search
Топ 10

Московские инновации: переход от теории к практике свершился. Эксперты делают выводы

К проведению экспертизы в рамках нацпроекта в столице были привлечены, без сомнения, лучшие силы: экспертами были те, кто зарекомендовал себя как опытный педагог, управленец, ученый, общественный деятель. В экспертизе участвовали 15 гражданских организаций. Мнение экспертов стало решающим при выборе школ-победителей.

По условиям конкурса мы оценивали только документы. Конечно, это ограничивало адекватность оценки, но побывать в ста восьмидесяти школах за десять дней было невозможно. Поэтому в выигрыше оказались те образовательные учреждения, у которых более развита организационная культура и, в частности, культура оформления документов. Слово «культура» употреблено здесь не просто так, ведь речь идет не об элементарном умении составлять бумаги, а о создании условий для их правильного прочтения, понимания, о самоуважении школы к своему труду, об уважении к человеку, которому предстояло прочитать все представленные материалы. Все эксперты запомнили синие папки школ Южного округа: документы соответствовали критериям, части разделяли яркие рубрикаторы – проверять их было истинным удовольствием.

Оценивали десять комплексных показателей по десятибалльной шкале пять экспертов из разных организаций. Казалось бы, все было сделано для повышения объективности оценивания, однако экспертам пришлось непросто: например, единичные критерии были перечислены «через запятую» без указания их вклада в суммарную оценку, это давало эксперту определенную свободу, но одновременно повышало требования к его квалификации, затрудняло согласование мнений, хотя все это очень важно в условиях выборочной оценки.

Академия творческой педагогики, которую мы представляли, провела предварительное ранжирование критериев и выработала общие подходы к оценке, этим и руководствовались наши эксперты. Другие организации, вероятно, тоже разрабатывали свои правила для экспертов. Однако в этом была заложена возможная ошибка: если одна организация выставит оценки в целом ниже, чем другая, то школы окажутся в разных частях рейтинга в зависимости от того, кто их проверяет. Возможно, более подробный инструктаж экспертов смог бы решить эту проблему, к тому же было бы куда справедливее, если бы все эксперты проверяли все школы, подавшие заявки. Следует понимать, что показатели и критерии контроля оказывают влияние на цели образовательных учреждений, в определенном смысле нормируя их. Школы в первую очередь сосредоточатся на отработке именно того результата, который будет оцениваться и даст дополнительные баллы.

По условию конкурса отбор общеобразовательных учреждений предполагал прежде всего оценку того, как они внедряют инновационные образовательные программы. Но, естественно, тут возникает вопрос: а как оценить инновационность? К сожалению, далеко не все комплексные показатели работали на идею конкурса. Ярким примером служит пункт 3.3.8 «Обеспечение условий безопасности». Эксперт должен был проверить наличие договоров об охране образовательного учреждения, «тревожной кнопки», данные о травматизме, результатах различных проверок и так далее. В результате практически все претенденты у всех проверяющих получали максимальные баллы. То есть этот критерий не помогал определить лучшие инновационные школы. Хорошо, что школы заботятся о безопасности, но рациональнее было бы сделать этот критерий критерием участия и доверить его проверку техническому специалисту, освободив время эксперта для более глубокого анализа содержательных аспектов инновационной деятельности.

Программа развития образовательного учреждения и аналитическая справка должны содержать анализ исходной ситуации, обоснование необходимости того или иного нововведения, программу или проект инновационной деятельности, рефлексию ее хода и результатов. Соответственно оцениваться должны качество анализа, концептуальность, обоснованность программы, конкретность заявленных в ней задач и критериев оценки их решения, глубина рефлексии. Если их нет, то следует признать, что мы имеем дело с имитацией инновационности.

Грустно было читать: «Миссия школы – развитие субъективной реальности учащихся» (просто «Солярис»!), «у 70% выпускников начальной школы сформировано теоретическое мышление» (такое Эльконину с Давыдовым и не снилось), «в школе создана система личностно ориентированного обучения (и что там ученые мужья спорят о трудностях реализации и недостаточной проработанности концепции?).

Управленческие схемы, в которых редакция школьной газеты наряду с директором руководит учебным процессом, а заместитель по воспитательной работе одиноко парит в безвоздушном пространстве, не связанный ни с какими структурами, вызывают острое желание немедленно позвонить и пригласить администрацию на курсы повышения квалификации по вопросам управления образовательным учреждением.

Но эти примеры, к счастью, единичны, а общий уровень школ, участвовавших в конкурсе, очень высок. Предпрофильная подготовка и профильное обучение, предшкольное обучение, использование инновационных образовательных технологий, государственно-общественное управление образованием и многое другое уже прочно перешли из разряда теоретических разработок в практику московских образовательных учреждений. Ясно, что этот процесс с каждым годом будет вовлекать в свою орбиту все новых и новых сторонников.

Ольга БАТРОВА,

кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики Московского педагогического государственного университета;

Елена ЗАЧЕСОВА, преподаватель и методист кафедры открытых образовательных технологий Московского института открытого образования

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту