Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Мстислав ЗАПАШНЫЙ: Дайте нам средства, как у Cirque Du Soleil, и мы сделаем лучше!

Учительская газета, №09 от 26 февраля 2013. Читать номер
Автор:

В Омском цирке начались гастроли цирка Мстислава Запашного с новой программой «Триумф XXI века». Дрессировщик представляет зрителям свой аттракцион с тиграми, балансирующими на зеркальных шарах, который не раз завоевывал награды самых престижных международных цирковых фестивалей. Дикие животные выполняют сложные трюки и даже поднимаются под купол цирка вместе с дрессировщиком. С Омском Запашного связывает многое – народный артист России здесь учился, и даже зеркальные шары для его знаменитого аттракциона были изготовлены омскими специалистами.

– Правда, что номер «Тигры на зеркальных шарах» ваш отец Мстислав Михайлович Запашный увидел во сне?- Да, приснился он ему. Но отец же все время думал: чертил, рисовал, как это должно быть. Хотел оставить мне творческое наследство. Это не просто достижение дрессуры, это достижение науки и техники. Первым в пробный шар залез именно я. Когда тигра заставили запрыгнуть на шар, он с силой оттолкнул его задними лапами, и шар вместе со мной полетел в другой конец манежа. Остался цел чудом. Помогла наука, конкретно – омские оборонщики. Принцип шара – ванька-встанька, в механизм встроены колеса, редукционная система, там стоят двигатели, аккумуляторы. Шар имеет одну точку опоры. Когда животное двигается, шар начинает двигаться в ту сторону, куда смещается тигр. Эти внутренние «мозги» делают так, чтобы шар не развивал большую скорость. Это очень сложно было сделать. Я пять лет прилетал сюда, в Омск, разработчики делали механизмы, но во время испытаний на манеже они горели. Инженеры начинали все заново, говорили, что легче было с космосом работать, чем сделать для Запашного эти «мозги». Но сделали. Пользуясь случаем, хочу пригласить конструкторов на спектакль.- Оказывается, вы окончили Омский институт физкультуры?- С Омском много связано. Омск как родной город. Отец здесь много работал на гастролях. Я здесь учился в школе в 16-м военном городке. Потом поступил в институт. Уехал за границу, там работал несколько лет, брал академический отпуск, потом наконец окончил Омский государственный институт физической культуры.- Мстислав Мстиславович, вы принадлежите к старейшей цирковой династии, в четвертом поколении. Династия – это хорошо или плохо? Ведь дома и на работе разговор наверняка только о цирке?- Нет, дома мы стараемся о цирке не говорить, говорим о жизни. Хотя работа занимает практически все время.- Шутят, что вы и на свет-то появились чуть ли не в опилках?- Практически. Я родился в Новороссийске, на гастролях. Родители работали в настоящем шапито, где были опилочные манежи. Это 1967 год. Из роддома меня привезли в цирк, и дальше я поехал с родителями – с грудного возраста – гастролировать.- Что дал вам отец?- Он научил меня прежде всего работать, жить. Думать, что ты делаешь, думать, как ты это делаешь. Требовательности к себе, потому что если ты руководитель, то должен сам все уметь, прежде чем спрашивать с людей. Дедушка по материнской линии – военный – научил меня дисциплине.- Чем вас покорил жанр дрессуры? Насколько мне известно, вы пробовали себя в самых разных видах циркового искусства?- Считается, что дрессура – это высшая ступень циркового искусства, я начинал с нуля, прошел все жанры, включая клоунаду, и дошел до дрессуры хищников. Работал с отцом, с мамой… Мне нравится моя работа.- Если бы в вашей семье не было дрессировщиков, стали бы вы тогда работать в цирке? Насколько мнение родителей повлияло на ваш выбор?- Однозначно ответить трудно. Возможно, да. Возможно, нет. Что касается мнения родителей, то у нас в семье было правило: никто никого не заставлял. Мы сами мечтали, чтобы нас взяли в цирк. Самым большим наказанием для меня было, когда меня не пускали в цирк за тройку, я должен был сначала исправить оценку. В то же время я думаю, что родители вправе влиять на судьбу своих детей. Их надо направлять, поддерживать. Но не давить. Это так же, как с животными…- С двоюродными братьями – Эдгаром и Аскольдом Запашными – встречаетесь?- Очень редко, больше общаемся по телефону. У нас две большие программы, в одном цирке нам даже физически разместиться очень сложно. Чаще всего встречаемся в Москве.- Ваши дети, судя по Ярославу, тоже любят цирк?- Мои дети разные. У меня их шестеро, я очень богатый папа. Ярослав вернулся из армии и сразу пришел в цирк. Младший, пятилетний, играет главную роль в цирковом детском спектакле «Волшебная лампа Алладина». А средняя дочь Валерия свое будущее связала с гостиничным бизнесом. Останутся ли мои ребята в цирке, покажет жизнь, но я очень на это надеюсь.- А если бы ваши дети были против того, чтобы вы работали с тиграми?- Ради детей я бы смог отказаться от работы дрессировщика. Да и не только от нее. Ради детей я бы смог отказаться от многого. Но, к счастью, моя семья не просит меня об этом.- В декабре прошлого года у дрессировщиков Багдасаровых один за другим погибли семь молодых тигров. Дрессировщики говорят, что зверей потравили завистники. Может такое быть?- Я считаю, что это варварство, если тигров действительно отравили. Пострадали совершенно невинные животные. О Багдасаровых слышал только хорошее, и того, что у них случилось, не пожелаю никому. Мы стараемся своих животных беречь. У нас своя охрана. Наверное, бывают подонки, которые готовы пойти на убийство, чтобы насолить кому-то.- В Омске полные залы. Даже цены не смущают людей…- Кроме шаров, уже известного номера, мы привезли совершенно новую программу, ей нет аналогов в мире. В первом отделении акробаты, гимнасты, на колесе смелости выступает мой сын Ярослав. Номер он подготовил недавно, премьера состоялась в Челябинске. Ярослав акробат, но, думаю, скоро начнет дрессировать хищных животных и заменит отца. Уже заходит в клетку к тиграм. В первом же отделении у нас выступают лошади, сенбернары, во втором – тигры. Это молодые артисты, «старичков», которых мы показывали в Омске семь лет назад, уже нет, они на пенсии.- А где вы берете молодых артистов? Цирковые тигры размножаются?- Новых актеров-тигров мы берем в зоопарке. Но недавно у моих воспитанников родились свои тигрята, белые. Это очень большая редкость не только для цирка.- Какова судьба ваших зверей-артистов после выхода на пенсию?- Мы можем работать до 22-23 лет, столько, сколько живет тигр. Но так же, как и у людей, чем старше становится животное, тем тяжелее ему двигаться. Поэтому мои тигры на пенсии живут не в зооцирках, а под Геленджиком у моих друзей, им в горах строят вольеры. Дышат морским и горным воздухом и доживают свой век. У каждого пенсионера на вольере есть специальная табличка о том, что он работал в цирке Мстислава Запашного.- Наверное, тигров надо бить, чтобы слушались?- Нет. Так же, как детей. Тигры тоже мои дети, маленькие дети. Именно поэтому я никогда их не бью кнутом, я их наказываю, наказываю вовремя. Мои тигры меня не боятся, они не прячутся, не убегают от меня. Но, увы, дрессировщики бывают разные. В семье не без урода, нельзя всех под одну гребенку. Я использую голосовые команды, поощрительные команды, а для наказания – легкие бамбуковые палки. Животных в первую очередь надо любить!- Мстислав Мстиславович, что вам больше всего нравится в тиграх?- Тигр – это король, царь зверей, меня восхищают в первую очередь именно его красота, мощь, сила. Мне нравится, что они очень умные. Иногда, когда им лень тренироваться, они прячутся за шары: лягут, притаятся, одни ушки торчат. Наверное, думают, что их не видно. Я в таких случаях подыгрываю им, начинаю искать.- Бывало ли, что тигры во время представления выходили из-под контроля?- Любое животное непредсказуемо, надо понимать, что зверь в любую минуту может сотворить какую-нибудь бяку. Не так давно на выступлении в Ярославле два самца начали выяснять отношения между собой прямо на арене. Сцепились насмерть. Подбежали мои помощники, но это особо не помогло, пришлось в прямом смысле слова вставать между ними. К счастью, все обошлось, никто не пострадал – ни артисты, ни тигры. На меня, к счастью, тигры не нападали, возможно, потому, что я всегда очень осторожен, стараюсь контролировать ситуацию. Не зря говорят – береженого Бог бережет. Но у меня три шрама. Два на руке и один на голове. На руке – это еще с молодости. Решил пополоскать рот тигру, сунул ему руку в пасть, а там пять ножей. На голове шрам получил, когда работал с аттракционом «Слоны и тигры». Тигрица должна была запрыгнуть на слона сзади и кататься на нем. Но тигрица неожиданно пошла на слона спереди. А слон самое пугливое на свете животное. Представляете, если бы пять тонн испугались! Снес бы все на своем пути. Я закрыл слона собой, и она прыгнула через меня, наступив мне на голову. К счастью, вовремя отреагировал и резко упал, не дал ей возможности опереться. Только благодаря этому на моей голове есть скальп. На слона, она, к счастью, все же не попала.- Не бывает страшно заходить в клетку, особенно после таких случаев?- Как говорил всегда отец: страшно выходить из клетки. В страшном мире мы живем. Настолько трудно быть здесь нормальным, порядочным человеком. А там, в клетке, я прекрасно себя чувствую. Я знаю, что они тигры, что они хищники, что могут напасть на меня со спины, я к этому готов. А в жизни, вне клетки, мы ничего не можем гарантировать. Порой в клетке лучше, чем снаружи. Думаю, что я для своих тигров вожак стаи. Мы с ними одной крови, но я старше.- А вы видели тигров в дикой природе? Как вы думаете, смогли бы усмирить такого хищника?- В 2009 году я работал во Владивостоке, ездил на рыбалку, в тайгу. Нас возил местный егерь, бывалый охотник. Так вот мы с ним обсуждали этот вопрос. Хорошо помню, как он сказал, что в тайге с тигром лучше не встречаться, и рассказал множество историй о том, как умело тигры путают следы и заманивают жертву в свои лапы. Именно поэтому теперь я никому не рекомендовал бы встретиться с тигром на лоне дикой природы.- Вы поднимаетесь с тигром под купол цирка. Как думаете, ему страшно?- Это надо у него спросить. Мне страшно. Я немного боюсь высоты. Но мне страшно и за тигра. Был случай, когда неправильно включили шар, по которому мы идем, и тигрица упала с одиннадцатиметровой высоты.- Мстислав Мстиславович, в последнее время в России возродился интерес к цирку, возможно, толчком стало шоу «Цирк со звездами»? Как вы считаете?- Все, что показывает телевидение, – это мыльные пузыри. Цирк был, есть и будет. Это самое живое искусство. Здесь невозможно обмануть зрителя, за исключением иллюзии. Но и иллюзия – это красивый обман, преднамеренный. А остальное все вживую. Мы стараемся работать всегда с оркестром. Невозможно акробату сделать сальто заочно, он же не певец, который может спеть под фонограмму, а публика все равно заплатит ему за билет. В цирке все по-настоящему. Для того чтобы выйти на манеж и отработать 5, 10, 20 минут, человек трудится, репетирует неделями. Здесь работают профессионалы. А оценивает их самый сложный, самый требовательный зритель – дети. И когда видишь улыбку детей, видишь, что им понравилось, это самая большая награда для артиста. Это показатель.- Как вы думаете, когда-нибудь цирк России станет похож на Cirque Du Soleil?- Я не считаю, что Cirque Du Soleil – это верх циркового искусства. Да, это хорошие трюки, хорошие костюмы. Но это все просто шоу, театр, если хотите! Я смотрел все их спектакли, но от них устаешь. Цирк – это то, что есть у нас в России: манеж, лошади, собаки, медведи, тигры наконец. Вот настоящий цирк! Сейчас постоянно появляются новые программы, новые трюки. Чего нам не хватает, так это финансирования, которое есть у Cirque Du Soleil. Дайте нам такие деньги, и мы сделаем лучше, чем у них!Омск


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту