Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Можно ли выиграть мир? Война – болезнь вроде тифа

Учительская газета, №02 от 13 января 2015. Читать номер
Автор:

Меня взволновала статья Ольги Мариничевой «Осень нашей Весны, или Можно ли выиграть мир?» (см. «УГ» от 4 ноября 2014 года). На вопрос, можно ли выиграть мир, я бы ответил так: мир (в смысле «отсутствие войны») можно либо периодически выигрывать, либо периодически проигрывать. Мир – это не что-то раз и навсегда данное, но среда, которую человек должен постоянно развивать. Но для этого развития нужно осознать некоторые вещи.

Мой главный тезис на первый взгляд может показаться многим банальным: мир – это противоположность войне, гуманизм – это противоположность милитаризму. Очень часто мы под словом «мир» понимаем некую передышку перед войной. «Si vis pacem, para bellum» («Если хочешь мира, готовься к войне») – гласит латинское крылатое выражение. Война в этом афоризме выступает в качестве условия мира, а мир – в качестве плацдарма для ведения войны. То есть война и мир обусловливают друг друга. Такой подход ведет к милитаризации сознания и как следствие к непрерывной череде войн. В противовес латинскому афоризму я считаю, что у мира и войны нет ничего общего. Мир – это цельное, самодостаточное явление. Мы можем сравнить мир со здоровым организмом человека, а война – это паразит, который питается нашими здоровыми клетками. Примерно так понимал войну французский писатель Антуан де Сент-Экзюпери, который писал: «Война – это не подвиг. Война – болезнь вроде тифа». Нужна ли для жизни здорового организма раковая опухоль? Не думаю. А вот для развития рака здоровые клетки ой как необходимы! Милитаризм живет за счет подпитки со стороны гуманизма. Образ войны, который наши дети получают на уроках истории или на классных часах, – это гуманная война. Это война, где постоянно происходят подвиги, где генералы ратуют только за дело победы и уж в самую последнюю очередь за свои жизни. Война – это мужество, отвага, доблесть, на войне становятся настоящими мужчинами! Парень только и ждет, где бы ему повоевать и доказать свою мужественность. И вот война в Восточной Украине. Месяц назад я ехал в такси с двумя подростками (8-9-й класс), и они задали мне вопрос: «Какую сторону вы поддерживаете в украинском конфликте: ополченцев или силовиков?» Я ответил, что никакую, так как выступаю против любых военных действий. И тогда ребята мне с вдохновением сказали, что они мечтали бы попасть в ополчение и воевать с «уродами-хохлами». Я думаю, что такое милитаризованное сознание сейчас у большинства российских школьников, так как все они очень много времени проводят за просмотром телевизора, по которому постоянно муссируются события украинского конфликта. И уроки истории в школе взращивают в головах подростков такое героическое отношение к войне. Чем это опасно для общества? Во-первых, тем, что большинство юношей, которые участвуют в вооруженном конфликте, либо возвращаются домой «грузом-200», либо приходят в свои семьи со сломанной психикой, мало приспособленной для жизни в гражданском обществе. Тот, кто откровенно разговаривал с женами участников афганской или чеченских войн, знают, как трудно им порой бывает выносить срывы мужей, которые происходят в так называемые периоды обострения. Участие в боевых действиях навсегда калечит сознание, а нередко и тело солдата. Навсегда, до конца жизни человека! Во-вторых, милитаризм – это всегда идеология. Идеология – это своеобразный идейный конструкт, мысленный идол, который требует к себе особого, божественного, почтения. Идола всегда можно как-то подкрасить, можно повернуть его к смотрящему на него самой выгодной стороной. Но внутри этот идол пуст. Идолом очень удобно манипулировать в угоду его создателям, именно поэтому власти предержащие и создают периодически различные варианты идолов. Но ведь идол оболванивает, сводит все многообразие жизни к простым ритуалам. Неужели наш народ (да ладно уж народ, но учителя истории!) не помнит, к каким репрессиям привело поклонение идолу ленинизма-сталинизма советское общество 1920-1950-х годов? А ведь советский коммунизм – это не что иное, как идеология. Нормальный человек, если ему дать в руки автомат и сказать, что он должен пойти и расстрелять соседа, ужаснется этой мысли. Но если его напичкать идеологией, объяснить, какой сосед негодяй и насильник, и что если соседа вовремя не убить, то он сам убьет тебя, вот тогда, боюсь, многие пойдут и совершат преступление. Именно такая идеология за последнее время насаждается с экранов наших телевизоров. А все это берет свое начало с патриотического (а в основном милитаризированного) воспитания в школе, с уроков истории. Учителя истории, обычно не отдавая себе в этом отчета, активно работают на формирование военизированного сознания учеников. Посмотрите внимательно, какие изображения висят в кабинетах истории? Правильно, изображения полководцев! Единицы школьников знают, кто такой Д.С.Лихачев или Н.И.Вавилов, зато имена Александра Невского или Г.К.Жукова знают все. Ученый – это так себе, а вот военный – это круто! Большинство материала по курсам истории вращается вокруг того или иного военного конфликта. В каждой школе на стенах висят фотографии участников Великой Отечественной войны и ни в одной школе (за редким-редким исключением, которого я не знаю) нет стенда, посвященного памяти жертв политических репрессий. А ведь в каждом селе или городе были репрессированные, но про них просто забыли. А про военных помнят. Милитаризм перевешивает гуманизм!Как же быть тем педагогам, которые хотят развивать гуманное общество? Для начала постараться сделать так, чтобы на уроках истории объем военного материала не перевешивал материал повседневности, жизни простого человека. Борис Пастернак, например, считал, что «свет повседневности» – это и есть «правда жизни». Главный герой романа «Доктор Живаго» проходит сквозь жестокий XX век, сохраняя этот свет. Юрий Живаго живет в мире насилия, царящего вокруг, но он не заражен этим насилием. Живаго, как и Андрей Горчаков, герой фильма Тарковского «Ностальгия», проносит сквозь безводный бассейн бытия свечу своей жизни, не давая ей быть погашенной внешними обстоятельствами и внутренними страхами. Далее учителю истории следует чаще обращаться к изучению со школьниками европейской культуры во всех ее проявлениях. Европейская культура (а классическая русская культура – Пушкин, Достоевский, Толстой – это тоже часть европейской в широком смысле этого слова) гуманна по своей сути. Так, живопись Брейгеля, Рембрандта, Гойи полна любви и сострадания к человеку. Я бы рекомендовал широко исследовать со школьниками культуру Европы и России XIX и XX веков, так как во многом мы являемся наследниками этой культуры.На уроках истории в 9-х и 11-х классах, когда школьники изучают XX век, для развития гуманности стоило бы обратиться к опыту людей, переживших лагеря. Среди отечественных писателей это Солженицын, Лихачев, Шаламов, среди зарубежных – Примо Леви или Анна Франк (Франк погибла в лагере смерти, но ее дневники бессмертны). Что помогло им выжить в ужасающих условиях лагеря? Как они смогли не потерять себя и сохранить свое лицо? Очень проницательно на эту тему говорил Филоненко, доцент кафедры теории культуры и философии науки философского факультета Харьковского национального университета им. В.Н.Каразина, в своем выступлении на международной конференции «Память. Прощение. Примирение» (22 марта 2013 г.). Александр Семенович предложил говорить о репрессиях, холокосте или войне таким образом, чтобы в итоге ученик смог «обрести лицо истории». Не личину, а именно лицо. Все желающие могут свободно найти это выступление в YouTube. Вопросу о повествовании про страшные страницы истории XX столетия посвящен цикл лекций Филоненко «Святость и свидетельство». Лекции можно прослушать или скачать на сайте Киевского летнего богословского института (КЛБИ) (clement.kiev.ua/ru). А вообще преподавание истории XX века в школе – это отдельная большая тема, которую невозможно подробно развить в рамках данной статьи. Много интересной информации, необычные подходы к проблеме можно почерпнуть на сайте «Уроки истории. XX век» (urokiistorii.ru). Этот проект осуществляется международным историко-просветительским и правозащитным обществом «Мемориал» совместно с региональной общественной организацией «Историко-просветительское, правозащитное и благотворительное общество «Московский «Мемориал».В заключение хочу сказать, что гуманистическое преподавание истории, особенно истории XX века, – это сложная проблема, которая требует вдумчивого и взвешенного подхода к ее решению. Самый легкий способ – просто проигнорировать этот вопрос, замолчать его и оставить все как есть. Но, как писал Ницше, «все замолчанные истины становятся ядовитыми». Из этого умолчания получится яд, который отравит наше общество, и тогда колесо истории провернется еще раз, и XX век повторится снова.​Алексей ЧЕРНОВ, Рассказово, Тамбовская область


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту