Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Мне было тогда 18 лет, а весила я 38 кг

УГ - Москва, №05 от 30 января 2018. Читать номер
Автор:

​Это отрывок из большого интервью с удивительной женщиной – блокадницей, радистом-краснофлотцем, участником Великой Отечественной войны. К сожалению, ее уже нет рядом с нами… Полностью интервью можно прочитать в газете «Планета 1519» за 2013 год. Ирина Владимировна АКИШИНА много лет проработала в нашей школе, следила за чистотой и порядком и всегда была большим другом нашего школьного музея «Дорога жизни».

– Ирина Владимировна, как вы узнали о начале войны?- Я жила в пригороде Ленинграда на даче. Мы с подругами шли с ночных танцев и вдруг видим, что со стороны Финляндии летят самолеты. Мы как-то сразу поняли – это не наши самолеты. Они так тревожно выли и шли так низко, что мы увидели белые кресты. Это было в 4 часа утра… А вскоре объявили, что фашистская Германия перешла нашу границу и началась война.- Какова была ваша реакция?- Мы были патриотами. Решили, что будем защищать Родину.- Расскажите, пожалуйста, о жизни во время блокады.- Сейчас день начинается так: человек просыпается, встает, умывается, завтракает, идет на работу. А тогда… Света нет, потому что нет топлива для электростанций. В маленькие железные баночки наливали керосин, вставляли фитиль из шерстяной нитки. Свет был как от маленькой свечки. Отопления не было, на улице минус 42, а в комнате – минус 40. Воды тоже не было. Не мылись. Мы жили рядом с Невой и ходили к проруби. Человек пытался набрать воды, а встать уже не мог…Город окружен немцами. Только одна дорога через Ладогу. До тех пор пока озеро не замерзло, шли баржи. Каждая пятая баржа тонула из-за бомбежек. Потом был период, когда лед на Ладоге еще не окреп. Ни баржи, ни машины не могли пройти. Три дня нам вообще ничего не подвозили…У нас были продуктовые карточки. На месяц нам полагалось 150 г крупы, 50 г масла, 50 г сахара. Но это почти не отоваривалось. Мы получали 125 г хлеба и больше ничего! Это был не совсем хлеб: бумага, опилки и чуть-чуть муки. Мы приходили домой и делили этот кусочек на три части. Одну часть клали в кружку, заливали водой, кипятили и пили. Кто съедал сразу все, тот не выживал. Вот так мы и питались.Деньги «не ходили» в Ленинграде. Что-то купить можно было только за хлеб. Для получения продуктовой карточки нужно было пойти к врачу, тот давал справку, что ты живая. Потом с этой справкой – в домоуправление за карточкой.Как-то я пришла к врачу, а он и говорит: «Может быть, недельку протянешь…» Мне было тогда 18 лет, а весила я 38 кг.- Как и когда вы стали радистом?- В 42-м году, в марте, объявили набор в военно-морскую школу. На экзамены я пришла с палочкой, и начальник школы засомневался: «А ты сможешь учиться?» Я ответила: «Конечно, смогу». Меня определили на радиста, где и проучилась 8 месяцев. Благодаря этому выжила, там нас все-таки немного кормили.Я была отличницей, и директор школы знал, что мой дом разбит, все родственники погибли, поэтому предложил остаться инструктором. Но я знала, что хочу на фронте защищать Родину. Так мы были воспитаны.- Вас призвали в действующую армию?- Нас готовили для партизанских отрядов Ленинградской области. Но приехала комиссия Краснознаменного Балтийского флота, чтобы забрать десять лучших радистов. Мы еще должны были учиться, но решили участвовать в отборе. В это время я была радистом 1-го класса, это значит, что в минуту должна была принять 120 букв (140 цифр) и записать их на слух. Я оказалась в числе отобранной десятки и стала краснофлотцем Балтийского флота.- Что такое Редут-63?- Один из первых радиолокаторов. Мы могли определить местоположение вражеских самолетов примерно за 360 км. Как только чужой самолет поднимался с аэродрома, мы уже видели его. В машине был большой экран, по которому мы следили за ним и передавали информацию зенитчикам и летчикам. По нашим координатам удавалось сбивать фашистские самолеты. Установка была настолько секретная и ценная, что за ней отправляли десантников, но нас защищала своя рота автоматчиков.- Расскажите о ваших командирах, о вашем отряде.- У нас были замечательные командиры. В отряде было 150 человек: 6 радистов, медсестра, автоматчики и те, кто обслуживал установку. Мы все были очень дружными: 6 девчонок, остальные ребята.- А как удавалось в тяжелом положении не падать духом?- Мы никогда не падали духом. Танцевали, пели песни под аккордеон, на котором играли ребята. В свободное от вахты время, конечно же.- Что для фронтовиков было источником мужества?- Мы знали, что должны защищать свою Родину. Не мыслили уехать куда-то. Мы любили свою страну. Так нас воспитывали.- Можете ли вы рассказать о подвиге, которому были свидетелем?- Там секунды решали все. Если фронт, то это уже сплошной подвиг.- Какие у вас есть награды?- Орден Отечественной войны II степени, медаль «За оборону Ленинграда», медаль «За победу над Германией» и еще юбилейные.- Какая из наград особенно для вас дорога?- «За оборону Ленинграда».- Где и как вы встретили 9 мая?- В Либаве. Я как раз сидела на вахте. И вдруг нам передают: «Победа!» Не поверили сначала, а потом повыскакивали на улицу, начали стрелять в воздух.- А что вы почувствовали?- Облегчение! Нам не верилось, что дожили до Победы.- А что бы вы посоветовали нам почитать о войне?- Владимир Войнович, Виктор Астафьев… Юрий Дольд-Михайлик «И один в поле воин». Там правдиво все…Светлана МУСИНА,выпуск 2017 года


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту