Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Скажу прямо...

Молчаливое согласие

Скажу прямо…
Учительская газета, №51 от 17 декабря 2019. Читать номер
Автор:

Совсем недавно я откровенно возмущался историей из города Усть-Катава, что в Челябинской области, где мать 11 лет не выпускала троих детей из дома. Они, само собой, нигде не обучались и не получали квалифицированной медицинской помощи.

После побега детей из дома мать покончила с собой. Все это случилось в начале ноября. Тогда возникло много вопросов не только в адрес контролирующих инстанций, в упор не видевших этих детей, но и отца, работавшего вахтовым методом, соседей, всех вокруг. Они будто бы вступили в молчаливый и, по сути, преступный сговор. Но, пожалуй, главное, что не укладывалось в голове, – тот факт, что все это вообще стало возможным здесь и сейчас, фактически на наших с вами глазах. А сколько всего еще скрыто от общественного внимания?

Буквально только что выяснилось, что пятилетняя абсолютно здоровая девочка всю жизнь провела в дорогостоящей московской клинике и ни разу в жизни ее не покидала. Речь о перинатальном медицинском центре «Мать и дитя» Марка Курцера, что на Севастопольском проспекте, пожалуй, главном в стране платном учреждении для будущих мам. Непростые родители на протяжении всех этих лет ежемесячно оплачивали пребывание ребенка в одноместной палате в размере 1 миллиона рублей, плюс нанятых ими же нянь, которые, сменяя одна другую, несли круглосуточное дежурство.

Позволю себе привести цитату из расследования нашей коллеги-журналистки Екатерины Гордеевой: «Она знает, что на свете есть коты, собаки, лошади, лес, море, трамвай и даже метро, но ничего этого своими глазами не видела. Самое дальнее расстояние ее путешествий – от крыльца клиники до КПП со шлагбаумом, это метров триста».

Родители настаивают на необходимости пребывания ребенка в больнице в связи с якобы имеющимися тяжелыми заболеваниями, требующими квалифицированного сопровождения, а на все вопросы и сомнения, в том числе и от ближайших родственников, отвечают: «Не лезьте в нашу семью».

И, кажется, до поры, пока за дело не взялись общественники, всех все устраивало. Даже до недавнего времени уполномоченный по правам ребенка в Москве, а ныне депутат Мосгордумы Евгений Бунимович неожиданно встал на сторону родителей.

«Нарушений прав ребенка я тут не вижу: условия, в которых живет девочка, более чем удовлетворительные. Главное право ребенка – право на жизнь – не нарушено. Тогда о чем говорить?» – в частности, заявил он.

После шумихи в СМИ общественность хоть немного спохватилась. Клиника разорвала контракт с родителями и перестала принимать оплату, органы опеки наконец заявили о намерении подать иск против родителей об ограничении их в родительских правах, а в случае выявления дополнительных обстоятельств и вовсе об их лишении.

Казалось бы, дело сдвинулось с мертвой точки, но обеспеченные и, видимо, очень влиятельные родители обратились к Уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка Анне Кузнецовой.

По словам детского омбудсмена, родители девочки «все обязательства исполняют и заботятся о своем ребенке». Саму семью она охарактеризовала как «обеспеченную, многодетную, полную», а мать – как испытывающую «искреннюю тревогу» за здоровье ребенка.

И все это на фоне заявлений психологов о том, что такой образ жизни девочки приводит к сенсорной, двигательной и эмоциональной депривации.

Честное слово, не устаешь удивляться! С одной стороны, своя рубаха всегда ближе к телу. И даже упади человек замертво среди городской толпы, найдутся, вы сами знаете, те, кто обойдет стороной. Чужая беда, вдруг без спроса врывающаяся в твои будни.
Права каждого человека священны, но, когда дело касается нарушений в отношении детей, включаться должны все и сразу.

Узнаешь о таких историях – начинаешь нервничать, думать, как помочь, кому-то звонишь, куда-то пишешь. А внутри тебя нарастает тяжелый серый ком.

Помните предшественника Анны Кузнецовой Павла Астахова?

«Ну чего, как вы поплавали?» – сверкая голливудской улыбкой, поинтересовался он у детей, выживших после трагедии на Сямозере в Карелии.

Где он сейчас – этот Павел Астахов? А все у него хорошо, посмотрите в новостях.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt