search
Топ 10

Моя блокада

27 января 1944 года – день снятия блокады Ленинграда. Это особенная дата для меня. Мой отец Александр Александрович Корчагин с 1941 года был профессором и заведовал кафедрой ботанической географии географического факультета ЛГУ. Моя мама Мария Васильевна Корчагина работала на той же кафедре, в 1941 году получила звание профессора, в 1943-1944 годах заведовала кафедрой ботаники ЛГПИ.

Летом 1941 года мои родители проводили практику со студентами на учебной базе в Саблино и меня взяли с собой. Война уже шла, но никто и не подозревал, насколько она будет длинной и ужасной. Преподаватели и студенты хотели по возможности помогать фронту. Папа вспомнил, что, работая в экспедициях на Севере, он наблюдал, как охотники используют болотный мох для лечения ран и потертости ног. Поэтому студенты с утра шли на болото и собирали сфагновый мох. Затем мох обрабатывали и отправляли на передовую. Это была кропотливая и нудная работа, но все делали ее с энтузиазмом.

После возвращения из Саблино в город родители продолжали ежедневно ходить на работу в университет и меня брали с собой.

Когда людей стали эвакуировать из блокадного Ленинграда, родители наотрез отказались уезжать. Папа и мама перешли после эвакуации университета на работу в Ботанический институт. Моя мама читала лекции для ленинградцев, объясняла, какие травы можно собирать и употреблять в пищу. В блокаду на территории Ботанического института устанавливали по очереди круглосуточное дежурство сотрудников. Однажды я – мне было в то время семь лет – дежурила с кем-то из знакомых. Залезла на крышу жилого дома, и вдруг на нее упал снаряд. Не понимаю, откуда у меня взялись силы, но я столкнула его на улицу. К счастью, он не разорвался и никого не убил.

После войны под городом еще долгое время было опасно. Когда я уже училась в университете, мы после первого курса проходили ботаническую практику в Саблино. Однажды я шла по лесу и вдруг увидела огромную глыбу ржавого оттенка. Я позвала товарищей. Они подошли, окружили «камень» и вдруг закричали: «Беги! Это снаряд, беги!» Действительно, это был огромный снаряд, оставшийся после войны. Саперы приехали очень быстро и взорвали его прямо на месте. Они сказали мне, что я родилась под счастливой звездой. Если бы боеголовка дотронулась до камня, мне был бы конец.

Я продолжила дело родителей, тоже работала на географическом факультете ЛГУ, стала доцентом. Мне посчастливилось много раз ездить вместе с родителями в исследовательские экспедиции. Мои мама и папа прожили долгую достойную жизнь, они, как все, защищали наш любимый Ленинград.

Инна КОРЧАГИНА, Санкт-Петербург

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту