search
Топ 10

Много лет жила в нем смерть Ее извлекли военные медики

Смерть таилась в нем с того памятного дня далекого 1988-го, когда начальник инженерно-саперной службы полка майор Александр Козырев взял на разминирование именно его, прапорщика Звиадаура Пирвели. Минное поле, заложенное душманами на подходе к реке и по самому руслу, давно мешало жить всем в округе. То подорвется армейская водовозка, то отара овец нарвется на спрятанный среди камней сюрприз. А последний случай был вовсе кошмарный – сразу две мины сработали в то самое время, когда, спасаясь от палящего зноя, в прохладной речушке плескались афганские ребятишки. Для пятерых “бачат” это купание стало последним, еще двое на всю жизнь остались калеками. Вот после этого случая повелители “огня и дыма”, как шутя называли сослуживцы саперов, и решили навести порядок на берегу.
Дело спорилось – работали профессионалы. Обезвреженные “итальянки” складывали в штабель. Опасной работы оставалось совсем немного, когда по каменистому пригорку вдруг ударили минометы моджахедов. Звиадаур только и успел скомандовать подчиненным:
– В укрытие!
А потом… Потом увидел: там, где упал у куста каких-то колючек Козырев – дымящаяся воронка, вокруг – обожженные лоскуты чьей-то “афганки” и кровь. Много крови. Тряхнул головой – звон. Сначала подумал: контузия. А потом, увидев собственный развороченный бок, понял: дело – труба. А вокруг кровь. Его кровь… Она продолжала фонтанчиком кропить землю вокруг.
Прапорщика Пирвели “собирали” в Кандагарском, Кабульском, Ташкентском госпиталях. Было множество операций, благодаря которым он, считавшийся поначалу безнадежным, выжил и даже остался в армии. Через некоторое время уволился в запас, работал тренером по вольной борьбе.
Шли годы, никто, даже сам Пирвели, не подозревал, что все это время в нем жила смерть. Больше десятилетия его могло взорвать изнутри не то, что от падения, а от любого неловкого (скажем, повернулся во сне с одного бока на другой) движения!
И кто знает, что было бы, не почувствуй он несколько месяцев назад ноющую боль в печени. Пошел по врачам. Те развели руками: все в порядке, дорогой, сам смотри на рентгеновские снимки, печень, да и другие внутренние органы – в норме.
Тогда он, “афганец”, направился к военным врачам, которым доверял особо. В госпитале Группы российских войск в Закавказье быстро определили: в печени могучего молодца все эти годы “дремал”… минный взрыватель! Сделанный из особого пластикового сплава, он был практически не заметен для диагностической аппаратуры. Только внимательный анализ показал опытным военным медикам, привыкшим иметь дело с “шутками” войны, что именно было скрыто за еле различимым затемнением.
Какое-то время заняли консультации с саперами, пытавшимися определить тип солидных размеров “подарка” (6 на 2,5 см) и возможность его извлечения. “Добро” на операцию, технически сложную, психологически напряженную и в своем роде уникальную, собственно, и дали саперы.
Оперировать в бронежилете и специальной защитной “сфере”, защищающей голову, полковник медицинской службы Валерий Щуренков (на снимке) отказался, хотя так, конечно же, было бы безопаснее для него. Но быть стесненным в движениях при такой операции… От бронежилетов отказалась и вся бригада – анестезиолог майор медицинской службы Александр Яковлев, операционные сестры Ламара Акопова, Лариса Ларина.
Спустя двадцать минут после начала операции минер получил из рук Щуренкова теплый, мокрый взрыватель “итальянки”.
Вот что рассказали военные медики.
Полковник медицинской службы Валерий Щуренков:
– За годы службы мне пришлось делать разные операции, но подобной этой не было и, надеюсь, не будет. Страшно ли было? Конечно. Ведь я все-таки врач, а не сапер. Но о худшем во время операции старался не думать. Хотя знал, что, если вдруг захвачу взрыватель корсангом (специальный хирургический зажим. – Прим. авт.) неудачно, достанется не только пациенту. Рад, что все закончилось хорошо.
Операционная сестра Лариса Ларина:
– Когда мне сказали, что предстоит оперировать “человека-бомбу”, я не сразу поверила. Щуренков предупредил сразу: дело – сугубо добровольное. Но я согласилась без раздумий. С таким хирургом не страшно. Хотя уже после операции было жутко смотреть на тот взрыватель, в котором, между прочим, почти 100 г тротила. А больше всего переживал мой муж – он все это время просидел в отделении.
За успешно проведенную операцию полковник медицинской службы Валерий Щуренков представлен к ордену. Узнав об этом, Пирвели сказал:
– Не наградят – отдам ему свой, “афганский”. Будет у нас один орден на двоих.
Кстати, после выписки из госпиталя “человек-бомба”, как с юмором прозвал своего пациента военный хирург, сразу вернулся в спортшколу, где продолжает тренировать мальчишек. По его словам, на борцовском ковре он теперь чувствует себя гораздо уверенней: дескать, “Проверено. Мин нет!”.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте