Не нужно ребенку стрелять из боевого оружия. Существуют разборный макет автомата Калашникова. Это игрушка, стреляющая пневматическими патронами. Школьнику вполне достаточно и этого. Здесь нет никакой милитаризации. Я поддерживаю Владимира Юрьевича в том, что мужчина должен быть воином. А воин – понятие широкое.

Ирина ЩЕРБО, директор московской школы №1071:

– Я 26 лет отслужила в армии рядом с мужем. Из своего житейского опыта и опыта супруга могу сказать, что курс молодого бойца делает все, что необходимо для постижения азов воинской службы. В советской школе предмет НВП опирался на идеологию, но его внутреннее содержание явно страдало. Я как директор боюсь, что в школу может прийти что-то похожее на начальную военную подготовку советского образца. Почему? Потому что, не будем закрывать глаза на факты, между семьей и армией сегодня существует очень серьезный конфликт. Боюсь, он может перерасти в конфликт между семьей и школой. Я думаю, нужно не привносить что-то новое, а придавать качество тому, что есть. Говорят, надо познакомить детей с устройством армии. Это вполне можно делать на истории, обществознании, физкультуре.

Военные говорят о сборах. Но как в реальности они проходят? Дети утром выезжают из школы, а к обеду возвращаются. Почему? Да потому что нет базы, нет финансирования ни со стороны Министерства обороны, ни со стороны Министерства образования. Даже на кашу нет денег. Школьники едут на сборы со своими бутербродами и с чаем в термосе.

О преподавательских кадрах. Дорогие мои военные, вы меня извините, но их практически нет. В нашей школе ОБЖ преподают женщины, учителя физкультуры, которым мы этот предмет навязали. Я несколько лет не могла найти учителя ОБЖ. Обратилась за помощью в военкомат. Мне прислали список из 46 отставников. Ни один из них, услышав о зарплате, не согласился идти в школу.

Главный редактор «Учительской газеты»

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ:

– Мне кажется, было бы очень хорошо, если бы педагогическое сообщество, Министерство образования и Министерство обороны, депутаты и сенаторы договорились о том, что нужна целевая федеральная программа подготовки молодежи к службе в армии. В ней должны быть прописаны комплексные мероприятия, проводимые разными ведомствами, в том числе и в содержании учебных дисциплин, таких, как ОБЖ, история, обществознание, физическая культура. Очень важен и вопрос кадров. Мне бы очень хотелось, чтобы в школу пришли не только отставники, но и молодые офицеры, по каким-либо причинам ушедшие из армии и для которых работа с подростками была бы не просто зарабатыванием куска хлеба.

Михаил БОНДАРЕВ

Более подробный отчет о «круглом столе» опубликован в еженедельном приложении к «УГ» «Военное образование», №49 за 2003 год


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту