search
Топ 10

Мистический лось Надежды Крупской

Надежда Крупская была женщиной прямолинейной. ╚Содержание детской книги должно быть коммунистическое. Это не значит, что детские книжки должны только излагать программу партии и резолюции партийных съездов, но они должны давать детям те понятия, живые образы, которые помогут им стать сознательными коммунистами╩ – так писала она в статье ╚Детская книга – могущественное орудие социалистического воспитания╩ (1931 г.). А известный когда-то русский дипломат Дмитрий Герасимов, который в 1491 году выпустил первую в России рукописную книгу для детей, проще смотрел на жизнь: книга должна прежде всего учить. Его латинская грамматика, переведенная на русский язык и адаптированная для детского чтения, – прабабушка современных учебников. В предисловии к ней Герасимов обосновал мысль, что детский автор должен говорить языком, понятным ребенку. Чуть позже ╚ради скорого младенческого научения╩ первопечатник Иван Федоров выпустил азбуку, куда включил стихи, обращенные к детям и их родителям. Интересно, что без детской литературы не было бы и словарей: именно в детских книгах впервые стали давать объяснения непонятных слов.

В середине прошлого века огромной популярностью пользовались книги Анны Зонтаг. Она издала несколько сборников нравоучительных повестей и сказок. Многие были переводными. Так, детишки XIX века обязаны Анне Петровне знакомством со ╚Сказкой о маленьком Муке╩ В.Гауфа, с ╚Красной Шапочкой╩ и ╚Раулем-Синяя Борода╩ Ш.Перро. Зонтаг исходила из того, что детям нужна полезная книга, которая развивала бы нравственное и религиозное чувство, любознательность, сообщала бы полезные сведения о животных, растениях, ремеслах. Нравственные уроки она преподносила в виде наглядных примеров, обусловленных детской психологией, семейным воспитанием ребенка. Писательница предостерегала от гордости добрыми поступками, учила ответственности. Одна из самых популярных книг Анны Зонтаг – ╚Священная история для детей, выбранная из Ветхого и Нового завета╩ – вышла в 1837 году и наряду с ╚Историей в рассказах для детей╩ Александры Ишимовой воспринималась как образец воспитательного детского чтения, стала частью тогдашнего школьного образования.

У Ишимовой было непростое детство. Отца – чиновника по особым поручениям в Министерстве юстиции – сослали в 1818 году в Усть-Сысольск. Будущей писательнице, едва успевшей закончить пансион в Петербурге, было тогда лет тринадцать. Она давала частные уроки. Увлекшись Вальтером Скоттом, самостоятельно выучила английский язык. Перевела роман Фенимора Купера ╚Красный корсар╩. Неудачной оказалась попытка писательницы открыть частный пансион в Петербурге – у нее не было университетского свидетельства, подтверждающего право работать учителем. Зато ╚История России в рассказах для детей╩ принесла ей настоящую славу. ╚Вот как надобно писать╩, – отозвался об этой книге Пушкин. Сохранилось письмо Пушкина к Ишимовой, написанное в день дуэли: поэт просил сделать переводы для ╚Современника╩.

В первые годы после революции встал вопрос, что из детской литературы царской эпохи взять в советскую. Крупская обосновывала необходимость строгого отбора. Над некоторыми детскими книгами Надежда Константиновна просто недоумевала. Из доклада ╚О детской библиотеке и детской книге╩: ╚Я прочитала, например, книжку Коваленского ╚Лось и мальчик╩. Шел мальчик по лесу, заблудился, встретился ему лось, посмотрел на него понимающими глазами, вывел мальчика на опушку леса и на прощание помахал ему рогами. Ведь это мистика, ведь лучше дать ребенку книжку про волшебницу, о которой никто из ребят не подумает, что она действительно существует, а говорить о таинственном, все понимающем лосе – это чистая мистика╩.

В 1938 году Алексей Толстой высказал мысль об издании пяти томов сказок и брался редактировать их. Столь полное собрание никто не выпускал. Предполагалось, что пятый том будет включать ╚современные сказки с советской тематикой╩. Работу Толстой начал, но до конца не довел. Сегодня наибольшей популярностью пользуется его сказочная повесть ╚О золотом ключике, или Приключения Буратино╩. Среди литературоведов есть мнение, что это не просто переложение сказки итальянского писателя Коллоди, но еще пародия на современников Толстого. Карабас Барабас – это Мейерхольд, Пьеро – Вертинский или Блок. Арлекин ╚перекочевал╩ в сказку из блоковского стихотворения ╚Балаганчик╩. Слово ╚Мальвина╩ на жаргоне того времени обозначало женщину легкого поведения. Конечно, эти параллели нисколько не умаляют достоинств книги. Да и видны они только литературоведам. И то не всем.

Федор ТОННЕЕВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте